Тайна усыновления в сравнительно-правовом аспекте

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Тайна усыновления в сравнительно-правовом аспекте

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 1. – С. 288–292.

УДК: 347.61/64

ТАЙНА УСЫНОВЛЕНИЯ В СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОМ АСПЕКТЕ

Некрасова Е. В., Ульянов А. Ю.

ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского»

В статье исследуется один из аспектов тайны усыновления, а именно раскрытие тайны усыновления для усыновленного ребенка. Констатирована потребность в комплексном анализе практики рас-крытия тайны усыновления и психологических последствий, связанных с такими действиями. Указано, что возможно возникновение ситуаций, когда раскрытие тайны усыновления является необходимым и полезным для усыновленного. Исследована соответствующая судебная практика в Российской Феде-рации. Проведен сравнительно-правовой анализ указанного аспекта раскрытия тайны усыновления в европейских государствах, выявлены особенности свойственные законодательству различных государств.

Ключевые слова: тайна усыновления, усыновление, раскрытие тайны усыновления.

  • Российской Федерации тайна усыновления, охраняется в силу прямого указа-

ния закона. Как отмечает Конституционный Суд, это обосновывается необходимо-стью создания полноценных семейных, подлинно родственных отношений между усыновителем и усыновленным, а также закреплением на конституционном уровне семьи в качестве особой ценности общества и государства. Подобная точка зрения превалирует и в доктрине, поскольку большинство учёных полагают, что ценой раз-глашения тайны усыновления может стать разрушение судеб конкретных людей и причинение им неизгладимых моральных страданий [1, с. 548].

Законодатель не дает определение понятию «тайна усыновления». Как гласит п. 1 ст. 139 СК РФ: «Тайна усыновления ребенка охраняется законом. Судьи, вынес-шие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществившие гос-ударственную регистрацию усыновления, а также лица, иным образом осведомлен-ные об усыновлении, обязаны сохранять тайну усыновления ребенка». Отдельные определения тайны усыновления сформированы в науке, так В. В. Паршуткин и Е. Ю. Львова считают, что тайна усыновления — это исключительно сведения о реше-нии суда об усыновлении и она имеет место только тогда, когда усыновитель скры-вает факт усыновления [2, с. 23]. Н. В. Летова понимает под тайной усыновления сведения о личности усыновляемого ребенка и усыновителей, месте, времени и дру-гих существенных обстоятельствах усыновления [3, с. 9]. Таким образом, тайну усыновления можно понимать многоаспектно и одной из ее сторон является сохра-нение секретности сведений о биологических родителях от самого ребенка.

Следует заметить, что право ребенка на доступ к информации о его биологиче-ских родителях, в последние годы, привлекает все большее внимание ученых. Ис-следования показали, что без этой информации у человека могут возникнуть труд-ности с формированием собственной личности и последующее из этого состояние неопределенности, которое коренным образом подрывает безопасность и психиче-ское здоровье ребенка. Знание своего происхождения и генеалогии помогает чув-ствовать себя целостной личностью и является важным элементом психологическо-го равновесия ребенка. Однако, следует обратить внимание на определенные про-блемы, возникающие в правоприменительной практике относительно возможности

Некрасова Е. В., Ульянов А. Ю.

разглашения этого аспекта факта усыновления. Так, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 16.06.2015 № 15-П «По делу о проверке конституционности по-ложений статьи 139 Семейного кодекса Российской Федерации и ст. 47 Федераль-ного закона «Об актах гражданского состояния» в связи с жалобой граждан Г.Ф. Грубич и Т.Г. Гущиной» указал, что усыновленный ребенок имеет право знать о факте усыновления, если у него имеется существенный интерес, выявление которо-го должно осуществляться судом в каждом конкретном случае. При этом возмож-ность раскрытия тайны установления возникает только в том случае, когда биоло-гические родители усыновленного лица уже умерли, а само оно не имело информа-ции о происхождении предков [4].

