Уполномоченный по правам человека в субъектах Российской Федерации: конституционно-правовой статус и проблемы функционирования государственного правозащитного института

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Рыбалко С. В.

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 2. – С. 209 – 218.

УДК 342

УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В СУБЪЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС И ПРОБЛЕМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПРАВОЗАЩИТНОГО ИНСТИТУТА

Рыбалко С. В.

Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского

В статье анализируется проблематика конституционно-правового статуса уполномоченного по правам человека в России. В частности, внимание сконцентрировано на порядке, способах и особенно-стях функционирования данного правозащитного института на уровне субъектов РФ. Был изучен и раскрыт исторический аспект формирования указанной должности. Также работа посвящена изучению нормативно-правовых актов субъектового уровня в части правовой регламентации деятельности Уполномоченного по правам человека в субъектах РФ. Благодаря проведенному анализу сформулиро-вана классификационная градация моделей подходов субъектов РФ в определении правового статуса уполномоченного. Также проведено исследование в части анализа сущности и роли вспомогательного аппарата уполномоченного, его правоприменительных возможностей и полномочий. Удалось опреде-лить нормотворческий недостаток, требующий незамедлительного реагирования, а также предложены пути решения возникшей коллизионной ситуации.

Ключевые слова: омбудсмен, Уполномоченный по правам человека, вспомогательный аппарат, подзаконное регулирование, гражданское общество, должностное лицо, государственный орган.

Соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина представляет собой одну из важнейших конституционно-правовых обязанностей государства. В связи с распадом Советского Союза, а также – принятием Конституции РФ 1993 г., карди-нальным образом изменилась модель взаимодействия между человеком и государ-ством. Концепция формирования гражданского общества, идея признания человека

  • качестве высшей ценности, в противовес классовому подходу, обусловили также появление новых форм правозащитных институтов, как общефедерального, так и уровня субъектов федерации, в том числе – должности Уполномоченного по правам человека в России.

Тем не менее, несмотря на достаточно продолжительный опыт существования анализируемого института, проведенной комплексной работе нормотворческого и правоприменительного характера, о чем еще будет упомянуто далее, на сегодняш-ний день, как видится, большинство граждан России до сих пор не воспринимают Уполномоченного по правам человека как действительно эффективный механизм защиты своих конституционных прав и свобод. Юридическая и организационная незавершенность данного правозащитного института, а также малая осведомлен-ность о сущности реализуемых им полномочий и правовых возможностей форми-руют столь негативную тенденцию, а также обуславливают актуальность в проведе-нии всестороннего анализа конституционно-правового статуса Уполномоченного по правам человека, с последующим выявлением проблематики функционирования государственного правозащитного института.

Более продолжительный зарубежный опыт существования отдельных государств

  • качестве демократических несколько веков назад породил институт омбудсмена, впоследствии адаптировавшегося под отечественные реалии и потребности, образо-

209

Уполномоченный по правам человека в субъектах…

вав должностное лицо Уполномоченного по правам человека. Первоначальное упо-минание института омбудсмена «возникло именно в Швеции. Первой предпосылкой появления института омбудсмена в XVI в. является возникновение должности Главный Сенешаль, который действовал от имени короля в осуществлении надзора за правосудием» [1]. На первых этапах роль омбудсмена представляла собой функ-цию информатора короны в части предоставления сведений о реализуемой юстици-ей деятельности. Однако, дальнейшее развитие института можно охарактеризовать, как достаточно стремительное: вновь образованное должностное лицо Уполномо-ченного приобретало новые полномочия, в связи с чем пропорционально возрастало

  • его влияние на правосудие. С появлением в 1809 г. новой Конституции в Швеции структура государственного управления претерпела значительные изменения: про-изошло разделение власти на три ветви, в связи с чем отмечалось введение ограни-чительных процедур в отношении ранее абсолютной королевской власти. Также подлежала реформации и правозащитная сфера: актуализированный институт омбудсмена юстиции с начала XIX века стал подотчетен в своих действиях лишь парламенту. С началом ХХ в. институт омбудсмена получил свое распространение в иных государствах, в частности – Дании, Финляндии и Норвегии.

