Теории соучастия, их роль в современном уголовном праве РФ

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Теории соучастия, их роль в современном уголовном…

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 2. – С. 350–354.

УДК 343.2

ТЕОРИИ СОУЧАСТИЯ, ИХ РОЛЬ В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РФ

Мельничук Н. А.

Автономная некоммерческая организация «Профессиональная образовательная организация» «Финансово-экономический колледж» преподаватель

В статье рассматриваются теории соучастия и их отражение в современном правовом регулирова-нии в теоретическом и практическом аспектах. Соучастие в преступлении является одним из наиболее дискуссионных институтов уголовно-правовой отрасли России. Актуальность изучения соучастия за-ключается прежде всего в активно возрастающем количестве преступлений, совершенных при наличии данного признака. За весь период изучения, вынесенной на рассмотрение проблемы, многие авторы старались охарактеризовать вышеупомянутый аспект и дать ему определяющие характеристики. Как следствие, сложилось несколько устоявшихся мнений. В статье рассмотрены классические теории соучастия – акцессорная и самостоятельной ответственности соучастников, а также проведен анализ действующих уголовно-правовых норм, составляющих данный институт, на наличие в них положений, отражающих основные концепции каждой из рассматриваемых теорий. Помимо этого, сделан акцент на теории смешанной ответственности, которая представляет собой современный подход к пониманию института соучастия.

Ключевые слова: соучастие, акцессорная теория, теория самостоятельной ответственности со-участников, теория смешанной ответственности.

  • точки зрения криминологической характеристики – совершение преступления несколькими лицами представляет собой повышенную степень общественной опас-ности, что выражается не только в контексте возможных негативных последствий, но и в силу появления большего количества преступников. В случае совершения преступления в соучастии, имеет место, как правило, более тщательная степень подготовки к совершению такого преступления, а равно раскрытие такие преступ-лений и привлечение виновных лиц к ответственности вызывает большие сложно-сти у сотрудников правоохранительных органов.

Ключевым аспектом в соучастии, который и составляет львиную долю предмета правовых дискуссий, является вопрос степени ответственности каждого из лиц, дей-ствия которых, тех или иным образом приводили к преступному результату. Дис-куссионный характер данного института приводит к неоднозначному восприятию правовой природы явления. В современной научной литературе традиционным следует считать подход, при котором соучастие рассматривается сквозь призму трёх теорий: акцессорной, самостоятельной ответственности соучастников и смешанную.

Акцессорная теория получила свои зачатки в эпоху французской революции XVIII в., а впервые нормативно была закреплена в Уголовном Кодексе Франции 1810 г. С точки зрения данной теории соучастия, которой придерживаются некото-рые учёные, ключевой фигурой в соучастии является исполнитель, действия же остальных участников следует рассматривать как вспомогательную, второстепен-ную [1]. Так называемый «придаточный» характер действий соучастников в рамках данной теории можно сформировать сквозь призму следующих постулатов:

— только при наличии уголовно-наказуемого действия исполнителя соучастник понесёт ответственность;

Мельничук Н. А.

— соучастник несет уголовную ответственность по той же статьей уголовного за-кона, по которой были квалифицированы деяния исполнителя преступления [2].

Исходя из вышеуказанных особенностей, в рамках данной теории, рациональным видится вывод о том, что соучастие, как уголовно-правовое явление, невозможно без исполнителя. А также, то, что наступление ответственности иных соучастников допустимо только после выполнения исполнителем объективной стороны преступ-ления, или хотя бы начала такого выполнения [3].

При этом, данная теория подвергается строгой критике в силу её реакционного характера, так как она ставит под сомнение положение современной доктрины о том, что каждый соучастник несёт ответственность за своё собственное преступле-ние, а не за чужое. Тем не менее важно понимать, что акцессорная теория не носит критический характер последней инстанции, а является лишь обобщённой точкой зрения, начальным подходом, который в свою очередь порождает множество тече-ний и ответвлений, в том числе и учитывающих иные положения.

Вторым подходом к пониманию соучастия следует считать теорию самостоя-тельной ответственности соучастников. Следуя незыблемым традициям концепту-альных подходов к юридическому явлению, данная теория является обратной от предыдущей. В основу данной теории ложится мнение о том, что каждый соучаст-ник несёт ответственность самостоятельно, с учётом совершенного конкретно ими, деяния. Столь принципиальный подход позволял некоторым учёным задавать такой кардинальный вопрос – «А нужен ли вообще в таком случае институт соучастия?»

Такого мнения придерживался Н. Д. Сергеевский, который в своих работах ука-зывал на несостоятельность данного института. Он предлагал расценивать действия каждого участника преступления как самостоятельные, не проводя взаимосвязь между иными соучастниками, в том числе и исполнителем [4].

Современное положение института соучастия даёт понять то, что в рамках со-временного правового регулирования явно прослеживается влияние обеих базовых теорий.