Позднее, судебная коллегия по административным делам Верховного Суда РФ 23 августа 2018 г. вынесла беспрецедентное определение по кассационной жалобе. Суть дела заключалась в том, что у усыновленного лица возникла необходимость в получении информации о состоянии здоровья биологической матери с целью предотвращения прогрессирующего заболевания. В органах ЗАГС истцу отказали в предоставлении подобной информации, обосновав свое решение абсолютной недо-пустимостью раскрытия тайны усыновления. Позже, суды всех трех инстанций при-знали решение органов ЗАГС обоснованным и справедливым. Однако, в Определе-нии от 23.08.2018 Верховный Суд РФ указал на неправильное применение судами ст. 139 Семейного кодекса РФ. В частности, Верховный Суд разъяснил, что запрет на раскрытие тайны усыновления без согласия усыновителей, установленный в ст. 139 Семейного кодекса РФ, не должен трактоваться как безусловное воспрещение получения сведений о биологических родителях. К тому же, Конвенция ООН «О правах ребенка» 1989 г. устанавливает право ребенка знать родителей насколько это возможно, поскольку данная информация является важным аспектом в вопросе са-моидентификации личности. Верховный Суд отметил, что при решении вопроса о возможности усыновленными детьми реализовать право на получение информации

  • биологических родителях судам следует обеспечивать баланс ценностей, прав и законных интересов семьи в целом и отдельных её членов. Таким образом, Судеб-ная коллегия по административным делам Верховного Суда РФ приняла решение направить дело на новое рассмотрение ввиду отсутствия обоснования судами воз-можности нарушения прав родной матери путем предоставления сведений истцу

[5].

Указанный выше прецедент является интересным с точки зрения развенчания исключительности тайны усыновления и попытки диффенцированного, личностно-го подхода к этому вопросу.

    • данном контексте, интересным является европейский подход к указанному ас-пекту тайны усыновления. Следует заметить, что многие европейские государства имеют практически сходную с РФ позицию по вопросам тайны усыновления, за ис-ключением стран, которые полностью признают важность знания ребенком своего происхождения и поэтому требуют, чтобы усыновители сообщали своему ребенку, что он или она усыновлены. Это Хорватия, Исландия, Италия, Черногория и Норве-гия. По законодательству Хорватии и Черногории необходимо, чтобы это было сде-лано до достижения ребенком семилетнего возраста, исландское законодательство рекомендует, чтобы, как правило, это делалось до достижения ребенком шестилет-него возраста, в то время как другие государства полагаются на усмотрение родите-

289

Тайна усыновления в сравнительно-правовом аспекте

лей в выборе когда это целесообразно сделать или когда ребенок достаточно созреет [6, с. 332].

Как уже было указано выше, Российская Федерация придерживается иной пози-ции, в соответствии с которой тайна усыновления включает тайну происхождения и для самого ребенка. Такая позиция свойственна законодательству многих госу-дарств. В Армении и Азербайджане ребенок не может получить доступ к какой-либо информации о своем происхождении даже с разрешения усыновителей. Реше-ние этого вопроса также находится в руках усыновителей в Эстонии, Венгрии, Лат-вии, Португалии и Испании, где законодательство требует, чтобы до достижения ребенком 18 лет, доступ к информации о происхождении ребенка предоставлялся только с согласия усыновителей.

Следует заметить, что в большинстве европейских государств существует мне-ние, что ребенок, в принципе, должен иметь доступ к информации о своем проис-хождении, хотя степень, в которой это ограничено возрастом или родительскими полномочиями, сильно варьируется. Наиболее распространенным ограничением является возраст. Ряд стран допускают неограниченное право на доступ к информа-ции по достижению ребенком 18 лет (Андорра, Чешская Республика, Греция, Вен-грия, Исландия, Литва, Норвегия, Польша, Словакия, Испания, Швейцария и Ан-глия), этот показатель снижен до 15 лет в Сербии и до 14 лет в Австрии и Нидер-ландах. Законодательство Италии требует, чтобы усыновленному лицу было 25 лет, прежде чем он или она сможет подать заявление на получение доступа к официаль-ным документам о своем происхождении и даже с достижением этого возраста раз-решение должно быть выдано Судом по делам несовершеннолетних после заслуши-вания заинтересованных сторон [6, c. 334].