На территории России анализируемое правовое явление получило свое распро-странение значительно позже. Так, упоминания об Уполномоченном Верховного Совета РСФСР по правам человека следует относить к периоду разработки первого проекта Конституции РФ, в 1990-1991 гг. В дальнейшем – в Постановлении Вер-ховного Совета СССР от 22 ноября 1991 г. N 1920-1 «О декларации прав и свобод человека и гражданина», а именно в статье 40 было установлено: «Парламентский контроль за соблюдением прав и свобод человека и гражданина в Российской Феде-рации возлагается на Парламентского уполномоченного по правам человека» [2].

    • принятием Конституции РФ 1993 г. институт Уполномоченного по правам че-ловека был закреплен на официальном уровне, в контексте ст. 103 (часть 1 пункт е): «К ведению Государственной Думы относятся: … назначение на должность и осво-бождение от должности Уполномоченного по правам человека…». [3]. Первым Уполномоченным по правам человека в России был С. А. Ковалев, назначенный на данную должность в 1994 г. Развивая правозащитную среду, законодатель в 1997 г. разработал важный нормативный источник – Федеральный конституционный закон № 1 «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации».

Несмотря на достаточно продолжительную историю существования института Уполномоченного по правам человека, а также наличие нормативно-правовой базы, до сих пор в отечественной правовой доктрине отмечается отсутствие единства подходов в толковании сущности данного института.

Так, первый подход заключается в характеристике правового статуса омбудсме-на через призму его взаимодействия с обществом перед лицом государства. В этом ключе Уполномоченный по правам человека рассматривается как наделенное зако-нодательным органом власти полномочиями должностное лицо, призванное в непо-дотчетной форме реализовывать деятельность по защите прав и интересов человека

  • гражданина, в том числе, путем реализации надзорных мероприятий в отношении иных должностных лиц и государственных органов.

Второй подход формирует акцент на правовом статусе Уполномоченного по пра-вам человека как должностном лице законодательной ветви власти, призванного

Рыбалко С. В.

осуществлять контрольно-надзорные мероприятия за исполнительными органами. Как видится, анализируемый правозащитный институт в РФ представляет собой совокупность двух точек зрения, о чем свидетельствуют следующие обстоятельства.

  • современных реалиях принято выделять несколько моделей функционирова-ния института омбудсмена в мире. Градация реализуется посредством способа назначения должностного лица, что обуславливает также разницу и в объеме наде-ляемых полномочий, а также подотчетности правозащитного субъекта иным власт-но-распорядительным образованиям. Так, выделяют три основных модели:

— парламентский омбудсмен. Должность формируется посредством его назначе-ния парламентом, в связи с чем причисляется, в первую очередь, к законодательной ветви власти и, соответственно, находится в зависимом положении от парламента, подотчетна ему;

— омбудсмен исполнительной власти. Должность формируется посредством его назначения правительством, либо главой государства, в связи с чем находится в подчинении исполнительной ветви власти;

— независимый омбудсмен. По аналогии с парламентским омбудсменом, долж-ность формируется посредством его назначения парламентом (или в отдельных слу-чаях – главой государства) однако, в отличие от предыдущих разновидностей, неза-висимый омбудсмен реализует свои полномочия независимо, неподотчетен ни од-ной из ветвей власти [4]. Именно по такой модели формируется и функционирует Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации.

  • целом, проведенный исторический экскурс формирует общее представление о важнейших этапах зарождения и дальнейшего развития института Уполномоченно-го по правам человека на национальном уровне. Государство Россия, в ее современ-ном виде представляет собой политико-территориальное образование федерального типа, в связи, а также благодаря чему не менее значимым аспектом формирования демократического, правового государства является появление института Уполномо-ченного по правам человека на уровне субъектов РФ.

Отметим, что институт Уполномоченного по правам человека на уровне субъек-тов РФ возник немногим позже института Уполномоченного по правам человека общегосударственного уровня (в том числе, в части фактической реализации номи-нально возложенных законодателем функций). «Первым субъектом Российской Фе-дерации, с которого началось становление института уполномоченных по правам человека в российских регионах, стала Республика Башкортостан. Закон «Об упол-номоченном по правам человека в Республике Башкортостан» был подписан прези-дентом Республики 29 апреля 1996 г.» [5]. Затем, в 1997 г., данный правозащитный институт был введен в Свердловской области, в 1998 г. – в Смоленской области и т.д., что сопровождалось принятием соответствующего нормативного акта регио-нального уровня. Так, например, Закон «Об уполномоченном по правам человека в Смоленской области» от 10 апреля 1998 г. № 7-З (действует до сих пор) достаточно комплексно «определяет компетенцию Уполномоченного по правам человека в Смоленской области, порядок его назначения и освобождения от должности, а так-же порядок организации и осуществления его деятельности» [6]. На сегодняшний день должность Уполномоченного по правам человека в субъектах РФ утверждена практически во всех субъектах России, в том числе, вновь образованных: так, Упол-

