Взаимодействие общественности с правоохранительными органами в период с Х по ХІХ вв.

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Кисс С. В.

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 3. – С. 77-86.

УДК 351.74

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ОБЩЕСТВЕННОСТИ С ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ В ПЕРИОД С X ПО ХІХ ВВ.

Кисс С. В.

Крымский филиал Краснодарского университета МВД России

  • статье проведен историко-правовой анализ становления и развития института участия обще-ственности в правоохранительной деятельности на территории современной России в период от древ-нерусского государства до советского периода. Для данного периода определены характерные осо-бенности, формы и нормативно-правовое регулирование взаимодействия общественности и право-охранительных органов. Установлено, что взаимодействие правоохранительных органов с населением способствовало обеспечению правопорядка и законности, а общественность приобщалась к право-охранительной деятельности. Определено, что во времена Киевской Руси, по поручению князя, право-охранительная функция возлагалась на княжеских наместников, дружинников, мечников, туинов, при-ставов, доводчиков, праветчиков и общинников. Рассмотрены механизмы участия общественности в розыске преступников, поиске имущества, сборе и анализе доказательств. Отдельно рассмотрен пери-од реформирования и европеизации Российской империи под руководством Петра I, который ознаме-нован созданием регулярной полиции и частичным нормативным урегулированием вопроса взаимо-действия полиции с обществом и гражданами. Отдельно охарактеризована такая форма взаимодей-ствия граждан с правоохранительными органами, и в частности с полицией, как доносы, а также дея-тельность «вспомогательной полиции» (в лице старост, пятидесятских, сотских, десятских), «ночных караульщиков» и сельских общин. Проведена характеристика «Наказа чинам и служителям земской полиции» (1837) и «Временных Правил об устройстве полиции в городах и уездах губерний, по обще-му учреждению управляемых» (1862) и выделены отдельные нормы, закрепляющие полномочия и формы взаимодействия правоохранительных органов с общественностью.

Анализ становления и развития института участия общественности в правоохранительной деятель-ности в период от древнерусского государства до советского периода позволил сделать вывод, что взаимодействие между правоохранительными органами и общественностью в период с X по ХІХ вв. осуществлялось как принудительно, так и на добровольной основе и получило нормативное закрепле-ние на законодательном уровне.

Ключевые слова: правоохранительные органы, взаимодействие, общественность, общественный порядок, Русская Правда.

Изменения в современном российском социуме, его экономической и политиче-ской сферах, закономерно влияют на процесс формирования новых взаимоотноше-ний между государством, его институтами и гражданским обществом. Постоянное взаимодействие власти и общества – необходимое условие политической стабиль-ности и процветания каждого государства, в том числе и Российской Федерации, поскольку проблемы ее развития невозможно решить без поддержки общества. Только совместными усилиями можно добиться успеха, в том числе и в правоохра-нительной деятельности, поскольку регулирование отношений в сфере обеспечения общественной безопасности осуществляется не только правовыми, но и организа-ционными нормами, но и согласованным функционированием элементов конкрет-ных структур и организаций, отражающих динамический характер определенных субъектов [1, с. 115].

Успех демократических преобразований в России невозможен без надлежащего правового регулирования и практического функционирования института участия общественности в правоохранительной деятельности – одного из важнейших ин-

77

Взаимодействие общественности с правоохранительными…

струментов, способных реально и эффективно повлиять на уровень правонаруше-ний и состояние обеспечения публичного порядка в государстве. Решительные ме-ры, направленные на профилактику правонарушений и борьбу с преступностью, не приведут к кардинальному улучшению ситуации, пока усилия правоохранительных структур не получат широкой поддержки со стороны населения.

    • большинстве развитых стран мира упор в полицейской деятельности делается на профилактику правонарушений именно с привлечением представителей обще-ственности. Подобная норма закреплена и законодательством Российской Федера-ции. Так, в соответствии с Федеральным законом «О полиции», при осуществлении своей деятельности полиция взаимодействует не только с государственными инсти-тутами, но и с институтами гражданского общества (ст. 10), а результаты монито-ринга общественного мнения о деятельности полиции, а также мониторинга взаи-модействия полиции с институтами гражданского общества доводятся до обще-ственности (ст. 9) [2].

