Субъективная сторона правосознания человека: теоретико-правовой аспект. Продолжение исследования

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Субъективная сторона правосзнания человека…

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 2. – С. 56–63

УДК 340.13

СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРАВОСОЗНАНИЯ ЧЕЛОВЕКА: ТЕОРЕТИКО–ПРАВОВОЙ АСПЕКТ. ПРОДОЛЖЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Коваленко Н. Е.

юридический институт, Алтайский государственный университет

Статья является продолжением исследования проблематики правосознания. В ней раскрываются некоторые аспекты, вызывающие девиантные проявления правосознания, приведены данные социологических опросов. Исходя из полученных данных опроса делается вывод, об уровне правовой культу-ры общества. Если правосознание деформировано, в части отношения конкретной личности к правым нормам, то существуют предпосылки для возникновения неправомерного поведения личности (паде-ние уровня правовой культуры). В работе предложены пути повышения качества правового сознания.

В том числе, рассмотрен вопрос: влияние потока информации на психико-эмоциональное составляю-щую правового сознания человека, что представляется актуальным на сегодняшний день. В период активной «оцифровки» общественных отношений, необходимо плавно переходить к нововведениям, начиная с оценки действительного состояния правосознания общества.

Ключевые слова: право, правоотношение, субъект права, правосознание, правовая культура, ис-кусственный интеллект.

    • предыдущем исследовании автором подымались такие проблемы правосозна-ния как: особенности современного проявления правосознания, деформация и от-клоняющееся правосознание. В настоящей статье выявляются иные факторы, пока-зывающую существующую проблематику в правовом сознании граждан российско-го общества.

Размыванием нравственной основы правосознания. Нравственную основу правосознания составляют правовые обычаи общества, которые сложились у инди-видов в течении длительного времени, как следствие, сформировался базис приоб-ретенного опыта. Однако, даже то что выработано годами, поколениями, может де-градировать под влиянием внешних факторов, которые в свою очередь расценива-ются как с положительной, так и отрицательной стороны.

Согласно позиции доцента М.В. Залоило следует, что данным фактором является увеличение технико-цифровизационной составляющей в культуре правотворчества современного общества, в результате чего отмечается ряд особенностей: трансфор-мация правовой культуры и мышления человека, размывание границ между субъек-том и объектом, объектом и результатом правотворчества [1].

    • отклоняющемся же поведении исследователями наблюдается размывание нравственной основы правосознание. Данный тип поведения у личности возникает в любой сфере жизнедеятельности, но в основном оно проявляется именно в тех сфе-рах, где идет непосредственный и частый поток контактов с другими членами об-щества. В частности, такими сферами являются: информационная коммуникация, интернет, безопасность дорожного движения, финансовая сфера безналичного рас-чета и т.д.

Рассмотрим некоторые из них. Например, сфера безопасности дорожного движе-ния является той областью жизни человека, с которой мы сталкиваемся каждый день, где на первом плане фигурируют проблемы взаимодействия правовой культу-ры, правосознания, воспитания, ответственности и правовой психологии. Противо-

Коваленко Н. Е.

правное поведение является основной первопричиной дорожных аварий, при этом следует обозначить, за исключением юридических фактов таких, как стихийные бедствия.

  • рамках нашего исследования был проведен опрос с целью узнать, отношение граждан к законодательной системе, насколько респонденты соблюдают нормы права, какие взгляды у респондентов на правовое регулирование и развитие данного процесса. В социологическом опросе, с помощью Google-формы, приняли участие 100 респондентов в возрасте от 18 до 45 лет (см. рисунок 1-2).

Отношение к законодательной системе

25%
Положительно
47% Отрицательно
Затрудняюсь
ответить
28%

Рис.1 Опрос №1 “Отношение к законодательной инициативе”

СОБЛЮДАЕТЕ ЛИ ВЫ НОРМУ?

