Теоретико-методологические аспекты определения эффективности конституционно-правовых норм

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Годованик Е. В.

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 1. – С. 123 – 135.

УДК 342.4

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫХ НОРМ

Годованик Е. В.

Севастопольский государственный университет

Работа посвящена определению сопоставлению различных доктринальных взглядов на определе-ние эффективности конституционно-правовых норм, выработанных в рамках основных школ понима-ния права в общей теории государства и права, а также теории конституционного права. Показано, что комплексная и целостная парадигма эффективности конституционно-правовых норм может быть раз-работана исключительно при условии применения широкого междисциплинарного методологического инструментария, основанного как на достижениях юриспруденции, так и других общественных, гума-нитарных и прикладных наук. Отмечено непосредственное влияние формально-юридической, социо-логической и естественно-правовой школ на формирование современного содержания дефиниции «эффективность конституционно-правовых норм». Такое влияние имеет комплексный характер, что является предпосылкой и основной причиной необходимости разработки синергетического подхода к доктринальному выяснению и систематизации критериев и оснований повышения эффективности кон-ституционно-правовых норм как на этапе правотворчества, так и на различных стадиях правопримене-ния. Отдельно отмечается воздействие комплекса принципиально новых факторов, таких, как взаимо-действие конституционного и международного правопорядков, глобализация, межгосударственные интеграционные процессы, на содержание и смысл понятия «эффективность конституционно-правовых норм» в координатах национальных систем права суверенных государств. Сформулированы авторские выводы и обобщения, в комплексе формирующие теоретико-методологические предпосыл-ки дальнейшей научно-практической разработки форм и методов обеспечения эффективности консти-туционно-правовых норм в современном обществе.

Ключевые слова: конституционно-правовая норма, эффективность, теоретико-методологические аспекты, реализация конституционно-правовых норм, правопонимание, правоприменение, конститу-ционное правотворчество, конституционно-правовые отношения, научная методология, междисципли-нарный подход.

  • современных условиях развития доктрины и практики российского и мирового конституционализма комплексное исследование теоретико-методологических основ определения эффективности конституционно-правовых норм как первичного эле-мента национальной системы права является первоочередной задачей как для общей теории государства и права, так и для теории конституционного права, что объекти-вируется и детерминируется с нескольких ключевых позиций концептуально-онтологического характера.

Во-первых, на современном этапе конституционного развития особое место в структуре национальной системы права занимают конституционно-правовые нор-мы, регулирующие важнейшие общественные отношения на базовом уровне, что и определяет их ведущий характер и высшую юридическую силу среди всего комплекса других отраслевых норм.

Во-вторых, актуальность исследования эффективности конституционно-правовых норм в современных условиях развития системы права объясняется фактическим отсутствием в современной отечественной науке фундаментальных исследований, посвященных комплексному определению критериев, проблемных аспектов и дальнейших перспектив повышения регулятивной эффективности конституционно-правовых норм.

Более того, в теоретико-правовой и конституционно-правовой науке на сегодня фактически отсутствует комплексное, системное, междисциплинарное исследование категории «эффективность конституционно-правовых норм», ведь, с одной стороны, теоретико-правовые исследования сфокусированы на раскрытии общих юридических понятий, таких как «система права», правовая система», «норма права» и т.д., а наука конституционного права, в свою очередь, акцентирует внимание на функционировании и усовершенствовании отдельных конституционно-правовых институтов, к которым относятся, например, судоустройство, парламент, глава государства, местное самоуправление и другие.

Вместе с тем, в условиях современного правового развития принципиально важной задачей как для теории государства и права, так и для теории конституционного права, представляется создание синергетической парадигмы эффективности конституционно-правовых норм, сформулированной и систематизированной как с точки зрения их общего места и роли как в национальной системе права, так и с позиций специфического отраслевого конституционно-правового регулирования.

  • современных условиях развития системы права эффективность реализации конституционно-правовых норм напрямую зависит от качества конституционного правотворчества, основными критериями которого является цель конституционно-правового регулирования, юридическая законодательная техника, диалектическая связь с другими конституционно-правовыми нормами и внутренняя способность конкретной нормы формировать правомерное поведение субъектов конституционно-правовых отношений во всех схожих фактических ситуациях.