Происходящие в мире глобализационные процессы обусловливают для нашей страны необходимость улучшать взаимодействие государства и общества в процес-се реализации стоящих перед ней задач. Развитие, жизнеспособность государства и общества основывается на постоянном взаимодействии и сотрудничестве отдель-ных его индивидов, групп, сообществ для достижения общих целей, реализации ин-тересов самостоятельно или посредством членов общества или самого общества.

Человеческое общество построено на общении, взаимодействии и отношениях отдельных личностей. Развитие социального взаимодействия населения с право-охранительными органами, в том числе по обеспечению законности и правопоряд-ка, связано с историей развития человечества.

Правоохранительные органы, осуществляя деятельность по обеспечению обще-ственного порядка и борьбе с преступностью, постоянно взаимодействуют с насе-лением, общинами, отдельными лицами, как по своей инициативе, так и по инициа-тиве общественности. Невозможно осуществлять правоохранительную деятель-ность в отрыве от субъекта, ради которого она [деятельность] осуществляется. Сле-довательно, развитие взаимодействия в области правоохранительной деятельности неразрывно связано с развитием самой правоохранительной деятельности, развити-ем общества и государства.

Следует отметить, что участие общественности в охране порядка и борьбе с пре-ступностью в России имеет давнюю историю. Еще во времена Киевской Руси (Х-ХІІІ вв.) среди полномочий князя, осуществлявшего управление государством, была

  • правоохранительная функция. По поручению князя правоохранительная функция также возлагалась на княжеских наместников, дружинников, мечников, туинов, приставов, доводчиков, праветчиков, а кроме них также на общинников – свобод-ных людей из общины.
    • это время действовали нормы «Русской Правды» [3], которыми были преду-смотрены как меру наказания за преступления и правонарушения, так и отдельные алгоритмы поиска, установления виновных, в том числе с привлечением населения.

Например, для поиска пропавшей вещи и поиска преступника широко привлека-лась общественность: использовали «заклич», представлявший собой объявление в людном месте («на торгу») о факте пропажи вещи или челядина с предоставлением характеристики и описания вещи или примет челядина. Такое объявление использо-

Кисс С. В.

валось с целью розыска вещи и человека, у которого эту вещь видели. В случае, ес-ли лицо заявляло о приобретении вещи или получении другим законным способом, использовали процесс «свода» [4], а именно правило, по которому лицо должно бы-ло указать потерпевшему на лицо, у которого была приобретена эта вещь, то есть «свести» этих лиц. Лицо, которое не могло доказать законность получения вещи, признавалось виновным, вором и должно было уплатить штраф. «Если будет <свод> в одном городе, то идти истцу до конца этого свода; если будет свод по <разным> землям, то идти ему до третьего свода; а в отношении наличной <краде-ной> вещи, то третьему <ответчику> деньгами платить за наличную вещь, а с наличной вещью идти до конца свода, а истец пусть ждет остального <из пропавше-го>, а где обнаружат последнего <по своду>, то тому платить за все и штраф князю» [3].

Также широко использовали поиск преступника по «горячим следам – «гонение следа». Когда «гонение следа» приводило к конкретному лицу, то его признавали виновным, а если к общине, то община должна была выдать преступника, указать на него или на пути его поиска. Если община отказывалась, то все ее члены считались виновными [5, с. 4].

Участие общественности в виде «гонения следу» предпринималось в случае реа-лизации нескольких аспектов. Во-первых, действовать требовалось быстро и безот-лагательно. Во-вторых, «гонение следа» было возможно лишь в случаях, когда на месте преступления правонарушитель оставлял какой-либо зримый след (любой объект, который свидетельствовал о направлении бегства правонарушителя).

Кроме указанных мер, правовая система Киевской Руси предусматривала среди доказательств показания свидетелей – «видоков» и «послухов» [6, с. 34]. Правовой статус их до сих пор остается дискуссионным [6, с. 35], хотя, большинство правове-дов их различает по способу получения информации и определяют, что первые бы-ли очевидцами правонарушения или другого события (свидетель-очевидец), вторые

– что-то слышали о случившемся (свидетельство с чужих слов), или могли положи-тельно охарактеризовать истца или ответчика. Разница в показаниях свидетелей также заключалась в характере сведений, которые от них требуется сообщить су-дебному органу: видок должен был сообщить сведения о фактах, относящихся к со-вершенному противоправному деянию, а послух – охарактеризовать моральный об-лик обвиняемого и дать сведения о его репутации и образе жизни [6, с. 37]. При этом, особенность послухов являлась их репутация – то есть, как свидетельские по-казания, в современной трактовке этого понятия, принималась только информация от лиц, заслуживающих доверие, в «подтверждение доброй репутации одной из сто-

рон» [7, с. 34].