Если говорить о позиции ЕСПЧ по данному вопросу, то баланс между родитель-скими правами, соображениями общественной политики и правом ребенка на ин-формацию о своей личности является важнейшим в судебной практике Европейско-го суда по правам человека и лежит в основе решения Суда по делу Одиевра против Франции. Это дело касалось заявления, поданного француженкой 1965 г. рождения, мать которой просила сохранить ее рождение в тайне, и поэтому она была анонимно отдана на усыновление. В 1990 г. заявительница смогла получить неидентифициру-ющую информацию о своей родной семье, но ее ходатайства о предоставлении до-полнительной идентифицирующей информации о её родителях и родных братьях и сестрах были отклонены. Она подала заявление в ЕСПЧ, жалуясь на то, что неспо-собность получить эту информацию помешала ей узнать свою личную историю в нарушение статьи 8 Конвенции. Большинство судей по данному делу заняло огра-ничительный подход к праву ребенка на информацию о его или ее биологическом происхождении, считая достаточным предоставление неидентифицирующей ин-формации, которая позволила бы проследить некоторые из его корней [16]. ЕСПЧ указал, что государства должны создавать такое национальное законодательство, которое смогло бы обеспечить баланс интересов всего круга заинтересованных лиц по такого рода делам [7].

  • 2012 г. ЕСПЧ вновь рассмотрел вопрос об анонимных родах в контексте ита-льянской правовой системы, которая ранее не позволяла разглашать неидентифици-рующую информацию и личность биологической матери даже с её согласия. В деле «Годелли против Италии» [8] Анита Годелли не знала, кто ее мать. От нее отказа-

Некрасова Е. В., Ульянов А. Ю.

лись при рождении, и она была помещена в детский дом, а затем ее взяли в прием-ную семью. Достигнув совершеннолетия, она захотела узнать своих биологических родителей. Европейский суд постановил, что законодательство Италии не обеспе-чивало справедливый баланс между правом Аниты на доступ к информации о своем происхождении и, с другой стороны, правом ее биологической матери сохранить анонимность. Последнему при этом отдавался приоритет. Таким образом, Италия нарушила права Аниты. После вынесения постановления ЕСПЧ по своему делу, Анита Годелли смогла получить распоряжение суда, по которому ей разрешалось узнать личность своей биологической матери.

Подводя итог, следует сказать, что тайна усыновления является необходимой со-ставляющей института усыновления в семейном праве, поскольку направлена на создание полноценных семейных отношений. Однако, необходимо отметить, что на сегодняшний день на законодательном уровне отсутствует механизм, способный обеспечить реализацию права усыновленного ребенка на получение сведений о биологических родителях в случае, когда у него имеется существенный интерес. В связи с вышеизложенным, данный вопрос отдается на усмотрение судов, что, ко-нечно же, может приводить к определенным противоречиям на практике. Целесооб-разным представляется подход, согласно которому из гуманных соображений, с учетом конкретных жизненных обстоятельств, приводящих к ситуации связанной с необходимостью раскрытия тайны усыновления, нельзя исключать возможность легального её раскрытия, которое осуществляется только после принятия судом со-ответствующего решения.

Список литературы:

1.Пчелинцева, Л. М. Семейное право России: Учебник для вузов. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Нор-ма, 2004. – 688 с.

2. Львова Е., Паршуткин В. Всегда ли оправдано сохранение тайны усыновления // Российская юсти-ция. – 1999. — № 3. – С. 22-23.

3. Летова Н. В. Усыновление как приоритетная форма устройства детей, оставшихся без попечения родителей: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Томск, 2003. — 26 с.

4. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.06.2015 № 15-П «По делу о проверке конституци-онности положений статьи 139 Семейного кодекса Российской Федерации и статьи 47 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» в связи с жалобой граждан Г.Ф. Грубич и Т.Г. Гущиной» –

Доступ из справ.-правовой системы Консультант // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_181188/#dst100033 (дата обращения: 19.10.2022). – Текст : электронный.