Необходимо также учитывать, что современное развитие института конституционализма как основы внутригосударственной системы права имеет следующие важнейшие особенности и определяющие тенденции развития: современная система права должна воспроизводить демократическую, правовую государственность в государствах с демократической формой политического режима и обеспечивает связь правового регулирования с обществом, гражданами соответствующего государства; общая демократизация системы права, отражение в конституционно-правовых нормах идеи демократического устройства общественной жизни и демократического характера деятельности органов и должностных лиц публичной власти, как государственной, так и муниципальной; расширение зон действия права как такового и конституционного права в частности, сопровождающееся расширением границ правового пространства в структуре социально-нормативного регулирования общественных отношений; общая гуманизация системы права и его переориентация из интересов государства на интересы индивида и общества в целом через политико-правовой концепт обеспечения прав человека и гражданина как высшей цели деятельности публичной власти и ключевой задачи действующего законодательства, а также важнейшего критерия эффективности норм конституционного права как социального регулятора; увеличение объема и качественного содержания процессу-альных (процедурных) норм в формально-юридической структуре системы права, в том числе – на конституционно-правовом уровне (конституционный процесс, официальное толкование норм права органом конституционной юстиции, административные регламенты в деятельности субъектов конституционно-правовых отношений и т.п.).

Вместе с тем, при определении теоретико-методологической основы эффективности конституционно-правовых норм можно выделить как социальный механизм их регулятивного действия, который состоит из совокупности социальных, социально психологических и информационных регулирующих факторов, а также законодательно детерминированный юридический механизм регулятивного действия конституционно-правовых норм, который концептуально основывается на институте конституционно-правовой ответственности, как положительной, так и отрицательной, причем основным юридическим фактором эффективности конституционно-правовых норм является положительная ответственность субъектов конституци-онно-правовых отношений, т.е. добросовестное отношение к реализации этих норм, юридическим следствием чего является правомерное, в том числе социально активное, поведение, которое заложено в качестве желаемой конечной цели нормативно-правового регулирования согласно текстуального содержания соответствующих норм.

При этом социальный и юридический механизмы регулятивного действия конституционно-правовых норм на общественные отношения имеют общую цель, ка-кой, безусловно, является правомерное поведение адресатов – субъектов конституционно-правовых отношений, но для достижения данной цели применяются раз-личные способы и меры воздействия. Если для социального механизма характерно политическое, социально-экономическое, моральное, информационное влияние, то возможности юридического механизма ограничены содержанием действующих законодательных норм и направлены на их непосредственную формально-юридическую реализацию в жизнедеятельности социума.

Таким образом, модель защиты сбалансированных интересов общества и государства как основного критерия эффективности конституционно-правовых норм является наиболее соответствующей основной цели регулятивного действия конституционно-правовых норм в современном правовом (конституционном) государстве, что обеспечивает правомерное поведение субъектов конституционно-правовых отношений при осуществлении всех возможных форм реализации таких норм.

При этом важнейшим фактором эффективности практической реализации кон-ституционно-правовых норм является качественное конституционное правотворче-ство, представляющее собой целенаправленную деятельность, в процессе которой происходит формирование конституционно-правовых норм, в дальнейшем приме-няемых уполномоченными субъектами конституционно-правовых отношений с це-лью достижения эффективного регулятивного влияния на базовые общественные отношения. Отличительной чертой конституционного правотворчества можно счи-тать тот фактор, что значительное количество конституционно-правовых норм яв-ляются общими, стратегическими, программными по своей имманентной сущности, заключающейся в их фундаментальном государственно-правотворческом характере,

  • потому их эффективность следует измерять именно по общему состоянию право-порядка в обществе, которое при достаточном уровне эффективности соответству-ющих норм фактически выражается в преобладающем правомерном поведении субъектов конституционно-правовых отношений.

125

Теоретико-методологические аспекты…

  • то же время, социально-психологическим эффектом от реализации конститу-ционно-правовых норм является осуществление желаемого, полезного влияния на конституционно-правовое сознание субъектов, которое, что вполне логично и по-нятно, не может быть установлено математически либо схематически в конкретном количественном измерении.

Выделяя теоретико-методологические предпосылки и условия эффективного действия конституционно-правовых норм, важно учитывать и то обстоятельство онтологического характера, что их эффективность является необходимой основой для надлежащей реализации других отраслевых правовых норм на уровне конкрет-ных жизненных обстоятельств, выступая ориентиром и основами любого отрасле-вого правообразования и правоприменения, включая гражданское, уголовное, адми-нистративное, финансовое, экологическое и любые другие как классические, так и комплексные отрасли внутригосударственного права.

Современные правовые системы конституционных (правовых) государств ори-ентируются, прежде всего, на т.н. универсальные, общечеловеческие ценности, в центре которых находится личность как самостоятельная, наивысшая ценность гос-ударственно-правового развития и конечный «бенефициар» эффективной реализа-ции основополагающих конституционно-правовых принципов и норм.