Нет

3%

Да

41%

Скорее да,

чем нет

52%

Скорее нет,

чем да

4%

Опрос позволяет проследить прямую связь между правосознанием конкретного субъекта и состоянием законности в обществе. Если правосознание деформировано,

57

Субъективная сторона правосзнания человека…

  • части отношения конкретной личности к правовым нормам, то следует законо-мерный результат в виде неправомерного поведен Согласно данным, полученным из опроса, следует что цифровизация общественной

жизни носить как созидательные, так и отрицательные факторы. Однако, хотелось бы, чтобы в ближайшее время появились эффективные механизмы защиты инфор-мации, качественные методики распознания правонарушений и преступлений в об-ласти информационных технологий, юридические механизмы противодействия нарушениям в области информационных технологий. Не стоит забывать и о законо-дательстве, о необходимости «наличия специального понятийного аппарата, содер-жащего технические и технологические термины, хорошее понимание которых тре-бует привлечение специалистов в области информационной технологии» [2].

Таким образом, на законодательном уровне необходимо уделить особое внима-ние безопасности функционирования искусственного интеллекта, обозначить его правовой статус, оговорить условия ответственности при причинении им вреда.

Вышеизложенную тенденцию предлагается рассмотреть в финансовой сфере безналичного расчета, на примере операций с криптовалютой. В Российской Феде-рации криптоиндустрия находится вне правового поля, не имеет официального ста-туса, что является проблемой, требующей незамедлительного решения. При этом субъекты заведомо зная о нелегальности обращения с криптовалютой все равно проводят операции, полагаясь на быструю наживу и смену своего контрагентов, ис-пользуя пробел в законодательном регулировании. У данных лиц уровень правосо-знания находится на маргинальной стадии, любые действия с криптовалютой за-прещены, но регулирование действий не закреплено законодательно ввиду чего ли-ца не задумываются о последствиях своих действий, индивидуализированный эго-изм современного общества привел к такой ситуации.

    • 1 января 2021 г. в России вступил в силу федеральный закон от 31 июля 2020 г. N 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изме-нений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который был принят с целью правового регулирования электронных форм денег в целях ликви-дации пробела в законодательстве. Согласно статье 1 данного закона:

1. «Регулируются отношения, возникающие при выпуске, учете и обращении цифровых финансовых активов, особенности деятельности оператора информаци-онной системы, в которой осуществляется выпуск цифровых финансовых активов, и оператора обмена цифровых финансовых активов, а также отношения, возникаю-щие при обороте цифровой валюты в Российской Федерации» [3].

2. «Цифровыми финансовыми активами признаются цифровые права, включаю-щие денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным цен-ным бумагам, права участия в капитале непубличного акционерного общества, пра-во требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, которые предусмотрены реше-нием о выпуске цифровых финансовых активов, выпуск, учет и обращение которых возможны только путем внесения (изменения) записей в информационную систему на основе распределенного реестра, а также в иные информационные системы» [3].

4. «Выпуск, учет и обращение эмиссионных ценных бумаг, возможность осу-ществления прав по которым удостоверяется цифровыми финансовыми активами, регулируются Федеральным законом от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» [3].

Коваленко Н. Е.

  1. «К правоотношениям, возникающим при выпуске, учете и обращении цифро-вых финансовых активов в соответствии с настоящим Федеральным законом, в том числе с участием иностранных лиц, применяется российское право» [3].
  2. «В информационных системах, в которых осуществляется выпуск цифровых финансовых активов, также может осуществляться выпуск цифровых прав, вклю-чающих одновременно цифровые финансовые активы и иные цифровые права. При этом выпуск, учет и обращение цифровых прав, включающих одновременно цифро-вые финансовые активы и иные цифровые права, осуществляются в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона» [3].

Анализ ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации», Конституции РФ, привел к следующим выводам: официальная денежная единица в РФ – рубль; крип-товалюта – не денежная единица. Следовательно, деятельность, связанная с обра-щением денежных средств, иная предпринимательская деятельность, в том числе с применением криптовалюты должна иметь правовое регулирование [4].

До принятия федерального закона от 31 июля 2020 г. N 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные зако-нодательные акты Российской Федерации» существовала неопределенность, право-вой вакуум, что подталкивало граждан к нарушениям постулатов правового госу-дарства, залог которого в высоком уровне правосознания и соответствующем уровне правовой культуры.