Отдельным элементом участия общественности в осуществлении правоохрани-тельной и судебной функции в период Киевской Руси следует выделить вече (в том числе и суд вече). Сформировавшись, как источник княжеской власти в период за-рождения древнерусской государственности, вече долгое время оставалось обще-ственным институтом, стоящем рядом с ней [с княжеской властью] – как «две вла-сти, равные между собой и действовавшие ради взаимной выгоды» [4, с. 97]. И даже при осуществлении судебной власти княжеским судом (судебная функция была важнейшей задачей княжеской администрации, а уголовной суд одним из основных источников княжеских доходов [4, с. 102]), многие правонарушения, имуществен-

79

Взаимодействие общественности с правоохранительными…

ные споры, установление факта преступления, розыск преступника, обыск, продол-жали оставаться прерогативой общинного суда [4, с. 112].

Коренные изменения участия общественности в осуществлении правоохрани-тельной и судебной функции происходят в течение второй половины XVII в. – начала XVIІI в. Этот период ознаменовался активным реформированием и европеи-зацией Российской империи под руководством Петра I. Им было проведено рефор-мирование государственного аппарата, создана регулярная армия, а также основана «регулярная» полиция. В 1718 году вводится должность генерал-полицмейстера. На полицию возлагался ряд задач, среди которых были не только борьба с преступно-стью и охрана общественного порядка, а также надзор и контроль за соблюдением правил торговли, пожарной и санитарной безопасности, контроль за ценами и заня-тостью граждан, побуждение их к честному труду, воспитание молодежи и др. Как отмечалось в Регламенте или Уставе главного магистрата от 16 (27) января 1721 г. «…полиция есть душа гражданства и всех добрых порядков и фундамен-

тальной подпор человеческой безопасности и удобности» [8]. Данным докумен-том частично урегулирован вопрос взаимодействия полиции с обществом и отдель-ными гражданами.

  • это время, в качестве одной из форм взаимодействия отдельных граждан с пра-воохранительными органами, и в частности с полицией, были распространены до-носы о нарушениях и преступлениях. Особое распространение они получили после создания Преображенского приказа, который преимущественно ведал охраной об-щественного порядке в Москве и расследовал особо важные судебные дела (дела по преступлениям против царя и государства). Так, Именной указ «Об отсылке в Пре-ображенский приказ всяких людей, сказывающих слово и дело» обязывал всех лиц, независимо от их статуса, которые «учнут за собой сказывать Государево слово или дело» направлять, не расспрашивая, к Преображенскому приказу [9]. Доносы полу-чили чрезвычайное распространение из-за того, что, с одной стороны, за сокрытие информации о преступлениях против царя или государства применялась смертная казнь, а с другой – они поощрялись возможностью получить значительное возна-граждение за поданную информацию, но доносчик должен был быть готовым к то-му, что правдивость поданной информации будет проверена, даже через примене-ние пыток к нему самому.

Кроме доносов, в это время также широко использовался повальный обыск, ко-гда обыскивали всех жителей определенной территории («околотка»), их дома и другие помещения, и в процессе проводили опрос «всех имеющихся при обыске лиц» [10]. Вышеупомянутое свидетельствует, что взаимодействие общественности с правоохранительными органами в большей степени происходило под властным принуждением.

После назначения на должность генерал-полицмейстера, графом А. М. Девиером издается указ (от 18 июля 1718 года), определяющий требования ко всем жителям подавать в полицейскую канцелярию сведения о лицах, которые у них останавлива-лись или были приняты на службу, в том числе о наличии у них документов [11, с. 99]. В случае несообщения данных сведений, применялись взыскания вплоть до ка-торги и смертной казни [12, с. 42].

Изначально в полиции существовал значительный некомплект кадров, поэтому в этот период (начало XVIII в.) к выполнению полицейских функций и содействию

Кисс С. В.

полиции широко привлекались горожане. Так, в ряды «вспомогательной полиции» привлекались старосты, пятидесятские, сотские, десятские, дежурили «ночные ка-раульщики» из местных жителей. В свою очередь горожане, привлекаемые на по-мощь полиции на безвозмездной основе, весьма неохотно, и, зачастую, недобросо-вестно выполняли возложенные на них обязанности [12, с. 42].