5. Российская газета, официальный печатный орган Правительства Российской Федерации ВС разъяс-нил, когда можно раскрыть информацию о настоящих родителях: [выпуск от 01.07.2019 года] [Элек-тронный ресурс] // URL: https://rg.ru/2019/07/01/vs-raziasnil-kogda-mozhno-raskryt-informaciiu-o-nastoiashchih-roditeliah.html (дата обращения: 19.10.2022).

6. European Family Law. Volume III. Family Law in European Perspective / Ed. by Jens M. Scherpe. — Chaltenham, UK, Northampton, USA: Edward Elgar Publishing, 2016. – 416 р.

7. Odievre v France [20031 38 EHRR 43 [Электронный ресурс] // https://hudoc.echr.coe.int. (дата обраще-ния: 19.10.2022).

8. Информация о Постановлении ЕСПЧ от 25.09.2012 по делу «Годелли (Godelli) против Италии» (жа-лоба N 33783/09) // Бюллетень Европейского суда по правам человека. — 2013. — №2.

E. V. Nekrasova, A. Yu. Ulyanov Adoption secrecy in the comparative legal aspect // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 1. – Р. 288–292.

The article examines one of the aspects of the adoption secrecy — the disclosure of the secret of adoption for an adopted child. The need for a comprehensive analysis of the practice of disclosing the secret of adoption

291

Тайна усыновления в сравнительно-правовом аспекте

and the psychological consequences associated with such actions is stated. It is indicated that situations may arise when the disclosure of the secret of adoption is necessary and useful for the adopted child. The relevant judicial practice in the Russian Federation has been studied. A comparative legal analysis of this aspect of the disclosure of the adoption secrecy in European countries has been carried out, and features inherent in the legislation of various states have been identified.

Key words: the secret of adoption, adoption, disclosure of the secret of adoption.

Spisok literaturi:

  1. Pchelintseva, L. M. Semeynoye pravo Rossii: Uchebnik dlya vuzov. – 3-ye izd., pererab. i dop. – M. : Nor-ma, 2004. – 688 s.
  2. L’vova Ye., Parshutkin V. Vsegda li opravdano sokhraneniye tayny usynovleniya // Rossiyskaya yustitsiya.

– 1999. — № 3. — S. 22-23.

    1. Letova N. V. Usynovleniye kak prioritetnaya forma ustroystva detey, ostavshikhsya bez popecheniya roditeley: avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. — Tomsk, 2003. — 26 s.
  1. Postanovleniye Konstitutsionnogo Suda RF ot 16.06.2015 № 15-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozheniy stat’i 139 Semeynogo kodeksa Rossiyskoy Federatsii i stat’i 47 Federal’nogo zakona «Ob aktakh grazhdanskogo sostoyaniya» v svyazi s zhaloboy grazhdan G.F. Grubich i T.G. Gushchinoy» – Dostup iz

sprav.-pravovoy sistemy Konsul’tant // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_181188/#dst100033 (data obrashcheniya: 19.10.2022). – Tekst : elektronnyy.

  1. Rossiyskaya gazeta, ofitsial’nyy pechatnyy organ Pravitel’stva Rossiyskoy Federatsii VS raz»yasnil, kogda mozhno raskryt’ informatsiyu o nastoyashchikh roditelyakh: [vypusk ot 01.07.2019 goda] [Elektronnyy resurs]

//URL:https://rg.ru/2019/07/01/vs-raziasnil-kogda-mozhno-raskryt-informaciiu-o-nastoiashchih-

roditeliah.html (data obrashcheniya: 19.10.2022).

  1. European Family Law. Volume III. Family Law in European Perspective / Ed. by Jens M. Scherpe. — Chaltenham, UK, Northampton, USA: Edward Elgar Publishing, 2016. – 416 р.
  2. Odievre v France [20031 38 EHRR 43 [Elektronnyy resurs] // https://hudoc.echr.coe.int. (data obrashcheni-ya: 19.10.2022).
  3. Informatsiya o Postanovlenii YESPCH ot 25.09.2012 po delu «Godelli (Godelli) protiv Italii» (zhaloba N

33783/09) // Byulleten’ Yevropeyskogo suda po pravam cheloveka. — 2013. — №2.

.