Проведенное исследование еще раз подтвердило мнение о том, что «в правовом сознании россиян в современных условиях присутствует стремление к незаконным практикам, особенно при наличии пробелов в законодательстве, через укоренение их алгоритмов в правосознании, что связано с размыванием нравственной основы правосознания в современной России (преобладанием в социально-правовой прак-тике духовно-нравственного начала)» [5].

Надыгина Е.В. убеждена, что: «правосознание – предстает многранным и слож-ным правовым феноменом. В него входя как рациональные, так и психологические компоненты, формирующийся и развивающийся в условиях социума. При этом, окружающая действительность подвергнута изменению под воздействием ряда фак-торов, как было указано выше. В настоящее время прослеживает активное влияние новых технологических и информационных отношений, в результате которых под-вергнуто изменению субъективная реакция людей на изменяющиеся явления — их чувства, взгляды, представления» [6].

В данном случае прослеживается классический конфликт старого «укоренивше-гося» права с новой реальностью, с новыми потребностями общества. Обыденный уклад жизни социума сопровождается укоренившемся поведением, это в свою оче-редь, характеризует соответствующий уровень правового сознания граждан. В дан-ном моменте прослеживается типичная характеристика изменения правовой куль-туры, так как она основана на живом человеческом рационально-психологическом явление. Бондарев А.С. обращал внимание на эту черту правовой культуры и гово-рил, что: «она живет только в правовом сознании и правомерном поведении всех субъектов права, действующих в настоящем существующем временном правовом состоянии» [7, с. 15].

Несомненно, изменения происходят под влиянием правовой информированности населения через средства СМИ, интернет, однако, далеко не все аспекты подверга-

59

Субъективная сторона правосзнания человека…

ются публичному освещению, в чем и возникает правовой вакуум общества, влеку-щий за собой неисполнение норм права, что может влечь за собой юридическую ответственность. В рассмотренной ситуации наблюдаем диссонанс интуитивного права по отношению к позитивному. В свою очередь следует отметить и отрица-тельный момент в пере-информированности или же псевдо-информированности населения через «мусорные» информационные ресурсы.

  • индивидуума психика настроена на решение бытовых, повседневных вопро-сов, поэтому ему проще и быстрее узнать информацию, распространенную в соци-альных сетях и иных интернет-площадках, не специализированных на правовом ознакомлении и просвещении, характер которой не соответствует действительности или искажена. Индивидуум с обыденным правосознанием не задумается о проверки данной информации, его психико-эмоциональное состояние полностью задейство-вано в будничной жизни, свободных ресурсов для дополнительного мыслительно-активного действия не остается.

И, как было отмечено ранее, активное изменение государственно-социальной ре-альности в сторону цифровизации, влечет за собой возникновение огромных масси-вов информации и новые механизмы правового регулирования. Ввиду этого отмеча-ется ситуация, когда у индивидуума объем психико-эмоционального состояния остается прежним, а информационная нагрузка возрастает, ресурсов на отбирание истины не остается.

Необходимо изменить сложившуюся ситуацию, в сторону стабилизации инфор-мационного прогресса, разложение его на подэтапы, а также проведение планомер-ной подготовки населения к нововведениям, иначе деформированное правосознание каждого индивидуума в отдельности повлияет на уничтожение общей правовой культуры и надежд на построение правового государства.

Правосознание не существует обособлено, не находится в вакууме, оно всегда подвержено воздействиям, поэтому и является разноуровненной категорией. Так как от качества правосознания зависит механизм построения правового государства, закономерно делаем вывод о важности состояния права в нем. Социальное регули-рование посредством права осуществляет воздействие на сознание индивидуумов через их потребности, интересы и иные факторы, мотивирующие людей выстраи-вать межличностные отношения.