211

Уполномоченный по правам человека в субъектах…

номоченным по правам человека в ДНР на сегодняшний день является Морозова Дарья Васильевна, в ЛНР – Сердюкова Виктория Александровна.

    • целом, введение должностей Уполномоченного по правам человека на уровне субъектов РФ можно охарактеризовать как второй этап становления института омбудсмена в России (первый этап – утверждение Уполномоченного по правам че-ловека на федеральном уровне). Учитывая тот факт, что дальнейшее исследование будет, в первую очередь, посвящено уже выделенному второму этапу, отметим, что
  • целом на сегодняшний день представляется возможным определить три стадии формирования должности Уполномоченного в отечественной правовой среде. Тре-тий этап длится до сих пор и заключается во введении специализированных омбудсменов, уполномоченных на решение отдельных категорий вопросов. Так, например, речь идет о введении Уполномоченных по военным делам, по защите прав потребителей и т.д.

Как уже было установлено ранее, упоминание института Уполномоченного по правам человека на федеральном уровне закреплено в Конституции РФ, однако лишь через призму выражения компетенции Государственной Думы Федерального Собрания РФ. Специализированная норма в рамках Основного закона страны отсут-ствует. Соответственно, отсутствует какое-либо упоминание о наличии данного ин-ститута субъектового уровня. О прикладной возможности его формирования следу-ет судить исходя из положений пункта б) и н) части 1 ст. 72 Конституции РФ: «В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся … б) защита прав и свобод человека и гражданина; защита прав нацио-нальных меньшинств; обеспечение законности, правопорядка, общественной без-опасности; режим пограничных зон…н) установление общих принципов организа-ции системы органов государственной власти и местного самоуправления…» [3]. Анализируемые положения закрепляют базовые принципы и руководящие начала в части реализации субъектами РФ права на дополнительную защиту интересов своих граждан, с учетом территориальных, национальных, экономических и иных жизне-образующих особенностей.

Помимо Основного закона государства, сведения о наличии должности Уполно-моченного по правам человека на уровне субъектов РФ содержатся в иных актах, как федерального, так и регионального уровня. Главный нормативный акт – Феде-ральный конституционный закон от 26.02.1997 № 1 «Об Уполномоченном по пра-вам человека в Российской Федерации». Несмотря на его ориентированность по ре-гулированию правового положения Уполномоченного федерального уровня, от-дельные правовые предписания указывают на такой важный аспект, как соотноси-мость федерального и субъектового уровней существования правозащитного инсти-тута. Например – часть 3 статьи 16: «Подача жалобы Уполномоченному по правам человека в субъекте Российской Федерации не является основанием для отказа в принятии аналогичной жалобы к рассмотрению Уполномоченным» [7].

Следующий правовой источник – Федеральный закон от 21.12.2021 № 414 «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах Российской Федера-ции». В контексте норм анализируемого правового акта можно отметить сразу не-сколько преимуществ:

Рыбалко С. В.

— относимость института Уполномоченного по правам человека на уровне субъ-ектов РФ к категории государственных органов, формируемых в субъекте Россий-ской Федерации;

  • формирование исключительной компетенции субъекта РФ в части принятия решения о необходимости назначения данного должностного лица. Так, «Конститу-цией (уставом), законом субъекта Российской Федерации в целях обеспечения до-полнительных конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина на территории соответствующего субъекта Российской Федерации и в соответствии с федеральными законами могут учреждаться должность уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации…» (ч. 2 ст. 37 ФЗ № 414) [8].