За пределами городской территории активное участие в содействии обеспечению общественного порядка и законности принимали сельские общины во главе с сель-скими старостами. Высшим органом выступал сельский сход, решения которого были обязательны для всех жителей. Во исполнение требований и приказов волост-ного старшины по обеспечению правопорядка и выполнению требований полицей-ских органов, сельский староста проводил задержание бродяг, военных дезертиров,

  • в случае выявления преступления, осуществлял предварительное дознание и за-держивал виновных.

Кроме того, сельскому старосте предоставлялось право за малозначительные провинности («маловажные проступки») подвергать виновных наказанию: назна-чать общественные работы сроком до двух дней, налагать штраф до одного рубля или арестовывать на срок до двух дней [13].

Волостной старшина был председателем крестьянского самоуправления в воло-сти (в этой период – мелкая административно-территориальная единица, составная часть уезда, через которую осуществляли управление государственными и удель-ными крестьянами).

На волостного старшину возлагался ряд полицейских функций, среди которых: оглашение приказов земской полиции, распоряжений правительства, обеспечение охраны спокойствия в общественных местах и безопасности жителей и имущества от преступных посягательств (в том числе, принятие первичных мер по восстанов-лению правопорядка до приезда уездной полиции), задержание бродяг, беглецов и дезертиров, контроль за неукоснительным соблюдением правил о приписке и осво-бождении крестьян, профилактика преступности и др. [14, с. 75].

Как правило, сельский староста и волостной старшина осуществляли свою дея-тельность и выполняли возложенные обязанности на выборных и добровольных началах, то есть большей частью на безвозмездной основе.

    • подписанием Александром I в сентябре 1802 г. Манифеста «Об учреждении министерств» [15] происходит реорганизация центральных органов управления, в соответствии с которой была создана система из 8 министерств с четкой регламен-тацией их полномочий. В результате реорганизации в Министерстве внутренних дел были сосредоточены все функции внутреннего управления. Министерство внутрен-них дел осуществляло управление деятельностью губернаторов, которым подчиня-лась полиция на местах, осуществляло административный надзор, заведовало поч-той, надзирало за торговлей и путями сообщения. Впервые был создан единый ор-ган управления, объединивший полицию в общегосударственном масштабе, что стало одним из важнейших этапов развития полицейской службы [16, с. 59].

В 1837 г. издано «Положение о земской полиции» и «Наказ чинам и служителям земской полиции» [17]. Наказ представлял собой инструкцию не только с подроб-ным изложением прав и обязанностей для чиновников уездной полиции, но и де-тально регламентировал все стороны общественной жизни [18, с. 86]. Немаловажная роль в данный период реализации общественностью правоохранительной и судеб-

81

Взаимодействие общественности с правоохранительными…

ной функции отводилась становым приставам. В перечень их обязанностей входи-ли: контроль за «охранением прав Церкви православной и свободы других, терпи-мых в государстве вероисповеданий» (§ 7), «охранением повсюду общественного спокойствия» (§ 8), выявление тайных и незаконных сообществ (§ 9), розыск и вы-явление мест, где «скрываются или имеют пристань появившиеся разбойники или воры» (с использованием данных, полученных от «достойных доверия обывателей») (§ 10), выявление во вверенном ему стане дезертиров, беглых, бродяг и «других бе-спаспортных» (§ 11, § 13), профилактика правонарушений (§ 17) и др.. Обо всех вы-явленных фактах правонарушений Становые приставы докладывали в Земский Суд [17].

    • 1862 г. принимаются «Временные Правила об устройстве полиции в городах
  • уездах губерний, по общему учреждению управляемых». Ими объединяются уездная полиция с городской полицией, за исключением губернских и более значи-мых городов. Самой маленькой структурной единицей полиции в городе был около-ток, за которым закреплялось два надзирателя. К их функциям относились: предста-вительство полиции среди местного населения, надзор за соблюдением обществен-ного порядка, профилактика правонарушений, проведение дознания и оперативно-розыскных действий по уголовным делам. Они самостоятельно могли задержать правонарушителей, которых застали во время совершения преступления, лиц без документов, беглецов, нарушителей, чьи действия имели подтверждение свидетелей или потерпевших. Но процессуальные действия, такие как обыски, осмотры могли быть проведены лишь с разрешения участкового пристава. Следует заметить, что их обязанности разделялись: за одним закреплялось внешнее направление службы, за другим – внутреннее, тайное. Надзиратель, занимавшийся негласным надзором, должен был владеть информацией обо всех жителях околотка, образе их жизни, контролировать смену их места жительства, для чего они постоянно контактировали с дворниками, швейцарами, хозяевами магазинов, гостиниц, арендодателями жилых помещений, извозчиками и другими лицами [5]. Указанное позволяет сделать вывод о наличии в этот период постоянного и тесного взаимодействия полицейских с местным населением.