Согласно теории права законодательство и право не тождественные понятия, по-следнее шире и включает в себя первое, при этом они оба влияют на правовое со-знание граждан. Однако, большее значение придается силе законодательства, так как представители обыденного и профессионального правосознания, опираются на нормы законодательства, регулирующие их деятельности. Представители научного типа правосознания ориентируются на содержание не только норм законодатель-ства, но и содержание правой материи в целом. Ввиду этого, главенствующее зна-чение для правосознания личности имеет уровень и качество законодательства в первую очередь, как порождающий юридические факты и последствия в социаль-ных отношениях. Следует отметить, что законодателю необходимо поддерживать уровень правовой культуры, в должном состоянии, наравне с должным уровнем специальной законодательной культурой и юридической техникой. Законотворче-ство «предполагает глубокое знание прошлого, настоящего и нашего будущего, происходящих в стране процессов, исследование потребностей, интересов и

Коваленко Н. Е.

устремлений людей» [8]. Данное необходимо, для установления стабильного и вы-веренного правового урегулирования сфер общественной жизни и обеспечения без-опасности государственного суверенитета, что особенно необходимо соблюдать в современных реалиях.

Количество элементов структуры, уровней и видов правосознания, их взаимо-связь трактуется различными учеными неоднозначно. Считаем возможным рас-смотреть структуру правосознания через три элемента: правовая идеология, право-вая психология и воля. При этом, по мнению Букловой З. К.: “существует связь между государственной идеологией, и правосознанием, и правом. Правосознание есть знание о праве и оценка действующего права, правовых явлений, является и средством воздействия на объект, на всю правовую систему государства» [9].

    • заключении отметим, что произошла трансформация правосознания, пере-оценка ценностей, культуры, традиций, этики. Сложилась ситуация, когда право не успевает за быстро меняющейся научной реальностью, оно не имеет эффективно действующих институтов, средств, категорий, позволяющих сбалансировано регу-лировать общественные отношения, в результате чего человек обладая укоренив-шемся правосознанием, не может правильно подстроится под современную право-вую действительность, в результате чего он меняет свое отношение к праву. Возни-кает пробел в праве, а именно, ситуация так называемого устаревания права в мо-мент его опубликования, то есть законотворчество обладает догоняющим характе-ром, чего допускать нельзя. Об этом говорил доц. М.В. Залоило, в частности он предложил решения данной проблемы: «модель цифрового (интерактивного) закона как совокупности альтернативных сценариев с изменяемым посредством сетевого краудсорсинга содержанием», тем более, что цифровой текст проще адаптируется к быстро изменяющимся условиям [1; 10]. Однако, не всегда указанное приводит к развитию правового сознания личности, чаще к деформации. Чтобы данного не происходило, необходимо повышать уровень правосознания путем правового про-свещения в социуме, организации воспитательной и правовой работы среди населе-ния для достижения у каждого индивидуума высокого и сбалансированного право-вого интеллекта, как следствие выработка положительного правосознания и разви-тия прогрессивной правовой культуры государства. К примеру, следует разработать специальную правительственную программу, направленную на адресное донесение правовой информации через личные контакты с гражданами и через различные пор-талы и ресурсы наподобие госсуслуг. В отличие от последнего, на правовом портале предлагает проводить обучение по использованию своих прав и обязанностей, а также толкование наиболее важных законодательных нововведений. Отклоняющее-ся поведения, согласно профессору, Н.Л. Гранату выражается, в частности, в умале-нии роли и значения прав, свобод и законных интересов личности и в допустимости нарушений законности «в интересах дела» [11].

Таким образом, государство и общество находится на пути 4 технологической революции, меняется уклад жизни, менталитет начинает разрушаться под резкими внедрениями информацинно-технологической схемы общественного устройства, происходит слом правовой культуры, при не подготовленном психико-эмоциональном сознании граждан. Что подтверждает М.В. Залоило, он обращает особое внимание на важность правильного внедрения и применения технологий ИИ

  • связан вывод, прежде всего, с последствиями [12, с. 87-88]. В период активного

61

Субъективная сторона правосзнания человека…

внедрения ИИ возникают вопросы о трансформации базовых категорий и принци-пов жизни человека. Поэтому необходимо плавно переходить к нововведениям, начинать следует с оценки действительного состояния правосознания общества, вы-явления явлений, способных негативно отразиться на уровне правовой культуры, правосознания. Только после обобщения полученных сведений необходимо присту-пить к разработке обновленного законодательства, для более эффективного право-вого регулирования, с учетом социально-экономических, культурных факторов.