Именно в плоскости конституционно-правового обеспечения прав человека и гражданина находит свое наибольшее проявление, взаимное влияние и имманент-ную взаимосвязь с внутренним правопорядком имплементация международно-правовых норм в национальную систему права, а конституционно-правовой норме как первичному структурному элементу системы права в такой парадигме отводит-ся ключевая роль в формировании поведения субъектов конституционно-правовых отношений, их социализации и трансформации в современных условиях жизнедея-тельности государства и общества.

Исходя из подобного доктринального концепта, одно из первоочередных мест в определении критериев эффективности конституционно-правовых норм занимает их способность реализовывать в повседневных общественных отношениях универ-сальный конституционный принцип первоочередности обеспечения прав и свобод человека и гражданина, из чего следует осознанная необходимость правильного определения целей конституционно-правового регулирования, что усматривается основополагающей правотворческой доминантой при построении публично-властной управленческой системы в правовом (конституционном) государстве.

Более того, важно помнить и то обстоятельство, что права, свободы, а также «зеркальные» по отношению к ним обязанности человека и гражданина в современ-ном конституционализме являются центральным элементом, фундаментальной ос-новой конституционно-правового статуса личности.

Именно в правах, свободах и обязанностях юридически оформляются стандарты поведения человека, гражданина, которые признаются и гарантируются государ-ством. Через них раскрываются основные принципы взаимоотношений между госу-дарством и личностью, которые на определенном этапе общественного развития оно считает возможными, общественно полезными и целесообразными или обязатель-ными, а потому система права любого государства отводит значительное место пра-вам и свободам человека и гражданина именно на высшем иерархическом уровне конституционно-правовых норм.

Годованик Е. В.

Исходя из гуманистического характера современных конституционных ценно-стей, можно отметить, что признание и закрепление в конституции, других актах конституционного законодательства прав и свобод человека и гражданина, их объ-ем, виды и содержание в нынешних условиях является одной из актуальных, прио-ритетных и важнейших проблем современной цивилизации, а становление и разви-тие конституционно-правового статуса личности является важнейшим параметром эффективного конституционно-правового строительства, которое базируется на принятии качественных конституционно-правовых норм и их надлежащим приме-нении во взаимоотношениях субъектов конституционно-правовых отношений.

На наш взгляд, общим критерием эффективности конституционно-правовых норм является: на уровне правотворчества – соответствие конституционно-правовой нормы принципу верховенства права, ее первоочередная направленность на обеспе-чение естественных прав и свобод; на уровне правоприменения – реальная способ-ность конституционно-правовой нормы обеспечивать верховенство права как осно-вополагающий принцип современного суверенного, конституционного, правового, социального, демократического государства.

    • то же время, специальным критерием эффективности конкретной конституци-онно-правовой нормы как социального регулятора, как представляется, является прагматически выраженный конечный результат ее реализации, заключающийся в правомерном поведении субъектов конституционно-правовых отношений при обя-зательном условии, что именно такой вариант поведения был заложен в соответ-ствующую норму в качестве программного как полезный, желанный и необходимый
  • тех или иных общественных отношениях базового уровня.
    • контексте выделения специальных условий эффективности конституционно-правовых норм, видится возможным определить их, исходя из нескольких основных критериев измерения уровня эффективности тех или иных социальных норм в ши-роком значении регуляторов определенных процессов в развитом социуме, что определяет их влияние на правомерное поведение надлежащих адресатов.

Данные критерии являются видовыми для родового специального критерия эф-фективности конституционно-правовой нормы, которым, как уже было обозначено, является конечный результат ее реализации, сознательно запрограммированный за-конодателем еще на стадии конституционного правотворчества.

    • любом случае, эффективность каждой отдельной конституционно-правовой нормы следует рассматривать в общем контексте конституционной идеологии и конституционной стратегии общественного развития, т.е. не только с точки зрения чисто механистической реализации конкретной формально-юридической нормы, а и, прежде всего, с позиций возможности реального обеспечения принятием и реали-зацией соответствующих формальных норм конституционных принципов и есте-ственно-правовой основы доктрины и практики конституционализма в регулирова-нии базовых общественных отношений.
    • подобных условиях юридическая наука остро нуждается в формировании со-временного методологического инструментария исследования объективных явле-ний, процессов, феноменов общественно-правового характера, включая разработку надлежащих конкретно-научных методов познания тех или иных конституционно-правовых институтов, категорий, комплексных явлений.