При этом, доносы, как форма работы с население, не утрачивают своей актуаль-ности. Интересным представляется факт, что, к примеру, на оплату тайных осведо-мителей в бюджете Московской сыскной полиции выделялись отдельные средства

[19, с. 74].

    • 1879-1880 годах снова усиливается революционная активность, растет количе-ство покушений на императора и высших чиновников, на что правительство приме-няет репрессии, высылает из городов студентов. И в 1879 г. вводятся должности временных военных генерал-губернаторов в Санкт-Петербурге, Москве, Киеве, Харькове и Одессе, которым подчинялись войска, жандармские органы, полиция и гражданская администрация. Но такие меры не помогли уменьшить обострение си-туации в государстве. В качестве чрезвычайного органа создается Верхов-ная распорядительная комиссия по охранению государственного порядка и обще-ственного спокойствия, во главе с графом М.Т. Лорис-Меликовым. Ей подчинялись: III отделение и корпус жандармерии, Министерство внутренних дел, генерал-губернаторы, военное ведомство. М.Т. Лорис-Меликов понимал, что нельзя про-должать такую внутреннюю политику, поскольку в дальнейшем она не приведет к

Кисс С. В.

стабильности. Он остановил высылку студентов, которая вызвала наибольшее недо-вольство молодежи и их родителей и возобновил занятия в высших учебных заведе-ниях. Весомым и неожиданным шагом с его стороны стало «обращение» к населе-нию, в котором он дал понять о возможности принятия конституции, проект кото-рой был разработан и даже утвержден. Примененные графом меры принесли быст-рые и весомые результаты, стабилизировав состояние в стране настолько, что он предложил императору распустить высшую распорядительную комиссию. Это был своего рода прорыв в отношениях «правоохранительные органы – население», по-скольку до этого момента отношения, как правило, строились по принципу подчи-нения и выполнения властных велений, но руководство Верховной распорядитель-ной комиссии хотя и не пошло на диалог с общественностью, но прислушалось и обратилось к ней, отметив заинтересованность в решении проблем новыми путями.

  • конце XIX в. происходит промышленный переворот, начинается рост и быст-рое развитие промышленности, что приводит к изменениям социальной структуры общества, резко увеличивается количество городского населения, развивается рабо-чий класс. Поэтому в 1899 г. создается подразделения фабрично-заводской полиции «для усиления полицейского надзора за населением фабрик, фабрик … учит 160 должностей полицейских надзирателей» [20].
  • начале ХХ в. проводится частичная реорганизация сельской полиции: вместо выборных сотских, которые часто были ненадежными и сами участвовали в кре-стьянских бунтах и выступлениях, были введены штатные должности сельских стражников, что означало расширение аппарата полиции самого низкого звена.

Анализируя взаимодействие общественности с правоохранительными органами в период с X по ХІХ вв., можно прийти к следующим выводам:

1. Взаимодействие между правоохранительными органами и общественностью в период с X по ХІХ вв. получило нормативное закрепление на законодательном уровне.

2. Взаимодействие общественности с правоохранительными органами осуществ-лялось как принудительно, так и на добровольной основе.

3. Всю систему взаимодействия общественности с правоохранительными орга-нами можно классифицировать по различным основаниям. Так, по времени прове-дения можно выделить постоянное, временное и ситуативное взаимодействие. По инициативе, можно выделить взаимодействие со стороны общественности и со сто-роны правоохранительных органов.

  1. Представители общественности в части реализации правоохранительных функций от лица государства наделялись соответствующими полномочиями.

Подводя итого необходимо отметить, что в развитии как правоохранительных органов, так и их взаимодействия с населением пройден длительный путь от родо-вого строя Киевской Руси до отдельного органа, наделенного властными полномо-чиями, органа, имевшего свою систему, строение и обособленные функции, широ-кий штат сотрудников. Социальное взаимодействие между правоохранительными органами и населением также постепенно эволюционировало. На начало ХХ в. из-менились времена и требования, которым полиция больше не отвечала. В соответ-ствии с потребностями нового времени и новой формы государственного правле-ния, начали образовываться новые формы взаимодействия общественности в право-охранительной деятельности.

