Проблемы квалификации и практики применения совершаемых в общественных местах административных правонарушений, предусмотренных ст. 20.3.1 КоАП РФ

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Проблемы квалификации и практики …

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 3. – С. 268–274.

УДК 342.9

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ И ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ СОВЕРШАЕМЫХ В ОБЩЕСТВЕННЫХ МЕСТАХ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТ. 20.3.1 КоАП РФ

Равнюшкин А. В.

Крымский филиал Краснодарского университета МВД России

    • соответствии со ст. 29 Конституции Российской Федерации не допускаются пропаганда или аги-тация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, а также идей превосходства по данным признакам. В КоАП РФ за действия, возбуждающие ненависть или вражду, унижение человеческого достоинства предусмотрена административная ответственность
  • меры наказания по ст. 20.3.1 КоАП РФ, которая была введена законодателем в качестве администра-тивно-правовой преюдиции к ст. 282 УК РФ, и позволяет уклониться от уголовной ответственности за деяния, признаваемыми в данном случае не представляющими общественной опасности.
    • статье рассматриваются проблемные вопросы квалификации данного административного право-нарушения, совершаемого в общественных местах: объект и предмет правонарушения, его мотивы и цели, а также способы совершения. Особое внимание уделено квалификации таким действиям, как высказывания в общественных местах, которые обосновывают и (или) утверждают необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, социальной группы, при-верженцев той или иной религии, роду деятельности. Подобная риторика имеет явный экстремистский характер и представляет угрозу обществу, вызывает ев нем раскол и несогласие.

Ключевые слова: возбуждение ненависти и вражды, геноцид, депортация, нация, раса, унижение человеческого достоинства.

Федеральным законом от 27.12.2018 № 521 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – КоАП РФ) ст. 282 УК РФ была частично декриминализована получившей аналогичное название статьей 20.3.1. «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Данное решение законодателя стало ответом на давно назревший вопрос о справедливой правовой оценке действий, направленных на воз-буждение социальной, расовой, национальной или религиозной ненависти и враж-ды. Следует обратить внимание на причины, вызвавшие именно такое решение. В литературе справедливо отмечается, что, с одной стороны, явно проявляющийся до 2017 года устойчивый рост количества осуждённых лиц по ст. 282 УК РФ говорит о высокой эффективности работы органов власти по выявлению преступлений и при-влечению виновных к ответственности, а с другой – возникают вопросы о справед-ливости назначаемых наказаний, об их соизмеримости с уровнем общественной опасности [1]. Вопрос заключается в том, что стоит ли сразу привлечь виновное ли-цо к уголовной ответственности за совершение подобных действий или ограничить-ся административной ответственностью.

Необходимо отметить, что с момента вступления в силу статьи 20.3.1 КоАП РФ фактически сразу стала формироваться практика прекращения уголовных дел по ст. 282 УК РФ за отсутствием состава преступления в виду частичной декриминализа-ции деяния, что позволяет обеспечить привлечение к уголовной ответственности за возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства

Равнюшкин А. В.

только тех лиц, которые проигнорировали административно-правового запрет и бы-ли привлечены к административной ответственности за его нарушение. Как спра-ведливо отмечено, данное обстоятельство способствовало некоторому спаду напря-женности в обществе, так как новая конструкция уголовной нормы предусматривает привлечение к ответственности лишь тех лиц, деяния которых представляют реаль-ную общественную опасность [1, с. 11]. Введенная же в КоАП РФ норма ориенти-рована на предупреждение совершения новых правонарушений, прежде всего пре-ступлений, экстремистского характера, как самим правонарушителем, так и други-ми лицами, так как административное наказание, скорее, выступает в качестве про-филактического правового средства борьбы не столько с административными пра-вонарушениями, а сколько с преступлениями экстремистской направленности. В тоже время, как предполагалось, если применение ст. 20.3.1 КоАП РФ не возымет должного эффекта для лица, его совершившего, то за повторное такое правонару-шение необходимо виновное лицо привлечь к уголовной ответственности по ст. 282 УК РФ, обладающей, несомненно, более высоким предупредительным потенциа-лом. Потому введение административной ответственности и по ст. 20.3.1 КоАП РФ представляется своевременной.