127

Теоретико-методологические аспекты…

    • обобщенном смысле научная терминология подразумевает под методом (гр. «methodos» – 1) способ познания, исследования явлений природы и общественной жизни; 2) прием, способ или образ действий)» [1, с. 315]) определенный эвристиче-ский (теоретико-методологический, практически-прикладной либо смешанный) способ получения принципиально нового, но в то же время достоверного и каче-ственного научного знания.

Вместе с тем, отечественная юриспруденция, преодолев методологический мо-низм материалистической диалектики как единственного правильного инструмен-тария эмпирического анализа объективной действительности, довольно часто про-должает пользоваться мировоззренческими системами, в известной степени игнори-рующими социальные, биологические, культурно-духовные, психологические фак-торы, влияющие на правовое развитие человека, общества, государства.

    • то же время, диалектический способ научного познания остается одной из ос-новных методологических парадигм исследования государственно-правовых явле-ний, поскольку базируется на восхождении от абстрактного к конкретному, что представляется необходимым методологическим условием формулирования круп-ных категориальных понятий в праве [2, с. 13-14], каким, безусловно, является и обобщенное понятие эффективности конституционно-правовых норм.

Вместе с тем, диалектический метод в процессе научного познания внутреннего содержания категории «эффективность конституционно-правовых норм», на наш взгляд, целесообразно применять в комплексном сочетании с другими методологи-ческими дискурсами.

Так, например, метафизическая философия, выступающая методологическим ан-типодом материалистической диалектики, рассматривает бытие как некую статиче-скую категорию, существующую независимо от времени и субъекта познания, и по-добный подход также весьма полезен для формирования глубокого понимания кон-ституционализма, конституционного права, конституционно-правовых норм как определенной константы, стабильного, устоявшегося явления, которое имманентно

  • любых условиях имеет наивысшую юридическую силу в пределах исторически сложившихся координат национальной системы права.

Феноменологический метод, в свою очередь, позволяет рассматривать категорию «эффективность конституционно-правовых норм» как специфический феномен об-щественной жизнедеятельности, выражающийся в отдельной терминологической дефиниции описательного характера.

Герменевтическая философия фактически синтезирует (сочетает, объединяет) правила интерпретации письменных источников юридического, политического, ре-лигиозного и другого происхождения, что важно для определения оптимальных пу-тей повышения эффективности конституционно-правовых норм с учетом не только формально-юридических предписаний, но также исторических предпосылок, соци-альной детерминации, культурно-духовных доминант, официальных политико-правовых и неофициальных политических (корпоративных) источников регулиро-вания общественных отношений.

При этом все указанные методологические парадигмы как с диалектической, так и с метафизической точки зрения, в первую очередь фокусируют свое внимание на объективно существующей правовой материи, ее свойствах, генезисе, интерпрета-

Годованик Е. В.

ции или перманентно-поливариантном способе создания различных структур обще-ственного бытия.

Вместе с тем, использование только концептуальных парадигм для научного ис-следования категории «эффективность конституционно-правовых норм» недоста-точно, поскольку формирование достоверного научного знания довольно часто тре-бует предварительного выдвижения гипотетических суждений с их последующей эмпирической проверкой общими научными методами [3, с. 13], а также специаль-ными юридическими методами, такими, как историко-правовой, сравнительно-правовой, формально-юридический, формально-догматический, логический и т.п.

Кроме того, при проведении исследования эффективности конституционно-правовых норм, на наш взгляд, может быть вполне оправдано использование специ-альных методов других (неюридических) наук, таких, как, например: хронологиче-ский (используемый исторической наукой) – для установления конкретно-исторических этапов развития конституционализма и конституционно правового нормативного регулирования в контексте историософской парадигмы исследования конституционно-правовой модернизации общества; метод тестирования и анкети-рования (психология) – для определения критериев и оптимальных путей повыше-ния эффективности влияния конституционно-правовых норм на правосознание граждан; математические методы построения алгоритмов и формул – для установ-ления количественного и качественного уровня эффективности реализации консти-туционно-правовых норм в общественных отношениях.

Иными словами, по удачному выражению И.А. Ильина, «способов изучения пра-ва немало. Каждый из них отдельно ценен и незаменим. Вера в спасительный идео-логический монизм падает и уступает место принципиальному признанию методо-логического плюрализма» [4, с. 9-10]. Подобным образом рассматривает вопрос о надлежащей методологии правовых исследований и Н.И. Матузов, по мнению кото-рого «методология – это такая вещь, где никогда не было, нет, и, наверное, по опре-делению быть не может единства мнений, где всегда шли и сейчас ведутся споры, ведь, как известно, в текущей жизни непрерывно возникают новые явления и реа-лии, для объяснения которых предыдущие, устоявшиеся рычаги не подходят» [5, с. 13-14].