Также в 2020 г. был принят специализированный нормативный акт – Федераль-ный закон № 48 «Об уполномоченных по правам человека в субъектах Российской Федерации». Частично дублируя положения предыдущего источника, ФЗ № 48 внес весомый вклад в развитие института регионального омбудсмена, закрепив на офи-циальном уровне не только правовую основу и принципы деятельности уполномо-ченного, но также достаточно предметно урегулировав такие важные вопросы, как порядок назначения, компетенцию, гарантии деятельности, а также взаимодействие уполномоченных по правам человека в субъектах РФ с государственными, муници-пальными органами власти, общественными объединениями и т.д. В соответствии с положениями закона, «уполномоченный по правам человека в субъекте Российской Федерации при осуществлении своих полномочий независим от каких-либо госу-дарственных органов и должностных лиц, а также неподотчетен им» [9].

Следующий уровень правовых источников – акты субъектов РФ. При том, в раз-личных субъектах федерации правовая регламентация анализируемого института осуществляется по-разному. В целях более комплексного исследования, а также на основе проведенного анализа актов регионального правотворчества, считаем воз-можным предложить авторскую классификационную градацию форм и пределов конституционного (уставного) и подзаконного регулирования института уполномо-ченных по правам человека в субъектах Российской Федерации:

1) модель подзаконного регулирования. Ситуация, при которой в тексте Основ-ного закона субъекта РФ (Устава либо Конституции) отсутствует упоминание должности Уполномоченного по правам человека, при этом данный правовой ин-ститут существует и осуществляет свою деятельность наряду с другими уполномо-ченными на то органами контроля за соблюдением прав и свобод человека и граж-данина. Например – Конституция Республики Крым;

2) модель конституционного (уставного) регулирования посредством перечисли-тельного подхода в раскрытии ключевых органов в области защиты прав и свобод человека. Яркий пример – Устав Самарской области. В ст. 77 должность Уполномо-ченного по правам человека в Самарской области упоминается посредством пере-числения субъектов, обладающих правом законодательной инициативы [10]. Отме-тим, что такой подход на сегодняшний день является одним из наименее распро-страненных и, в целом, архаичных. В связи с чем была несколько реформирована и нынешняя редакция Устава Самарской области, которая с 2015 г. включает в себя (помимо приведенной выше ст. 77) также отдельную ст. 13, реализующую в целях обеспечения дополнительных гарантий государственной защиты прав человека факт учреждения должности Уполномоченного по правам человека в этом субъекте;

213

Уполномоченный по правам человека в субъектах…

    1. модель федерального типа: по аналогии с Конституцией РФ, должность Упол-номоченного по правам человека в нормативном акте субъекта РФ упоминается лишь посредством регламентации полномочий представительного органа субъекта федерации. По указанному курсу сформирована Конституция Республики Карелия,
  • рамках пункта 9) части 3 ст. 41 которой отмечается, что Постановлением Законо-дательного Собрания Республики Карелия назначается на должность и освобожда-ется от должности Уполномоченный по правам человека данного субъекта;
    1. модель отсылочного типа: основной нормативный акт субъекта обуславливает возможность принятия Закона этого же субъекта об учреждении должности упол-номоченного по правам человека. Пример – часть 4 ст. 12 Устава Ставропольского края: «Законом Ставропольского края в целях обеспечения дополнительных консти-туционных гарантий прав и свобод человека и гражданина на территории Ставро-польского края и в соответствии с федеральными законами может учреждаться должность уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае, должность уполномоченного по правам ребенка в Ставропольском крае» [11];
    2. модель фиксированной нормы: многие субъекты федерации, расширяя регла-ментированные общими положениями Основного закона государства положения, формируют отдельную статью (ряд статей) в своей конституции (уставе), утвер-ждающую не только сам факт наличия государственной должности Уполномочен-ного по правам человека субъекта, но также определяя ряд его наиболее существен-ных полномочий. Пример – Устав Московской области (ст. 14): «Деятельность Уполномоченного по правам человека в Московской области дополняет существу-ющие средства защиты прав и свобод человека и гражданина, не отменяет и не вле-чет пересмотра компетенции органов государственной власти Московской области, обеспечивающих защиту и восстановление нарушенных прав и свобод» [12].