  • тоже время наблюдается рост количества выявленных административных пра-вонарушений. По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ за пер-вое полугодие 2022 г. на рассмотрение судов общей юрисдикции по ст. 20.3 и 20.3.1 КоАП РФ (сведения по данным составам объединены) поступило 3 448 дел, из ко-торых 473 дела было возвращено для устранения недостатков в постановлениях в органы прокуратуры. 2 690 лиц было подвергнуто наказанию, из которых 1 — юри-дическое лицо, 5 – должностных лица, 2 – лиц, осуществляющих предприниматель-скую деятельность без образования юридического лица, 2 682 – иных физических лиц. В качестве основного административного наказания назначено: письменное предупреждение – 4 лицам, административный штраф — 2 399 лицам, администра-тивный арест – 258 лицам, обязательные работы – 29 лиц. В качестве дополнитель-ной меры наказания – конфискация орудия совершения или предмета администра-тивного правонарушения – 71 лицу [2]. В виду актуальности данной темы необхо-димо разобрать состав ст. 20.3.1 КоАП РФ и рассмотреть практику ее применения.

При исследовании данной темы авторами уделялось внимание криминообразу-ющими признаками, позволяющими отграничить уголовно наказуемое возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства от аналогич-ного административного правонарушения [3, с. 104]. Следуя данной логике, необ-ходимо детально сравнить данное правонарушение со смежными составами, в част-ности от ст. 20.3 КоАП РФ, которая является самой распространенной среди «экс-тремистских» административных правонарушений, а также от тех, действия по со-вершению которых (высказывания, выкрики и т.п.) схожи, например, со ст. 5.61 или 20.1 КоАП РФ. В отдельных случаях рассматривалась практика совершения данного правонарушениях в информационной среде [4].

При квалификации данного правонарушения следует учитывать, что запрет на распространение информации, направленной на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой, социальной или религиозной ненависти и вражды, установ-лен не только ст. 29 Конституции России, но и ч. 6 ст. 10 ФЗ «Об информации, ин-формационных технологиях и о защите информации» [5]. Дела об административ-

269

Проблемы квалификации и практики …

ных правонарушениях, предусмотренных ст. 20.3.1 КоАП РФ, возбуждаются проку-рором (ч. 1 ст. 28.4 КоАП РФ) и подлежат рассмотрению судьями районных судов (ч. 1, ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ). В рамках производства по делам данной статьи могут проводиться экспертизы и иные действия, требующие значительных временных за-трат, то есть возможно административное расследование. Поступить обращения (за-явления, жалобы) в органы прокуратуры могут от физических и юридических лиц (заявителей), от правоохранительных и иных органов, в том числе органов внутрен-них дел. Зачастую на практике административные правонарушения по ст. 20.3.1 КоАП РФ, совершаемые в общественных местах, выявляются сотрудниками поли-ции, как правило участковыми уполномоченными полиции и сотрудниками пат-рульно-постовой службы, при наличии признаков данного правонарушения заявле-ния граждан и других лиц регистрируются в книге учета заявлений и сообщений о преступлениях, административных правонарушениях, о происшествиях. Если ре-зультаты проверки подтверждают событие правонарушения, то материал направля-ется в органы прокуратуры для принятия решения о возбуждении дела. В связи с этим, в научной литературе отмечают, что поступившие из органов внутренних дел материалы проверок не всегда бывают полными и качественными. Следствием это-го, сотрудникам прокуратуры приходится вновь отбирать объяснения и получать иные доказательства, направлять поручения, в том числе о приводе, и задания в ор-ганы внутренних дел что, по – сути, влечет длительную бюрократическую перепис-ку, приводящую вплоть до истечения срока привлечения граждан к административ-ной ответственности, составляющий три месяца с момента совершения правонару-шения [6, с. 16]. Однако передача полномочий по возбуждению дел данной катего-рии органам внутренних дел не представляется целесообразной, так как, считается, что, 1) участие в производстве органов прокуратуры и суда дополнительно служит гарантией соблюдения законности и прав человека и гражданина, 2) следует учиты-вать объект посягательства, о котором будет указано ниже.