Более того, те принципиально новые явления и реалии, исследования которых являются ключевой задачей современной методологии юридической науки, могут быть объяснены исключительно при использовании широкого междисциплинарного подхода, что означает необходимость учета всего комплекса социальных и культур-ных изменений глобального, регионального и национального масштаба посред-ством расширения специальной методологии за счет специфических способов по-знания других наук, не только общественных, но и, как уже отмечалось, естествен-ных, включая профильные прикладные дисциплины.

  • свою очередь, М.А. Придворов и В.В. Трофимов в данном контексте отмечают, что в юридической науке на ее современном этапе развития «…отсутствуют какие-либо прочные… методологические устои» [6, с. 63], поскольку «при попытках столкнуть юриспруденцию со стагнационной точки используются старые (класси-ческие) методологические средства» [6, с. 63].

Учитывая указанный познавательный инструментарий, можно констатировать, что теоретико-правовое и методологическое измерение повышения эффективности

129

Теоретико-методологические аспекты…

нормативного конституционно-правового регулирования должно основываться на основных конституционно-правовых принципах, среди которых основное значение имеют те принципы, которые определяют центральное положение индивида в структуре правотворческого и правоприменительного конституционного целепола-гания.

  • контексте определения методологии и состояния научной разработки доктри-нальной категории «эффективность конституционно-правовых норм» следует отме-тить, что проблематика соотношения социальной и индивидуальной значимости конституционно-правовых норм чаще всего практически остается без внимания при проведении теоретических научных исследований, а потому нуждается в достаточ-но серьезной научной разработке и формировании целостного доктринального взгляда, исходя из реально складывающихся тенденций развития современного и перспективного конституционализма.

При этом на современном этапе развития мирового конституционализма как ключевой идеи правового государства наиболее определяющей составляющей эво-люционных изменений в методологии юридической науки, влияющих на исследо-вание эффективности конституционно-правовых норм, является фундаментализация теории государства и права и фундаментализация правовой методологии. Свиде-тельством фундаментализации методологии юридической науки является интенси-фикация исследования методологических проблем философско-правовой, общетео-ретической, сравнительно-правовой и отраслевых наук.

При этом прослеживается количественный рост исследований и, соответственно, научных публикаций разного уровня, в которых рассматриваются традиционные для юридической науки проблемы (в частности, правопонимание, юридическая от-ветственность, источники права, правотворчество, правоприменение, а также от-дельные обращения к новым в рамках общей теории права и теории конституцион-ного права проблем и т.п.), но в то же время комплексные, фундаментальные, спе-циальные исследования эффективности конституционно-правовых норм и путей ее повышения в современных условиях общественно-правового развития как в зару-бежной, так и в отечественной юридической науке практически отсутствуют.

Кроме того, все более значительной становится взаимосвязь философии права и общей теории права, а ряд проблем становится предметом рассмотрения обоих направлений научных исследований, что лишь углубляет уровень познания и от-крывает ряд новых возможностей для современных ученых. В то же время следует отметить, что теоретики права прилагают значительные усилия при анализе мета-теоретических и методологических проблем юридической науки, а философы права углубляются в исследование правового сознания и правовой культуры, прав челове-ка и т.д.

По мнению многих ученых, сегодня в области правовой науки настал период, ко-гда юриспруденция должна существенно обновить свою методологию с учетом по-следних достижений в общественном и гуманитарном познании окружающей дей-ствительности [7, с. 17].

  • то же время, несмотря на указанные изменения и трансформации осознания методологического инструментария теоретической правовой науки, как представля-ется, основным общенаучным методом познания категории «эффективность кон-ституционно-правовых норм» остается диалектический материализм, позволяющий

Годованик Е. В.

раскрыть наиболее общие законы развития природы, общества и мышления [8, с. 180]. Другими словами, по мнению Ф. Энгельса, материалистическая диалектика является наукой «об общих законах движения как внешнего мира, так и человече-ского мышления: две строки законов, которые по сути тождественны, а по своему выражению различны лишь настолько, насколько человеческая голова может при-менять их сознательно, в то время как в природе, а до сих пор и в человеческой ис-тории, они прокладывали себе путь бессознательно» [9, с. 302].

    • любом случае, указанный метод имеет сверхважное значение для корректного научного познания оптимальных путей повышения эффективности конституцион-но-правовых норм как следствия прогрессивных диалектических преобразований в соответствии с объективными условиями современной действительности и реально-го состояния современных общественных отношений как на национальном, так и на международном (в том числе – интеграционном) уровнях формирование действен-ного и целесообразного (желаемого) нормативного правового регулирования.