83

Взаимодействие общественности с правоохранительными…

Список литературы:

  1. Литвинова Ю.И. Государственно-правовое обеспечение общественной безопасности: содержание, система и принципы / Ю. И. Литвинова, С. В. Кисс // Юристъ-Правоведъ. 2022. № 4(103). С. 115-118.
  2. О полиции: Федеральный закон от 07.02.2011 № 3-ФЗ (в действующей редакции). // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://internet.garant.ru/#/document/12182530/ (дата обращения:

15.06.2023).

  1. Русская правда (пространная редакция): Перевод // Древнерусская литература. //[Электронный

ресурс]. – Режим доступа: URL:http://drevne-rus-lit.niv.ru/drevne-rus-lit/text/russkaya-pravda-

prostrannaya/russkaya-pravda-prostrannaya.htm (дата обращения: 15.06.2023)

  1. Амплеева Т.Ю. По закону русскому. История уголовного судопроизводства Древней Руси / М.: Издательство «МИИТ», 2005. 228 с.
  2. Демин В. А., Иванов В. Е., Лучинин А. В., Ляушин В. П. Очерки истории органов внутренних дел Российского государства. Екатеринбург : Издательство Уральского юридического института МВД России, 2001. 48 с.
  3. Лавицкая М.И., Ефремова О.В. Свидетель в Древней Руси // История: факты и символы. 2020. № 4

(25). С. 32-39.

  1. Родевич Л. И. Видок, послух, свидетель: эволюция теоретико-правовых взглядов // Вестник Бе-лЮИ МВД России. 2006. № 1. С. 32-35.
  2. Регламент или Устав Главного Магистрата. 1721 Января 16 // Перепечатано из П. С. 3., т. VI, № 3708, стр. 291-305. // Российское историческое общество: Электронная библиотека исторических до-кументов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/332686 (дата обращения: 15.06.2023)
  3. Именной указ «Об отсылке в Преображенский приказ всяких людей, сказывающих слово и дело».
  4. сентября 1702 г. // Российское историческое общество: Электронная библиотека исторических до-кументов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/335305 (дата обращения: 15.06.2023)
  5. 1677 августа 10. Грамота Дедиловскому воеводе Федору Коробкину, об учинении повального обыска касательно доменных мест, числящихся в оброчном содержании у крестьян князя Ивана Голи-цына // Российское историческое общество: Электронная библиотека исторических документов [Элек-тронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/346802 (дата обращения:

15.06.2023)

  1. Ерошкин Н.П. Истрия государственных учреждений дореволюционной России. М.: Высшая школа, 1968. 368 с.
  2. Рыбников В. В., Алексушин Г. В. История правоохранительных органов отечества: учебное посо-бие. Москва : Щит-М, 2008. 296 с.
  3. Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости. Об устройстве обществен-ного управления сельских обществ и волостей. 1861 г. // Крестьянская реформа в России 1861 года. Сборник законодательных актов. М., 1954. С. 47-50, 54-56, 58, 60, 61.
  4. Российское законодательство Х-ХХ веков : в 9 т. / под общей редакцией О. И. Чистякова. Москва : Юридическая литература, 1989. Т. 7. 431 с.
  5. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Первое. 1649- 1825 гг. / под ред. М. М. Сперанского. СПб.: Изд-во Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцеля-рии, 1830. Т. 27, закон № 20.406. // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://nlr.ru/e-res/law_r/content.html (дата обращения: 15.06.2023).
  6. Луппо С. В. Организационно-правовые основы деятельности полиции России в 1718-1917 годах / С. В. Луппо // Мир юридической науки. 2011. № 2. С. 54-64.
  7. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Второе. 1825- 1881 гг. СПб.: Изд-во Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1830. Т. 12, закон № 10306 // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://nlr.ru/e- res/law_r/content.html (дата обращения:

15.06.2023).

  1. Сидоркин Ю.В. Полицейский надзор за благочинием в Российской империи: историко-правовое исследование: дисс … канд. юрид. наук: 12.00.01 / ФГКОУ ВО «Нижегородская академия Министер-ства внутренних дел Российской Федерации», 2020. 208 с.
  2. Рассказов Л. П. Негативные и позитивные аспекты в деятельности Московского уголовного сыска (188-1917 гг.) / Л. П. Рассказов, В. Л. Рассказов // Ученые записки Крымского федерального универси-тета имени В.И. Вернадского. Юридические науки. 2018. Т. 4 (70). № 2. С. 73-81.
  3. Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Третье. 1881- 1913 гг. СПб.: Изд-во Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1902. Т. 19, закон № 16439 // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://nlr.ru/eres/law_r/content.html (дата обращения:

15.06.2023).