    • отличие от ст. 282 УК РФ, объектом которой являются основы конституцион-ного строя и безопасность государства, новое административное правонарушение посягает на общественный порядок и общественную безопасность, что вызывает вопросы об обоснованности такого законодательного определения объекта. Без-условно, действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства, трактуемые по ст. 20.3.1 КоАП РФ, могут посягать как на конституционный строй, так и на целостность РФ. Объективная сторона обоих составов фактически совпадает, за исключением указания того, что преступные действия совершаются лицом после его привлечения к административ-ной ответственности за аналогичное деяние в течение 2 года.

Субъектом данного административного правонарушения является как физиче-ское лицо, достигшее возраста 16 лет, так и юридическое лицо. Субъективная сто-рона административного правонарушения характеризуется только прямым умыслом

  • специальной целью – возбудить ненависть либо вражду, а равно унизить достоин-ство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе. Мотивом совершения данного правонарушения является ненависть и (или) вражда самого правонарушителя к потерпевшим по признакам их принадлежности к

Равнюшкин А. В.

расе, социальной группе, национальности и так далее. Субъект правонарушения намеренно совершает действиями по возбуждению ненависти или вражды.

Наибольший интерес представляет объективная сторона, которая выражается в совершении публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», дей-ствий, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, а равно на унижение достоинства человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии либо принадлежности к какой-либо социальной группе, если эти действия не содержат признаки преступления, преду-смотренного статьей 282 УК РФ. Преступление совершается действиями и, согласно судебной практике, таковыми признаются: выступления на собраниях, митингах, распространение листовок, плакатов, размещение соответствующей информации в журналах, брошюрах, книгах, на сайтах, форумах или в блогах, массовая рассылка электронных сообщений и иные подобные действия, в том числе рассчитанные на последующее ознакомление с информацией других лиц [7]. Конкретизируя выше-сказанное, отметим, что подобными действиями считаются, например, высказыва-ния экстремистского характера, которые обосновывают и (или) утверждают необхо-димость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противо-правных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, социальной группы, приверженцев той или иной религии. Административные правонарушения по ст. 20.3.1 КоАП РФ совершаются аналогич-ными действиями. Необходимо отметить, что совершение таких поступков как де-монстрация и (или) пропаганда экстремистской или другой запрещенной символики или атрибутики квалифицируются по другой норме КоАП РФ, по ст. 20.3 КоАП РФ, хотя оба состава имеют именно экстремистские мотивы.

Административной ответственности за данное правонарушение подлежит лицо, совершившее хотя бы одно какое-либо подобное действие любым способом. В настоящее время самым распространенным способом возбуждения ненависти, вражды и унижения человеческого достоинства является размещение информации экстремистского характера в средствах массовой информации либо информацион-но-телекоммуникационных сетях, в том числе сети «Интернет» [8, 9]. Представляют практический интерес судебные решения о назначении административных наказа-ний за совершение данного правонарушения в общественных местах.

Так, например, квалифицированным по ст. 20.3.1 КоАП РФ административным правонарушением признается размещение на стекле автомобиля надписей, возбуж-дающих ненависть или вражду по рассматриваемым признакам. Лицо было призна-но виновным Малгобекским городским судом Республики Ингушетия от 19 ноября 2019 г. за размещение на наружной поверхности заднего стекла своего автомобиля марки «Волга» пленки с надписью, «Бей жидов, спасай Россию!» [10]. В данном случае пропаганда или демонстрация какой-либо запрещенной символики не осу-ществлялась, но, как указано в заключении комплексной психолого-лингвистической экспертизы, текст надписи содержит признаки возбуждения нена-висти, вражды и насилия по отношению к евреям, поскольку в нем содержатся вы-ражения неприязни, ненависти и антипатии в отношении определенной расовой, национальной (антропологической), конфессиональной (религиозной) группы или отдельных лиц этой группы. Кроме того, виновное лицо в своей речи обратило вни-