Законодательное определение соучастия в рамках Российского законодательства находит своё отражение в положении ст. 32 УК РФ – Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Правовому регулированию особенностей соучастия посвящена Глава 7 УК РФ.

  • точки зрения вышеуказанных теорий допустимо говорить об акцессорной при-роде сквозь призму анализа п. 5 ст. 34 УК РФ – в случае недоведения исполнителем преступления до конца по независящим от него обстоятельствам, остальные со-участники несут ответственность за приготовление или покушение на совершение преступления, как исполнитель. Таким образом, ключевым моментом квалификации содеянного остальными соучастниками, в контексте стадийности преступлений, бу-дет являться факт того довел исполнитель содеянное до конца или нет, в независи-мости от того, выполнили ли соучастники возложенные на них, обусловленные их ролью в совершении преступления, функциональные обязанности.

Следующим, следует сделать вывод о том, что с точки зрения факультативных признаков объективной стороны также прослеживается некая зависимость осталь-ных соучастников – именно время конкретного деяния, совершенного исполните-лем, а также место, где исполнитель реализовал содеянное, следует считать оконча-

351

Теории соучастия, их роль в современном уголовном…

тельными, вне зависимости от того, где и когда свою деятельность реализовывали остальные.

Помимо этого, если дело в отношении исполнителя прекращается по признакам ч. 2 ст. 14 УК, то оно автоматически прекращается и в отношении других соучаст-ников, естественно, при условии, что факт совершения исполнителем малозначи-тельного деяния охватывался умыслом всех совместно действовавших лиц. Абсо-лютно аналогично решается этот вопрос в том случае, когда действия исполнителя прерываются на стадии приготовления к преступлению небольшой или средней тя-жести.

Свою лепту в современный институт соучастия внесла и теория самостоятельной ответственности. Наиболее явно её влияние отражается на явлении эксцесса испол-нителя, регламентированного ст. 36 УК РФ. Данное положение очерчивает рамки привлечения иных соучастников к ответственности за преступления, умысел на со-вершение которых на них не распространялся.

Так же, в соответствии с частью 4 ст. 31 УК РФ организатор преступления и под-стрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. В случае, если дей-ствия организатора или подстрекателя не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то в соответствии с частью 5 ст. 31 УК РФ, суд может признать смягчающими обстоятельствами, меры, которые предпринимались орга-низатором или подстрекателем с целью предотвратить совершение преступления исполнителем.

Согласно, тем же положениям части 4 ст. 31 УК РФ пособник не подлежит уго-ловной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления.

Помимо этого, согласно ч.1 ст. 34 УК РФ, где прямо закреплено, что «ответ-ственность соучастников преступления определяется характером и степенью факти-ческого участия каждого из них в совершении преступления», что говорит о том, что основание ответственности формируется из тех преступных действий, которые были лично совершены каждым из соучастников [5].

Вышеизложенные доводы указывают на закономерный вывод о том, что в дей-ствующем уголовно-правовом регулировании задействованы положения обеих тео-рий. На этих основаниях и получила своё распространение концепция смешанной ответственности соучастников. Такой позиции в науке придерживаются те, кто счёл недостаточными обоснования вышеизложенных теорий.

Одним из приверженцев смешанной теории соучастия следует считать С.С. Аве-тисяна, который выдвигает следующие положения в поддержку данной теории:

  1. основанием, для привлечения к ответственности соучастников, является нали-чие в их действиях признаков состава преступления;
  2. для выявления признаков всех теорий соучастия необходим тщательный ана-лиз действующего законодательства и правоприменительной практики;
  3. соучастники несут ответственность самостоятельно, однако, в некоторых слу-чаях их ответственность находится в зависимости от действий и ответственности исполнителя;

Мельничук Н. А.

  1. в борьбе с преступлениями, совершёнными группой лиц, содействует именно смешанная теория ответственности соучастников [6].

Важно отметить, что С.С. Аветисян в целом признаёт правильной акцессорную теорию, однако с учётом современных особенностей совершения групповых пре-ступлений, положений только данного подхода недостаточно, особенно, если взять во внимание действующее уголовное законодательство.

В дополнение к этому, Ю.А. Клименко указывает на то, что для построения со-временного института соучастия в преступлении, акцессорная и теория самостоя-тельной ответственности соучастников являются идеальными компонентами [7].

Тем не менее, первостепенной проблемой соучастия следует считать не то, насколько ответственность соучастников зависит от действий исполнителя, а то ка-ким образом происходит обоснование такой ответственности.

Всё вышеизложенное позволяет прийти к выводу о том, что две базовых теории соучастия, акцессорная и самостоятельная имеют ряд преимуществ, при этом не лишены существенных недостатков, которые представляют собой прежде всего ряд закономерных вопросов к каждой теории, которые возникают в силу существующих пробелах, вызванных конструкцией актуального уголовного законодательства. Дей-ствующее правовое регулирование института соучастия не позволяет полностью отдать предпочтение какой-либо одной из теорий.