Кисс С. В.

Kiss V.V. Interaction of the public with law enforcement authorities in the period from X to XIX centuries // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 3. – Р. 77–86.

The article provides a historical and legal analysis of the formation and development of the institution of public participation in law enforcement activities on the territory of modern Russia in the period from the an-cient Russian state to the Soviet period. For this period, the characteristic features, forms and legal regulation of interaction between the public and law enforcement agencies are determined. It was established that the interaction of law enforcement agencies with the population contributed to the provision of law and order and the rule of law, and the public was involved in law enforcement activities. It is determined that in the times of Kievan Rus, on behalf of the prince, the law enforcement function was assigned to princely governors, com-batants, swordsmen, tuins, bailiffs, closers, lawyers and community members. The mechanisms of public par-ticipation in the search for criminals, the search for property, the collection and analysis of evidence are con-sidered. Separately, the period of reform and Europeanization of the Russian Empire under the leadership of Peter I, which was marked by the creation of a regular police and a partial regulatory settlement of the issue of interaction between the police and society and citizens, is considered. Separately, this form of interaction be-tween citizens and law enforcement agencies, and in particular with the police, is characterized as denuncia-tions, as well as the activities of the «auxiliary police» (in the person of elders, fifties, sots, ten), «night guards» and rural communities. The characteristics of the “Mandate to the ranks and servants of the Zemstvo police” (1837) and the “Temporary Rules on the organization of the police in cities and counties of provinces, on the general institution of the governed” (1862) are carried out and separate norms are singled out that fix the pow-ers and forms of interaction between law enforcement agencies and the public. An analysis of the formation and development of the institution of public participation in law enforcement in the period from the ancient Russian state to the Soviet period led to the conclusion that the interaction between law enforcement agencies and the public in the period from the 10th to the 19th centuries. was carried out both compulsorily and on a voluntary basis and received normative consolidation at the legislative level.

Keywords: law enforcement agencies, interaction, public, public order, Russkaya Pravda.

Spisok literatury:

1. Litvinova YU.I. Gosudarstvenno -pravovoe obespechenie obshchestvennoj bezopasnosti: soderzhanie, siste-ma i principy / YU. I. Litvinova, S. V. Kiss // YUrist»-Pravoved». 2022. № 4(103). S. 115-118.

2. policii: Federal’nyj zakon ot 07.02.2011 № 3-FZ (v dejstvuyushchej redakcii). // [Elektronnyj resurs]. –

Rezhim dostupa: URL: http://internet.garant.ru/#/document/12182530/ (data obrashcheniya: 15.06.2023).

3. Russkaya pravda (prostrannaya redakciya): Perevod // Drevnerusskaya literatura. //[Elektronnyj resurs]. –

Rezhim dostupa: URL: http://drevne-rus-lit.niv.ru/drevne-rus-lit/text/russkaya-pravda-prostrannaya/russkaya-

pravda-prostrannaya.htm (data obrashcheniya: 15.06.2023)

4. Ampleeva T.YU. Po zakonu russkomu. Istoriya ugolovnogo sudoproizvodstva Drevnej Rusi / M.: Iz-datel’stvo «MIIT», 2005. 228 s.

5. Demin V.A., Ivanov V.E., Luchinin A.V., Lyaushin V.P. Ocherki istorii organov vnutrennih del Rossijskogo gosudarstva. Ekaterinburg : Izdatel’stvo Ural’skogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii, 2001. 48 s.

6. Lavickaya M.I., Efremova O.V. Svidetel’ v Drevnej Rusi // Istoriya: fakty i simvoly. 2020. № 4 (25). S. 32-

39.

7. Rodevich L. I. Vidok, posluh, svidetel’: evolyuciya teoretiko-pravovyh vzglyadov // Vestnik BelYUI MVD Rossii. 2006. № 1. S. 32-35.

8. Reglament ili Ustav Glavnogo Magistrata. 1721 YAnvarya 16 // Perepechatano iz P. S. 3., t. VI, № 3708, str. 291-305. // Rossijskoe istoricheskoe obshchestvo: Elektronnaya biblioteka istoricheskih dokumentov [El-ektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/332686 (data obrashcheni-ya: 15.06.2023).