271

Проблемы квалификации и практики …

мание на народ и национальность евреев, которые, с его точки зрения подлежат насилию, телесным повреждениям, преследованию по признаку расовой и нацио-нальной принадлежности и вражды, их следует изгнать из России. Автор высказы-вания экспрессивно проявлял свое пренебрежение и ненависть к евреям, выражение подчеркивало эмоциональное и агрессивное отношение лица к данной нации. В вы-сказывании содержатся психологические и лингвистические признаки возбуждения розни, вражды и ненависти по экстремистским признакам. Очевидно, что подобные надписи не способствуют межнациональному примирению, но, наоборот, разжига-ют ненависть и рознь.

Примером действия, квалифицированного по ст. 20.3.1 КоАП РФ, являются оскорбительные выражения, унижающие достоинство человека по признакам пола, национальности, происхождения, отношения к религии. Например, как было уста-новлено судом, гражданин А.И. Лобач, находясь общественном месте – в кабинете поликлинического отделения ГБУЗ НСО «Болотнинская ЦРБ» – публично высказы-вал в адрес потерпевшей следующие оскорбительные выражения: «Чурка чернома-зая, ничего не понимаешь, понаехали сюда гастарбайтеры! Гнать вас надо отсюда; уезжай в горы и лечи там своих баранов» [11]. В отличие от действий, подпадаю-щих под административную ответственность за оскорбление по ст. 5.61 КоАП РФ, данное выражение является не просто неприличной, циничной, глубоко противоре-чащей нравственным нормам и правилам поведения в обществе обращением с чело-веком, но формой его унижения по вышеперечисленным признакам. В данном слу-чае лицо понимало противоправный характер своего поступка, желало унизить кон-кретного человека в глазах окружающих. Потому данное правонарушение квалифи-цировано по ст. 20.3.1 КоАП РФ.

Таким образом, правоприменительная практика ст. 20.3.1 КоАП РФ продемон-стрировала своевременность введения данной нормы. Обвинение лица в возбужде-нии ненависти или вражды по рассматриваемым признакам и его осуждение вызы-вают достаточно серьезные последствия для виновного. Потому привлечение лица к административной ответственности, ежели к уголовной, за впервые совершенные подобные действия является более справедливым. Проанализировав состав ст. 20.3.1 КоАП РФ следует указать, что он слабо отличается от состава ст. 282 УК РФ. Понятно, что степень общественной опасности противоправного деяния возрастает, если оно совершено повторно. В целом, отличительной особенностью данного пра-вонарушения является то, что действия направлены именно на возбуждение ненави-сти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства. Данные мотивы стали неотъемлемой частью субъективной стороны рассматриваемого правонару-шения, прописаны в диспозиции, и их определение является ключевым в вопросе его квалификации. Как показывает практика, данное правонарушение совершается в форме действий, как правило, высказываний и надписей, их смысл понятен как по-терпевшим, так и окружающим лицам.

Список литературы:

  1. Орлова, Е. Ю. Дифференциация ответственности за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства в зависимости от общественной опасности действий (ст. 282 УК РФ и ст. 20.3.1 КОАП РФ) / Е. Ю. Орлова, В. В. Кулыгин // Юридический факт. – 2019. – № 46. – С. 9-
  2. (дата обращения – 05.03.2023).
  3. № 1-АП «Отчет о работе судов общей юрисдикции по рассмотрению дел об административных правонарушениях за 6 месяцев 2022 года» // Судебный департамент при Верховном Суде Российской

Равнюшкин А. В.

Федерации: официальный сайт: данные судебной статистики. URL:

http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=7096 (дата обращения – 05.03.2023).