На наш взгляд, подобная доктринальная классификационная новелла имеет важ-ное прикладное значение. Во-первых, модели расположены не в хаотичном порядке, а по принципу градации подходов к правовой регламентации от наименее удачной, к наиболее комплексной и совершенной. Логичным является тот факт, что отсут-ствие нормы об Уполномоченном по правам человека в нормативном акте высшей юридической силы субъекта РФ не только затрудняет процесс правового анализа указанного правозащитного института, но и в некоторой степени умаляет его зна-чимость. И, напротив, модель фиксированной нормы, представленной, в частности,

  • Уставе Московской области, является одной из наиболее оптимальных и, в целом, может быть использована в качестве примера для дальнейшего развития сформиро-ванной правотворческой тенденции. «Закрепление института уполномоченного в основном законе региона придает ему большую устойчивость, поскольку для лик-видации правозащитного государственного органа требуется квалифицированное большинство голосов депутатов законодательного органа власти. Если же долж-ность уполномоченного учреждена только законом субъекта РФ, то она может быть упразднена согласованным решением законодательного и исполнительного органов государственной власти региона» [13]. Во-вторых, проведенный анализ внушитель-ного объема законодательного массива позволил обратить внимание на важный правоприменительный недостаток, анализируемый нами далее.

Речь идет о ситуации, при которой Уполномоченный по правам человека в раз-личных субъектах РФ рассматривается и как отдельно взятое должностное лицо, и

Рыбалко С. В.

как целый государственной орган. Как видится, в данном случае возникает опреде-ленный правовой парадокс: становится затруднительным установить, каким кон-кретно лицам принадлежит весь объем вверенных законодателем полномочий.

  • 2020 г. уже упомянутый ранее Федеральный закон № 48 «Об уполномоченных по правам человека в субъектах Российской Федерации» в рамках ст. 18 определил, что «для обеспечения деятельности уполномоченного по правам человека в субъек-те Российской Федерации в соответствии с законом субъекта Российской Федера-ции может быть создан аппарат уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации» [9]. Уточняется также, что деятельность как самого упол-номоченного, так и его аппарата финансируется за счет бюджетных ассигнований бюджета субъекта.

Таким образом, аппарат Уполномоченного формируется в целях обеспечения ос-новных направлений деятельности и полномочий, однако, законодателем преду-смотрена лишь диспозитивная возможность по формированию данного вспомога-тельного института, возложенная на законодателя соответствующего субъекта фе-дерации. Как видится, помимо исключительности ведения отдельных вопросов ре-гионального уровня, подобный подход обусловлен ярко выраженной неравномерно-стью распределения населения, а также финансовых ресурсов в различных субъек-тах. Так, в Чукотском автономном округе, как одном из наименее населенных реги-онов России, исходя из положений его Устава, Уполномоченный реализует возло-женные на него функции практически единолично, обеспечиваемый лишь помощью аппарата Губернатора и Правительства Чукотского автономного округа в части ор-ганизационного, научно-аналитического и информационно-справочного обеспече-ния. Более того, Уполномоченный по правам человека Чукотского автономного округа совмещает свою деятельность также с должностью Уполномоченного по правам ребенка.

Московская область является густо населенным регионом, обладающим особым статусом, в связи с чем и условия реализации полномочий Уполномоченного по правам человека Московской области иные. Во-первых, должность Уполномочен-ного по правам ребенка признается отдельной государственной должностью Мос-ковской области. Во-вторых, касательно аппарата Уполномоченного отметим, что Уполномоченный и его аппарат «являются государственным органом Московской области с наименованием «Уполномоченный по правам человека в Московской об-ласти и его аппарат» … с правом юридического лица, имеющим печать и бланки со своим наименованием и с воспроизведением герба Московской области… В состав аппарата также входят советники Уполномоченного» [12]. Более того, уставом субъекта прямо предусматривается возможность по реализации руководителем ап-парата полномочий Уполномоченного в случае временного отсутствия последнего.

Как видится, столь противоречивая ситуация, несмотря на наличие объективных причин, препятствует повсеместной реализации эффективного уровня деятельности Уполномоченного в субъектах РФ. Учитывая роль данного правоохранительного института в части обеспечения соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина, представляется необходимым предложить определенные пути совер-шенствования данного правового состояния.