9. Imennoj ukaz «Ob otsylke v Preobrazhenskij prikaz vsyakih lyudej, skazyvayushchih slovo i delo». 25 sentyabrya 1702 g. // Rossijskoe istoricheskoe obshchestvo: Elektronnaya biblioteka istoricheskih doku-mentov [Elektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/335305 (data obrashcheniya: 15.06.2023).

  1. 1677 avgusta 10. Gramota Dedilovskomu voevode Fedoru Korobkinu, ob uchinenii poval’nogo obyska kasatel’no domennyh mest, chislyashchihsya v obrochnom soderzhanii u krest’yan knyazya Ivana Golicyna // Rossijskoe istoricheskoe obshchestvo: Elektronnaya biblioteka istoricheskih dokumentov [Elektronnyj resurs].

– Rezhim dostupa: URL: http://docs.historyrussia.org/ru/nodes/346802 (data obrashcheniya: 15.06.2023)

  1. Eroshkin N.P. Istriya gosudarstvennyh uchrezhdenij dorevolyucionnoj Rossii. M.: Vysshaya shkola, 1968.
  2. s.
  3. Rybnikov V. V., Aleksushin G. V. Istoriya pravoohranitel’nyh organov otechestva: uchebnoe posobie. Moskva : SHCHit-M, 2008. 296 s.
  4. Obshchee polozhenie o krest’yanah, vyshedshih iz krepostnoj zavisimosti. Ob ustrojstve obshchestven-nogo upravleniya sel’skih obshchestv i volostej. 1861 g. // Krest’yanskaya reforma v Rossii 1861 goda. Sbornik zakonodatel’nyh aktov. M., 1954. S. 47-50, 54-56, 58, 60, 61.

85

Взаимодействие общественности с правоохранительными…

  1. Rossijskoe zakonodatel’stvo H-HKH vekov : v 9 t. / pod obshchej redakciej O. I. CHistyakova. Moskva : YUridicheskaya literatura, 1989. T. 7. 431 s.
  2. Polnoe sobranie zakonov Rossijskoj Imperii. Sobranie Pervoe. 1649- 1825 gg. / pod red. M. M. Speran-skogo. SPb.: Izd-vo Tip. II Otdeleniya Sobstvennoj Ego Imperatorskogo Velichestva Kancelyarii, 1830. T. 27, zakon № 20.406. // [Elektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://nlr.ru/e-res/law_r/content.html (data obrashcheniya: 15.06.2023).
  3. Luppo S. V. Organizacionno-pravovye osnovy deyatel’nosti policii Rossii v 1718-1917 godah / S. V.

Luppo // Mir yuridicheskoj nauki. 2011. № 2. S. 54-64.

  1. Polnoe sobranie zakonov Rossijskoj Imperii. Sobranie Vtoroe. 1825- 1881 gg. SPb.: Izd-vo Tip. II Otdele-niya Sobstvennoj Ego Imperatorskogo Velichestva Kancelyarii, 1830. T. 12, zakon № 10306 // [Elektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://nlr.ru/e- res/law_r/content.html (data obrashcheniya: 15.06.2023).
  2. Sidorkin YU.V. Policejskij nadzor za blagochiniem v Rossijskoj imperii: istoriko-pravovoe issledovanie: diss … kand. yurid. nauk: 12.00.01 / FGKOU VO «Nizhegorodskaya akademiya Ministerstva vnutrennih del Rossijskoj Federacii», 2020. 208 s.
  3. Rasskazov L. P. Negativnye i pozitivnye aspekty v deyatel’nosti Moskovskogo ugolovnogo syska (188-1917 gg.) / L. P. Rasskazov, V. L. Rasskazov // Uchenye zapiski Krymskogo federal’nogo universiteta imeni

V.I. Vernadskogo. YUridicheskie nauki. 2018. T. 4 (70). № 2. S. 73-81.

  1. Polnoe sobranie zakonov Rossijskoj Imperii. Sobranie Tret’e. 1881- 1913 gg. SPb.: Izd-vo Tip. II Otdele-niya Sobstvennoj Ego Imperatorskogo Velichestva Kancelyarii, 1902. T. 19, zakon № 16439 // [Elektronnyj resurs]. – Rezhim dostupa: URL: http://nlr.ru/eres/law_r/content.html (data obrashcheniya: 15.06.2023).

.