  1. Тараканов, И. А. Ответственность за возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение чело-веческого достоинства: новый подход и перспективы применения / И. А. Тараканов, С. А. Пичугин // Вестник Владимирского юридического института. – 2019. – № 3(52). – С. 101-105.
  2. Зайцев, И. А. Административная ответственность за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства в условиях развития информационных технологий / И. А. Зайцев // Административное право и процесс. – 2021. – № 1. – С. 51-53.
  3. Об информации, информационных технологиях и о защите информации: Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 31 (часть I). – Ст. 3448.
  4. Иванова, Ю. А. Полномочия прокурора по возбуждению дел об административных правонаруше-ниях, предусмотренных ст. 5.61 КоАП РФ: требуются изменения / Ю. А. Иванова // Законность и пра-вопорядок. – 2020. – № 4(28). – С. 16-18.
  5. О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности: По-становление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 июня 2011 г. № 11 // Российская газета. – 2011. – № 142.
  6. Постановление Спасского районного суда Рязанской области от 22 октября 2020 года по делу № 5-255/2020 // Судебные и нормативные акты Российской Федерации: сайт. – URL: https://sudact.ru/regular/doc/DEv968zNCW6K/ (дата обращения – 05.03.2023).
  7. Постановление Буйнакского городского суда Республики Дагестан от 3 ноября 2020 года по делу № 5-2957/2020 // Судебные и нормативные акты Российской Федерации: сайт. – URL: https://sudact.ru/regular/doc/Xi8SXaf1begQ/ (дата обращения – 05.03.2023).
  8. Организация взаимодействия подразделений по противодействию экстремизму территориальных органов МВД России на региональном уровне и органов прокуратуры при документировании правона-рушений, предусмотренных статьей 20.3.1. КоАП России: методические рекомендации / Е.Н. Сочили-на, И.А. Зайцев, А.В. Лекомцев, И.В. Коворотуша // Банк данных системы научно-технической инфор-мации ФКУ НПО СТиС МВД России. – URL: http://172.27.35.100/niokr/2020/vni/vni_6976_1.pdf (дата обращения – 05.03.2023). – Режим доступа: для авториз. пользователей.
  9. Постановление Болотнинского районного суда Новосибирской области от 18 сентября 2020 года по делу № 5-126/2020 // Судебные и нормативные акты Российской Федерации: сайт. – URL: https://sudact.ru/regular/doc/ifPrTvLqrvW1/ (дата обращения – 05.03.2023).

Ravnushkin A.V. Problems of qualification and practice of application of administrative offenses committed in public Places under Article 20.3.1 of the Administrative Code of the Russian Federation //

  • Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 3. – Р. 268-274.

In accordance with Article 29 of the Constitution of the Russian Federation, propaganda or agitation incit-ing social, racial, national or religious hatred and enmity, as well as ideas of superiority on these grounds, are not allowed. The Administrative Code of the Russian Federation provides for administrative responsibility and penalties under Article 20.3.1 of the Administrative Code of the Russian Federation for actions inciting hatred or enmity, humiliation of human dignity, which was introduced by the legislator as an administrative and legal prejudice to Article 20.3.1 of the Administrative Code of the Russian Federation. 282 of the Criminal Code of the Russian Federation, and allows you to evade criminal liability for acts recognized in this case as not posing a public danger. The article deals with problematic issues of qualification of this administrative offense com-mitted in public places: the object and subject of the offense, its motives and goals, as well as methods of commission. Special attention is paid to the qualification of such actions as statements in public places that justify and (or) affirm the need for genocide, mass repression, deportations, the commission of other illegal actions, including the use of violence, against representatives of any nation, race, social group, adherents of a particular religion, occupation. Such rhetoric is clearly extremist in nature and poses a threat to society, caus-ing it to split and disagree.

Keywords: incitement of hatred and enmity, genocide, deportation, nation, race, humiliation of human dignity.

Spisok literatury:

  1. Orlova, E. YU. Differenciaciya otvetstvennosti za vozbuzhdenie nenavisti libo vrazhdy, a ravno unizhenie chelovecheskogo dostoinstva v zavisimosti ot obshchestvennoj opasnosti dejstvij (st. 282 UK RF i st. 20.3.1 KOAP RF) / E. YU. Orlova, V. V. Kulygin // YUridicheskij fakt. – 2019. – № 46. – S. 9-12. (data obrash-cheniya – 05.03.2023).
  2. № 1-AP «Otchet o rabote sudov obshchej yurisdikcii po rassmotreniyu del ob administrativnyh prav-onarusheniyah za 6 mesyacev 2022 goda» // Sudebnyj departament pri Verhovnom Sude Rossijskoj Federacii: oficial’nyj sajt: dannye sudebnoj statistiki. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=7096 (data obrashcheniya – 05.03.2023).