Данная работа рассматривает проявление правового сознания человека, субъекта

  • окружающей его реальности, с учетом влияния результата цифровизации и внед-рения технологий ИИ. Данные, приведенных опросов показали, что существует связь между правосознанием субъекта и состоянием законности в обществе. Со-гласно первому опросу, сделан вывод, что, если правосознание деформировано, в части отношения конкретной личности к правым нормам, то существуют предпо-сылки для возникновения неправомерного поведения. Второй опрос показал, что цифровизация общественной жизни носит как положительные, так и отрицательные моменты, заключающиеся в отношении к ней субъектов. Ранее подобных исследо-ваний относительно категории «правосознание» не проводилось, в результате чего, возникли пробелы в правовом регулировании, дисгармония между правом и обще-ством, в результате чего уровень правовой культуры не возрастает. Проведение дальнейших исследований в области, восприятия права человеком, видится про-грессивным, в плане усовершенствования правовой материи в период активно раз-вивающегося общества и государства, что диктуется возникновением новых обще-ственных отношений, требующих нормативного урегулирования.

Список литературы:

  1. Залоило, М. В. Постиндустриальная культура правотворчества: новый образ реальности / М.В. Залоило. – Текст : непосредственный. // Вестник Университета имени О. Е. Кутафина. — 2022. — №4

(92). — С. 65-73.

  1. Коваленко, К.Е., Коваленко, Н.Е. Особенности правового регулирования трансграничных отноше-ний в сети интернет (электронная торговля и проблемы криптовалюты в международных расчетах) / К.Е. Коваленко, Н.Е. Коваленко. – Текст : непосредственный. // Материалы Второй международной научно-практической конференции «Технологии XXI века в юриспруденции» под редакцией Д.В. Бах-теева; Екатеринбург, 22 мая 2020г. – Екб., 2020. С. 431-435.
  2. Федеральный закон Российской Федерации № 259-ФЗ от 31 июля 2020 г. «О цифровых финансо-вых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской

Федерации». – URL:

https://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=422326&dst=100001#WJe3RUT8eK JQoYjx .– Текст : непосредственный.

  1. Законодательное регулирование криптовалюты: каким оно может быть?// ГАРАНТ.РУ. 24 октября.

2017. – URL: https://www.garant.ru/article/1144313/ .– Текст : непосредственный.

  1. Насыров, Р.В., Васев, И.Н., Синкин, К.А и др. Правосознание российского общества. Типологиче-ская характеристика: коллективная монография. / Р.В. Насыров, И.Н. Васев, К.А. Синкин и др. – Текст : непосредственный. — Барнаул, 2013. — 254 с.
  2. Надыгина, Е.В. Теоретико-правовой анализ влияния информационных технологий на правосозна-ние: специальность 12.00.01. : дис. … кандидата юридических наук/ Надыгина Елена Владимировна. – Нижний Новгород; 2007. — 211с. — Текст : непосредственный.
  3. Бондарев, А.С. Понятие правовой культуры / А.С. Бондарев. – Текст : непосредственный. // Исто-рия государства и права. — 2011. — №6. — C.13-18.
  4. Керимов, Д. А. Культура и техника законотворчества. / Д.А. Керимов. – Текст : непосредственный. — М.: Юрид. лит., 1991. — 160c.
  5. Буклова, З. К. Правосознание в современном информационном обществе: теоретико-правовой ана-лиз: специальность 12.00.01. : дис. … кандидата юридических наук/ Буклова Залина Казбековна. – Москва, 2011. – 199с. – Текст : непосредственный.
  6. Howes, D. E-Legislation: Law-Making in the Digital Age. McGill Law Journal. 2001; 47: 39- 57. Текст : непосредственный.

Коваленко Н. Е.