Иначе говоря, «постановка методологической проблемы является наиболее от-ветственным и сложным этапом теоретического исследования, поскольку задает горизонты конструирования и содержательных интерпретаций предмета мысли»

[10, с. 11].

Следовательно, при изучении природы такого сложного феномена в юриспру-денции как эффективность правового регулирования либо правовых норм невоз-можно обойти вниманием методологические проблемы, возникающие при попытке построения целостной архитектоники указанной фундаментальной конструкции.

При определении критериев эффективности правового регулирования следует исходить из понимания того, что в конституционном государстве право в различных его проявлениях непосредственно детерминирует модель социокультурной жизне-деятельности общества. Это влияние обусловливается содержанием права, которое понимается учеными-теоретиками неодинаково, и степенью его реализации в тех или иных конкретно-исторических условиях, т.е. право и нормы как его первичные элементы выступают в качестве определенной свободы, социального долга, долж-ного минимума морали и т.п.

По мнению известного российского ученого, классика отечественного юридиче-ского позитивизма Г.Ф. Шершеневича, чтобы найти определение понятия о праве, нужно «определить понятие позитивного права». Исследователь обращает внимание на то, что «вниманию исследователя подлежит только то право, которое действует, но не то право, которое должно действовать» [11, с. 231], т.е., иными словами, дей-ствующие, а не желаемые или оптимальные по своей эффективности правовые нор-мы.

  • подобной точкой зрения вряд ли можно полностью согласиться, поскольку предметом научного исследования эффективности конституционно-правовых норм, определяющим его методологический инструментарий, на наш взгляд, является не только существующее состояние реализации правовых норм, но и, не в последнюю очередь, поиск оптимальных путей повышения эффективности регулирующего вли-яния конституционно-правовых норм.
  • этой точки зрения, методология исследования категории «эффективность кон-ституционно-правовых норм» должна быть направлена на решение нескольких ключевых задач, а именно:

131

Теоретико-методологические аспекты…

а) анализ эффективности влияния действующих конституционно-правовых норм на общественные отношения;

б) сравнительно-правовое исследование эффективности реализации конституци-онно-правовых норм в Российской Федерации и зарубежных государствах, а также на разных конкретно-исторических этапах развития российского конституциона-лизма;

в) определение оптимальных путей достижения эффективного влияния консти-туционно-правовых норм на общественные отношения.

Следует отметить, что решение данных задач требует некоторых терминологиче-ских и содержательных уточнений методологических конструкций и средств, ис-пользуемых для указанной цели.

Во-первых, в современной юриспруденции отсутствует единое понимание мето-дологии как таковой. Как представляется, в контексте исследования категории «эф-фективность конституционно-правовых норм» под его методологией следует пони-мать комплексное доктринальное представление об оптимальном способе создания

  • реализации отраслевых конституционно-правовых норм путем определения надлежащих методологических способов и приемов, способных обеспечить макси-мальную эффективность их положительного (желаемого) влияния на общественные отношения в пределах национальной системы права

Во-вторых, формирование надлежащей методологии исследования напрямую за-висит от его предмета, включая его внутреннее содержательное наполнение, при-знаки, правовую природу, ведь, как утверждает выдающийся философ, основопо-ложник философской школы феноменологии, Э. Гуссерль, «истинный метод выте-кает из природы предметов, которые подлежат исследованию, а не из наших заранее составленных суждений и представлений» [6, с. 66]. С подобным утверждением следует согласиться, ведь для получения правильных методологических способов и приемов познания крайне важно определить формальные качества объекта позна-ния, т.е. конституционно-правовых норм как составного элемента национальной системы права, сущностные характеристики которой определяются формально-юридическим гносеологическим инструментарием.

В-третьих, под методологией исследования категории «эффективность консти-туционно-правовых норм» следует понимать целостную, неделимую, комплексную систему подходов и приемов решения тех или иных вопросов исследования или де-ятельности. Таким методом в позитивистской интерпретации правовых явлений признается, главным образом, формально-юридический, а эффективность правового регулирования связывается с формально правильной реализацией действующих правовых норм независимо от их содержательной составляющей и соответствия т.н. «естественному» праву.

Обобщая ключевые представления трех основных школ правопонимания в кон-тексте определения эффективности конституционно-правовых норм, можно вы-строить определенную компаративную схему, отражающие взгляд на указанный предмет исследования с точки зрения каждой из них.