273

Проблемы квалификации и практики …

  1. Tarakanov, I. A. Otvetstvennost’ za vozbuzhdenie nenavisti ili vrazhdy, a ravno unizhenie chelovech-eskogo dostoinstva: novyj podhod i perspektivy primeneniya / I. A. Tarakanov, S. A. Pichugin // Vestnik Vla-dimirskogo yuridicheskogo instituta. – 2019. – № 3(52). – S. 101-105.
  2. Zajcev, I. A. Administrativnaya otvetstvennost’ za vozbuzhdenie nenavisti libo vrazhdy, a ravno unizhenie chelovecheskogo dostoinstva v usloviyah razvitiya informacionnyh tekhnologij / I. A. Zajcev // Administra-tivnoe pravo i process. – 2021. – № 1. – S. 51-53.
  3. Ob informacii, informacionnyh tekhnologiyah i o zashchite informacii: Federal’nyj zakon ot 27 iyulya 2006 g. № 149-FZ // Sobranie zakonodatel’stva RF. – 2006. – № 31 (chast’ I). – St. 3448.
  4. Ivanova, YU. A. Polnomochiya prokurora po vozbuzhdeniyu del ob administrativnyh pravonarusheniyah, predusmotrennyh st. 5.61 KoAP RF: trebuyutsya izmeneniya / YU. A. Ivanova // Zakonnost’ i pravoporyadok.

– 2020. – № 4(28). – S. 16-18.

  1. O sudebnoj praktike po ugolovnym delam o prestupleniyah ekstremistskoj napravlennosti: Postanovlenie

Plenuma Verhovnogo suda Rossijskoj Federacii ot 28 iyunya 2011 g. № 11 // Rossijskaya gazeta. – 2011. – № 142.

  1. Postanovlenie Spasskogo rajonnogo suda Ryazanskoj oblasti ot 22 oktyabrya 2020 goda po delu № 5-

255/2020 // Sudebnye i normativnye akty Rossijskoj Federacii: sajt. – URL: https://sudact.ru/regular/doc/DEv968zNCW6K/ (data obrashcheniya – 05.03.2023).

  1. Postanovlenie Bujnakskogo gorodskogo suda Respubliki Dagestan ot 3 noyabrya 2020 goda po delu № 5-

2957/2020 // Sudebnye i normativnye akty Rossijskoj Federacii: sajt. – URL: https://sudact.ru/regular/doc/Xi8SXaf1begQ/ (data obrashcheniya – 05.03.2023).

  1. Organizaciya vzaimodejstviya podrazdelenij po protivodejstviyu ekstremizmu territorial’nyh organov MVD Rossii na regional’nom urovne i organov prokuratury pri dokumentirovanii pravonarushenij, predusmo-trennyh stat’ej 20.3.1. KoAP Rossii: metodicheskie rekomendacii / E.N. Sochilina, I.A. Zajcev, A.V. Lekomcev, I.V. Kovorotusha // Bank dannyh sistemy nauchno-tekhnicheskoj informacii FKU NPO STiS

MVD Rossii. – URL: http://172.27.35.100/niokr/2020/vni/vni_6976_1.pdf (data obrashcheniya –

05.03.2023).– Rezhim dostupa: dlya avtoriz. pol’zovatelej.

  1. Postanovlenie Bolotninskogo rajonnogo suda Novosibirskoj oblasti ot 18 sentyabrya 2020 goda po delu №

5-126/2020 // Sudebnye i normativnye akty Rossijskoj Federacii: sajt. – URL: https://sudact.ru/regular/doc/ifPrTvLqrvW1/ (data obrashcheniya – 05.03.2023).

.