Итак, логичным было бы закрепить на федеральном уровне в контексте Феде-рального закона № 48 не только сам факт вариативной возможности формирования

215

Уполномоченный по правам человека в субъектах…

вспомогательного аппарата Уполномоченного по правам человека на уровне субъ-ектов РФ, но также, в случае, если тот или иной регион уже принял решение об об-разовании у себя должности Уполномоченного, в обязательном порядке закрепить за уполномоченным определенный штат помощников (вспомогательный аппарат). В связи с необходимостью учета региональных особенностей каждого отдельно взято-го субъекта, акцентировать внимание на определении числового состава аппарата посредством соотнесения с численностью населения данного региона. В анализиру-ем контексте первостепенное значение определяется тем, на какой конкретно штат помощников может опираться уполномоченный в своей деятельности. При этом, во исполнение положений ст. 72 Конституции РФ о вопросах совместного ведения РФ

  • субъектов Российской Федерации в части защиты прав и свобод человека и граж-данина, окончательное решение о наличии либо отсутствии необходимости в долж-ности Уполномоченного по правам человека остается за субъектом РФ.

Иной проблемный аспект затрагивает ситуацию, когда в субъекте РФ уже была сформирована должность Уполномоченного по правам человека, и сопутствующий вспомогательный аппарат. Возникают вопросы касательно объема компетенции по-следних в части взаимодействия с Уполномоченным, а также в контексте правовых возможностей по реализации части специальных полномочий анализируемого должностного лица. Обратимся к положениям Федерального закона № 48.

Статья 11 закрепляет перечень полномочий Уполномоченного в субъекте Рос-сийской Федерации по принятию мер по защите и восстановлению прав и свобод человека и гражданина. В части правовых возможностей аппарата речь идет о нали-чии лишь двух аспектов, доступных к реализации не только самим должностным лицом, но и его представителем, а именно: 1) обращение в суд с административным исковым заявлением в защиту прав и свобод человека и гражданина, нарушенных решениями или действиями государственного органа (пункт 1) части 1); 2) обраще-ние в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации с предложением о проведении слушаний по фактам наруше-ния прав и свобод человека и гражданина (пункт 2) части 4).

Между тем, как на уровне правовой доктрины, так и сложившейся практики, в отношении Уполномоченного по правам человека в субъекте РФ, у последнего, ввиду повышенной загруженности, довольно часто возникает необходимость в по-мощи со стороны подведомственного ему аппарата по иным категориям процессу-альных вопросов. Более того, приводимые статистические данные, представленные, например, в Докладе Уполномоченного по правам человека в Республике Крым за 2020 год, формируют следующие количественные показатели: «в адрес Уполномо-ченного по правам человека в Республике Крым поступило 2 507 жалоб и обраще-ний граждан. Их количество выросло по сравнению с предыдущими годами (2019 – 1131, 2018 – 2432)» [14]. Безусловно, осуществить реагирование в отношении тако-го количества обращений Уполномоченным в отсутствие помощников, наделенных соответствующими полномочиями, не представляется возможным.

    • связи со всем вышеизложенным, считаем возможным акцентировать внимание на необходимости разграничения законодателем полномочий самого Уполномочен-ного субъекта РФ и его сотрудников в рамках вспомогательного аппарата. Наиболее эффективным видится формирование в Федеральном законе № 48 статьи, закрепля-ющей основы статуса сотрудников аппарата. Также, в рамках ст. 10 этого же норма-

Рыбалко С. В.

тивного акта, видится целесообразным определить, что полномочия Уполномочен-ного по реализации проверок обстоятельств, сформулированных в жалобах и обра-щениях, могут быть также реализованы его представителем.

Подводя итог всему вышеизложенному, отметим, что институт Уполномоченно-го по правам человека на уровне субъектов Российской Федерации представляет собой важный правовой механизм реализации действенной процедуры защиты прав

  • свобод человека и гражданина на официальном уровне, в том числе, и от действий самих государственных и региональных органов власти. Однако определяемый ныне посредством сформированного законодательного массива конституционно-правовой статус данного должностного лица демонстрирует также наличие доста-точно внушительного количества проблем функционирования государственного правозащитного института, в связи с чем и нуждается в совершенствовании, в том числе, по сформулированным выше направлениям.