Исходя из концептуальных основ формально-догматического позитивизма, эф-фективность конституционно-правовых норм проявляется в эффективности (дей-ственности) регулятивного влияния конституционного законодательства на поведе-ние субъектов конституционного права, которая выражается в максимальном до-

Годованик Е. В.

стижении заложенного законодателем эффекта, т.е. формировании определенной нормативной модели правомерного поведения.

    • точки зрения социологического направления в изучении правовых явлений, эффективность конституционно-правовых норм проявляется в результативности конституционного процесса, включая конституционное судопроизводства в узком смысле, соответствии правоприменительных и правотолковательных актов реаль-ному состоянию общественных отношений.
    • позиций естественно-правовой доктрины, эффективность конституционно-правовых норм измеряется их способностью обеспечивать естественные права че-ловека и гражданина, а также основные конституционные принципы, которые предшествуют позитивному принятию конституции и конституционных законов.

В то же время, на наш взгляд, для корректного исследования феномена эффек-тивности действия конституционно-правовых норм в современном обществе следу-ет комплексно, в соответствии с основополагающим в современной юриспруденции принципом научного плюрализма, использовать достижения и подходы различных направлений правопонимания, основными из которых усматриваются именно фор-мально-позитивистский, социологический и естественно-правовой, а их синергети-ческое взаимодействие, проявляемое через применение научного метода синтеза, дает возможность сформулировать целостную парадигму понимания эффективно-сти конституционно-правовых норм в современных условиях развития суверенной системы права.

Как справедливо замечает в этой связи М.Н. Марченко, «общеизвестно, что раз-витие юридической науки и методологии – чисто эволюционный постепенный и последовательный процесс, органично сочетающий в себе элементы глубокой пре-емственности и новизны. Более того, развитие юридической науки и методологии, особенно в переломные моменты развития истории человечества или же в переход-ные периоды развития того или иного государства и общества, вовсе не исключает,

  • наоборот, всячески предполагает возможность одновременного использования нескольких методологических подходов, применения комплексного методологиче-ского инструментария в процессе решения тех или иных правовых проблем» [12, с.

597].

Вместе с тем, для достижения должного уровня эффективности конституционно-правовых норм в современном правовом, демократическом, социальном государ-стве абсолютное большинство субъектов конституционного права на уровне право-сознания должны поддерживать общие основы конституционного правопорядка во всей совокупности его принципов, стандартов, конституционных ценностей и прак-тически-праксиологических моделей конституционно-правовых отношений, кото-рые постепенно через социально-психологические факторы восприятия становятся неотъемлемой и необходимой частью государственной правовой системы в целом.

В целом, в результате проведенного исследование можно констатировать, что со-здание модели эффективного конституционно-правового регулирования на совре-менном этапе является неотъемлемой и фундаментальной частью внутренней поли-тики правового государства, позволяющей ему реализовывать свои суверенные полномочия на благо общества и каждого отдельного индивида, в совокупности его составляющего.

133

Теоретико-методологические аспекты…

Итак, исходя из принципа научного плюрализма в формировании современных доктринальных идей и подходов, можно прийти к следующим важнейшим выводам

  • обобщениям относительно методологии исследования и состояния научной разра-ботки категории «эффективность конституционно-правовых норм».

Во-первых, теоретико-правовое и методологическое измерение повышения эф-фективности нормативного конституционно-правового регулирования должно ос-новываться на идее наиболее полной реализации конституционных принципов, в центре которых находится личность как наивысшая социальная и конституционная ценность, а обеспечение основных субъективных прав и свобод составляет ключе-вой параметр, который следует включать в понятие «эффективность конституцион-но-правовых норм».

Во-вторых, на современном этапе существует объективная необходимость разра-ботки комплексной методологии исследования эффективности конституционно-правовых норм с применением широкого (комплексного) междисциплинарного подхода, основанных как на достижениях юриспруденции, так и других обществен-ных, гуманитарных, прикладных наук и областей знаний.

В-третьих, определение эффективности конституционно-правовых норм с точки зрения основных школ правопонимания является необходимым элементом совер-шенствования отраслевого конституционно-правового инструментария как базового регулятора жизнедеятельности современного общества.