По мнению автора, подход к объединению теорий в единую, на примере сме-шанной теории, которая предусматривает взаимосвязь между действиями исполни-теля и соучастников, но при этом и так же предусматривает специфику наступления уголовной ответственности у каждого из видов соучастия в зависимости от степени их непосредственного участия, является концептуально верным подходом, посколь-ку позволит сформировать подход, лишенный пробелов и вопросов. Помимо этого, такой подход позволит преодолеть пласт существующих разногласий в науке уго-ловного права, а также создаст благоприятные условия в правоприменительной практике.

Список литературы:

1. Соучастие в преступлении. Понятие соучастия. // Свердловский юридический институт. Ученые тру-ды. Т. 3. 1960. С. 111, 166-169.

2. Флетчер Д. Основные концепции современного уголовного права. / Флетчер Д. — М.: Юристъ, 1998. – С. 512.

3. Ковалев М.И Соучастие в преступлении. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1999. С. 13

4. Сергеевский, Н. Д. Конспект лекций Общей части уголовного права / Н. Д. Сергеевский. — Санкт-Петербург, 1885. — С. 2.

5. Мухаметдинов, Д. М. Правовая природа соучастия в преступлении в уголовном праве России / Д. М.

Мухаметдинов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2022. — № 23 (418). — С. 316-318.

— [Электронный ресурс] // Режим доступа: URL: https://moluch.ru/archive/418/92847/ (дата обращения:

16.03.2023).

6. Соучастие в преступлениях со специальным составом. Монография / Аветисян С.С. — М.: Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 2004. — 467 c.

7. Клименко Ю. А. О юридической природе соучастия в преступлении // Актуальные проблемы рос-

сийскогоправа.2010.№4.[Электронныйресурс]//Режимдоступа:URL:

https://cyberleninka.ru/article/n/o-yuridicheskoy-prirode-souchastiya-v-prestuplenii (дата обращения: 18.03.2023).

Melnichuk N.A., The theories of complicity, their role in the modern criminal law of the Russian Rederation // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 2. – Р. 350–354.

353

Теории соучастия, их роль в современном уголовном…

The article contains theories of complicity and their reflection in modern legal regulation in theoretical and practical aspects. Complicity in a crime is one of the most debatable institutions of the Russian criminal law industry. The relevance of the study of complicity lies primarily in the actively growing number of crimes committed in terms of availability of this sign.

Over the entire explore period of the problem submitted for consideration, many authors have tried to characterize the above aspect and give it defining characteristics. As a result, several established opinions have developed. The article discusses the classical theories of complicity — accessory and independent responsibility of accomplices, and also analyzes the existing criminal law norms that make up this institution, for the pres-ence of provisions in them that reflect the basic concepts of each of the theories under consideration. In addi-tion, emphasis is placed on the theory of mixed responsibility, which is a modern approach to understanding the institution of complicity.

Keywords: complicity, accessory theory, theory of independent responsibility of accomplices, theory of mixed responsibility.

Spisok literaturi:

1. Souchastie v prestuplenii. Ponyatie souchastiya. // Sverdlovskij yuridicheskij institut. Uchenye trudy. T. 3.

1960. S. 111, 166-169.

2. Fletcher D. Osnovnye koncepcii sovremennogo ugolovnogo prava. / Fletcher D. — M.: YUrist», 1998. – S.

512.

3. Kovalev M.I Souchastie v prestuplenii. Ekaterinburg: Izd-vo UrGYUA, 1999. S. 13.

4. Sergeevskij, N. D. Konspekt lekcij Obshchej chasti ugolovnogo prava / N. D. Sergeevskij. — Sankt-Peterburg, 1885. — S. 2.

5. Muhametdinov, D. M. Pravovaya priroda souchastiya v prestuplenii v ugolovnom prave Rossii / D. M. Mu-hametdinov. — Tekst : neposredstvennyj // Molodoj uchenyj. — 2022. — № 23 (418). — S. 316-318. — [El-ektronnyj resurs] // Rezhim dostupa: URL: https://moluch.ru/archive/418/92847/ (data obrashcheniya: 16.03.2023).

6. Souchastie v prestupleniyah so special’nym sostavom. Monografiya / Avetisyan S.S. — M.: Zakon i pravo, YUNITI-DANA, 2004. — 467 c.

7. Klimenko YU. A. O yuridicheskoj prirode souchastiya v prestuplenii // Aktual’nye problemy rossijskogo prava. 2010. №4. [Elektronnyj resurs] // Rezhim dostupa: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/o-yuridicheskoy-prirode-souchastiya-v-prestuplenii (data obrashcheniya: 18.03.2023). .