Список литературы:

  1. Рашидов, Ш.М. Становление института Уполномоченного по правам человека в Российской Феде-рации: история и современность / Ш.М. Рашидов // Юридический вестник Дагестанского государ-

ственного университета. 2018. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/stanovlenie-instituta-upolnomochennogo-po-pravam-cheloveka-v-rossiyskoy-federatsii-istoriya-i-sovremennost

  1. Постановление Верховного Совета СССР от 22 ноября 1991 г. N 1920-1 «О декларации прав и сво-бод человека и гражданина». URL: https://studfile.net/preview/3843911/
  2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменения-

ми, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020). URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/

  1. Заколоворотная, О. А. Уполномоченный по правам человека: истоки формирования института / О. А. Заколоворотная. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 48 (286). — С. 220-
  2. — URL: https://moluch.ru/archive/286/64618/
  3. Волков, Н.А., Волков, Д.Н. Зарождение института региональных уполномоченных по правам чело-века в новейшей истории России (1994 — 2004 гг.) / Н.А. Волков, Д.Н. Волков // Вестник КемГУ. 2015. №4-2 (64). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zarozhdenie-instituta-regionalnyh-upolnomochennyh-po-pravam-cheloveka-v-noveyshey-istorii-rossii-1994-2004-gg
  4. Закон от 10 апреля 1998 года № 7-З «Об уполномоченном по правам человека в Смоленской обла-сти». URL: https://docs.cntd.ru/document/939380402
  5. Федеральный конституционный закон от 26.02.1997 № 1-ФКЗ (ред. от 09.11.2020) «Об Уполномо-

ченном по правам человека в Российской Федерации». URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_13440/

  1. Федеральный закон «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах Российской Федерации» от 21.12.2021 N 414-ФЗ. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_404070/
  2. Федеральный закон «Об уполномоченных по правам человека в субъектах Российской Федерации» от 18.03.2020 N 48-ФЗ. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_347911/
  3. Устав Самарской области от 18 декабря 2006 г. N 179-ГД (с изменениями и дополнениями). URL: http://xn--80agd4ax.xn--p1ai/upload/files/76000/76550/%D0%A3%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2.pdf
  4. Устав (Основной закон) Ставропольского края от 12 мая 2022 года N 38-кз. URL: https://docs.cntd.ru/document/406040165
  5. Устав Московской области от 23 ноября 2022 года N 197/2022-ОЗ. URL: https://docs.cntd.ru/document/1300001959
  6. Баранов, В.М., Баранова, М.В. Доктринальная экспертная оценка содержания и техники Федераль-ного закона «Об Уполномоченных по правам человека в субъектах Российской Федерации» / В.М.

Баранов, М.В. Баранова// Вестник СГЮА. 2020. №3 (134). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/doktrinalnaya-ekspertnaya-otsenka-soderzhaniya-i-tehniki-federalnogo-zakona-ob-upolnomochennyh-po-pravam-cheloveka-v-subektah

  1. Доклад Уполномоченного по правам человека в Республике Крым о соблюдении прав и свобод человека и гражданина в Республике Крым за 2020 год. URL: https://ombudsman.rk.gov.ru/uploads/txteditor/ombudsman/attachments/d4/1d/8c/d98f00b204e9800998ecf84 27e/phpfXgCYI_%D0%94%D0%9E%D0%9A%D0%9B%D0%90%D0%94%202020.pdf

217

Уполномоченный по правам человека в субъектах…

Rybalko S.V. Commissioner for human rights in the subjects of the Russian Federation: constitu-tional and legal status and problems of functioning of the state human rights institution // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 2. – Р. 209-218.

The article analyzes the problems of the constitutional and legal status of the Commissioner for Human Rights in Russia. In particular, attention is focused on the procedure, methods and features of the functioning of this human rights institution at the level of the subjects of the Russian Federation. The historical aspect of the formation of this position was studied and disclosed.

The work is also devoted to the study of normative legal acts of the subject level in terms of the legal regu-lation of the activities of the Commissioner for Human Rights in the subjects of the Russian Federation. Thanks to the analysis, the classification gradation of the models of approaches of the subjects of the Russian Federation in determining the legal status of the commissioner is formulated. A study was also conducted in terms of analyzing the essence and role of the commissioner’s auxiliary apparatus, his law enforcement capa-bilities and powers. It was possible to identify a rule-making flaw that requires immediate response, as well as ways to solve the conflict situation that has arisen.

Keywords: ombudsman, Commissioner for Human Rights, auxiliary apparatus, subordinate regulation, civil society, official, state body.