Список литературы:

  1. Словарь иностранных слов. – 18-е изд., стер. – М: Рус. яз., 1989. – 624 с.
  2. Серегин А.В. Историческая панорама политических и правовых учений: Учебник. – Ростов н / Д : ИПО ПИ ЮФУ, 2009. – 332 с.
  3. Иванников И.А. Теория государства и права: учеб. пособие. – Ростов н / Д, 2001. – 202 с.
  4. Ильин И.А. Понятие права и силы / Собр. соч. – М., 1994. – Т. 4. – 300 с.
  5. Матузов Н.И. Актуальные проблемы теории права. – Саратов, 2003. – 510 с.
  6. Придворов Н.А., Трофимов В.В. Правообразование и правообразующие факторы в праве. – М.: Норма: ИНФРА-М, 2012. – 400 с.
  7. Брызгалов А.И. О некоторых теоретико-методологических проблемах юридической науки на совре-менном этапе // Государство и право. – 2004. – № 4. – С. 10-18.
  8. Сырых В.М. Логические основания общей теории права. – Т. 1: Элементный состав. – М.: ЗАО Юс-тицинформ, 2004. – 528 с.
  9. Маркс К. Соч. 1-50. – Т. 21. – М., 1955-1981. – 742 с.
  10. Малахов В.П. Правосознание: природа, содержание, логика. – М., 2001. – 386 с.
  11. Шершеневич Г. Ф. Общая теория права: Учебное пособие. – Том 1. – М., 1995. – 720 с.
  12. Марченко М.Н. Проблемы общей теории государства и права. – Т. 2. – М., 2007. – 2096 с.

Godovanik E.V. Theoretical and methodological aspects of determining the effectiveness of constitu-tional law norms // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 1. – Р. 123-135.

The work is devoted to determining the comparison of various doctrinal views on determining the effec-tiveness of constitutional law norms developed within the framework of the main schools of understanding law in the general theory of state and law, as well as the theory of constitutional law. It is shown that a com-prehensive and holistic paradigm of the effectiveness of constitutional law norms can be developed only if a wide interdisciplinary methodological toolkit is used, based both on the achievements of jurisprudence and other social, humanitarian and applied sciences. The direct influence of the formal legal, sociological and nat-ural law schools on the formation of the modern content of the definition of «the effectiveness of constitutional law norms» is noted. Such an influence is complex, which is a prerequisite and the main reason for the need to develop a synergistic approach to the doctrinal clarification and systematization of the criteria and grounds for improving the effectiveness of constitutional and legal norms both at the stage of lawmaking and at various stages of law enforcement. Separately, the impact of a complex of fundamentally new factors, such as the

Годованик Е. В.

interaction of the constitutional and international legal orders, globalization, interstate integration processes, on the content and meaning of the concept of «the effectiveness of law norms» in the coordinates of the na-tional systems of law of sovereign states is noted. The author’s conclusions and generalizations are formulated, which together form the theoretical and methodological prerequisites for further scientific and practical devel-opment of forms and methods for ensuring the effectiveness of constitutional law norms in modern society.

Keywords: constitutional law norm, efficiency, theoretical and methodological aspects, implementation of constitutional law norms, legal understanding, law enforcement, constitutional law-making, constitutional law relations, scientific methodology, interdisciplinary approach.

Spisok literatury:

  1. Slovar’ inostrannyh slov. – 18-e izd., ster. – M: Rus. yaz., 1989. – 624 s.
  2. Seregin A.V. Istoricheskaya panorama politicheskih i pravovyh uchenij: Uchebnik. – Rostov n / D: IPO PI YUFU, 2009. – 332 s.
  3. Ivannikov I.A. Teoriya gosudarstva i prava: ucheb. posobie. – Rostov n / D, 2001. – 202 s.
  4. Il’in I.A. Ponyatie prava i sily / Sobr. soch. – M., 1994. – T. 4. – 300 s.
  5. Matuzov N.I. Aktual’nye problemy teorii prava. – Saratov, 2003. – 510 s.
  6. Pridvorov N.A., Trofimov V.V. Pravoobrazovanie i pravoobrazuyushchie faktory v prave. – M.: Norma: INFRA-M, 2012. – 400 s.
  7. Bryzgalov A.I. O nekotoryh teoretiko-metodologicheskih problemah yuridicheskoj nauki na sovremennom etape // Gosudarstvo i pravo. – 2004. – № 4. – S. 10-18.
  8. Syryh V.M. Logicheskie osnovaniya obshchej teorii prava. – T. 1: Elementnyj sostav. – M.: ZAO Yusticin-form, 2004. – 528 s.
  9. Marks K. Soch. 1-50. – T. 21. – M., 1955-1981. – 742 s.
  10. Malahov V.P. Pravosoznanie: priroda, soderzhanie, logika. – M., 2001. – 386 s.
  11. Shershenevich G. F. Obshchaya teoriya prava: Uchebnoe posobie. – Tom 1. – M., 1995. – 720 s.
  12. Marchenko M.N. Problemy obshchej teorii gosudarstva i prava. – T. 2. – M., 2007. – 2096 s.

.

135