  1. Гранат, Н.Л. Правосознание и правовое воспитание. В кн.: Общая теория государства и права. Акад. Курс. Т.3. / Под ред. М.Н. Марченко. / Н.Л. Гранат. – Текст : непосредственный. — М., 2001. – 720с.
  2. Залоило, М.В. Право и права человека в современном мире: тенденции, риски, перспективы разви-тия / М.В. Залоило. – Текст : непосредственный. / Материалы Всероссийской научной конференции, посвященной памяти профессора Ф.М. Рудинского. Под общей редакцией В.В. Строева, Д.А. Пашен-цева, Н.М. Ладнушкиной; Москва, 23 апреля 2020 г. – М.: «Саратовский источник» (Саратов), 2021. — С.

86-90.

Kovalenko N. E. Subjective side of human legal consciousness: theoretical and legal aspect. Re-search continuation // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 2. – Р. 56–63.

The article is a continuation of the research problem of legal consciousness. It reveals some aspects that reveal deviant manifestations of legal consciousness, reveals the data of sociological surveys. Income from harvesting If the legal consciousness is deformed, in the part associated with certain personality disorders, that is, the cause of the misbehavior of the individual (decline in the level of culture). The paper proposes ways to return the quality of legal consciousness. Including when considering the issue: the influence of the flow of information on the psycho-emotional component of the legal consciousness of a person, which seems to be relevant today. During the period of active “digitization”, appropriate relationships are needed, a smooth tran-sition to innovation, an installation with a valid assessment of the state of the legal consciousness of society.

Keywords: law, legal relationship, subject of law, legal awareness, legal culture, artificial intelligence. Spisok literatury:

  1. Zaloilo M.V. Post-industrial Culture of Law-making: a New Image of Reality. Courier of Kutafin Moscow State Law University (MSAL)). 2022;(4):65-73.
  2. Kovalenko K.E. Kovalenko N.E. Osobennosti pravovogo regulirovaniia transgranichnykh otnoshenii v seti internet elektronnaia torgovlia i problemy kriptovaliuty v mezhdunarodnykh raschetakh. In: Materialy Vtoroi mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii Tekhnologii XXI veka v iurisprudentsii pod redaktsiei D.V. Bakhteeva; Ekaterinburg, 22 May 2020.- Ekb: 2020 – P. 431-435
  3. Federal Law of Russian Federation № 259-F3 of 31 July 2020. «O tsifrovykh finansovykh aktivakh tsifrovoi valiute i o vnesenii izmenenii v otdelnye zakonodatelnye akty Rossiiskoi Federatsii ». (In Russ).
  4. Zakonodatelnoe regulirovanie kriptovaliuty kakim ono mozhet byt? . – URL: https://www.garant.ru/article/1144313/ .
  5. Nasyrov R V Vasev I N Sinkin K A et al. Pravosoznanie rossiiskogo obshchestva. Tipologicheskaia kha-rakteristika: kollektivnaia monografiia. Barnaul, 2013
  6. Nadygina E V. Teoretiko-pravovoi analiz vliianiia informatsionnykh tekhnologii na pravosoznanie [disser-tation] Nizhnii Novgorod; 2007.
  7. Bondarev A S. Poniatie pravovoi kultury. Istoriia gosudarstva i prava. 2011; 6: 13-18. (In Russ.)
  8. Kerimov D A. Kultura i tekhnika zakonotvorchestva. Moscow: IUrid lit, 1991. 160c.
  9. Buklova Z K. Pravosoznanie v sovremennom informatsionnom obshchestve teoretiko-pravovoi analiz [dissertation] Moscow; 2011. 199c.
  10. Howes D. E-Legislation: Law-Making in the Digital Age. McGill Law Journal. 2001; 47: 39-57.
  11. Granat N L. Pravosoznanie i pravovoe vospitanie. In: Marchenko MN, editor. Obshchaia teoriia gosudar-stva i prava. T 3. Moscow; 2001. p.303.
  12. Zaloilo M V. Pravo i prava cheloveka v sovremennom mire tendentsii riski perspektivy razvitiia In: Mate-rialy Vserossiiskoi nauchnoi konferentsii posviashchennoi pamiati professora FM Rudinskogo. VV Stroev, DA Pashentsev, NM Ladnushkina, editors; Moscow, 23 April 2020 . – Moscow: Saratovskii istochnik (Sara-tov); 2021. – P. 86-90.

.

63