Spisok literatury:

  1. Rashidov, SH.M. Stanovlenie instituta Upolnomochennogo po pravam cheloveka v Rossijskoj Federacii: istoriya i sovremennost’ / SH.M. Rashidov // YUridicheskij vestnik Dagestanskogo gosudarstvennogo univer-siteta. 2018. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/stanovlenie-instituta-upolnomochennogo-po-pravam-cheloveka-v-rossiyskoy-federatsii-istoriya-i-sovremennost
  2. Postanovlenie Verhovnogo Soveta SSSR ot 22 noyabrya 1991 g. N 1920-1 «O deklaracii prav i svobod cheloveka i grazhdanina». URL: https://studfile.net/preview/3843911/
  3. Konstituciya Rossijskoj Federacii (prinyata vsenarodnym golosovaniem 12.12.1993 s izmeneniyami, odo-

brennymi v hode obshcherossijskogo golosovaniya 01.07.2020). URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/

  1. Zakolovorotnaya, O. A. Upolnomochennyj po pravam cheloveka: istoki formirovaniya instituta / O. A. Zakolovorotnaya. — Tekst : neposredstvennyj // Molodoj uchenyj. — 2019. — № 48 (286). — S. 220-222. — URL: https://moluch.ru/archive/286/64618/
  2. Volkov, N.A., Volkov, D.N. Zarozhdenie instituta regional’nyh upolnomochennyh po pravam cheloveka v novejshej istorii Rossii (1994 — 2004 gg.) / N.A. Volkov, D.N. Volkov // Vestnik KemGU. 2015. №4-2 (64).

URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zarozhdenie-instituta-regionalnyh-upolnomochennyh-po-pravam-cheloveka-v-noveyshey-istorii-rossii-1994-2004-gg

  1. Zakon ot 10 aprelya 1998 goda № 7-Z «Ob upolnomochennom po pravam cheloveka v Smolenskoj oblas-ti». URL: https://docs.cntd.ru/document/939380402
  2. Federal’nyj konstitucionnyj zakon ot 26.02.1997 № 1-FKZ (red. ot 09.11.2020) «Ob Upolnomochennom po

pravam cheloveka v Rossijskoj Federacii». URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_13440/

  1. Federal’nyj zakon «Ob obshchih principah organizacii publichnoj vlasti v sub»ektah Rossijskoj Federacii» ot 21.12.2021 N 414-FZ. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_404070/
  2. Federal’nyj zakon «Ob upolnomochennyh po pravam cheloveka v sub»ektah Rossijskoj Federacii» ot

18.03.2020 N 48-FZ. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_347911/

  1. Ustav Samarskoj oblasti ot 18 dekabrya 2006 g. N 179-GD (s izmeneniyami i dopolneniyami). URL: http://xn--80agd4ax.xn--p1ai/upload/files/76000/76550/%D0%A3%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2.pdf
  2. Ustav (Osnovnoj zakon) Stavropol’skogo kraya ot 12 maya 2022 goda N 38-kz. URL: https://docs.cntd.ru/document/406040165
  3. Ustav Moskovskoj oblasti ot 23 noyabrya 2022 goda N 197/2022-OZ. URL: https://docs.cntd.ru/document/1300001959
  4. Baranov, V.M., Baranova, M.V. Doktrinal’naya ekspertnaya ocenka soderzhaniya i tekhniki Federal’nogo zakona «Ob Upolnomochennyh po pravam cheloveka v sub»ektah Rossijskoj Federacii» / V.M. Baranov,

M.V. Baranova// Vestnik SGYUA. 2020. №3 (134). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/doktrinalnaya-ekspertnaya-otsenka-soderzhaniya-i-tehniki-federalnogo-zakona-ob-upolnomochennyh-po-pravam-cheloveka-v-subektah

  1. Doklad Upolnomochennogo po pravam cheloveka v Respublike Krym o soblyudenii prav i svobod che-

loveka i grazhdanina v Respublike Krym za 2020 god. URL: https://ombudsman.rk.gov.ru/uploads/txteditor/ombudsman/attachments/d4/1d/8c/d98f00b204e9800998ecf84 27e/phpfXgCYI_%D0%94%D0%9E%D0%9A%D0%9B%D0%90%D0%94%202020.pdf

.