Проблема соотношения социальных и юридических преступлений

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Проблема соотношения социальных и…

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 2. – С. 282–288.

УДК 343.85

ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ И ЮРИДИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Донская О. Г., Москалева Е. Н., Путинцева Т. А.

В статье проводится сравнительный анализ социальных и юридических последствий, определяется их значимость для квалификации преступлений. Авторы приходят к выводу о существенной разнице в масштабах данных последствий, приводят практические примеры несогласованности между реальными и юридическими последствиями. В процессе аргументации выводов используется метод моделирования, что позволяет более детально обозначить проблемы. Только объективно оценив социальные последствия, можно судить о правильной оценке степени общественной опасности преступления и, соответственно, о справедливости наказания. С учетом современных реалий назрела необходимость в научном осмыслении и реформировании отдельных уголовно-правовых норм в части соотношения юридических и социальных последствий преступлений. Требуется уточнение вопроса о возможной переквалификации преступных деяний на более тяжкие в случае, если последствия преступления наступили по истечении длительного времени. Назрела необходимость в проведении теоретически обоснованной классификации преступлений в зависимости от распространенности их социальных последствий. Это позволит создать комплексную систему уголовно-правового и криминологического противодействия преступности. Требуется реальная работа с жертвами преступлений, направленная на минимизацию социальных последствий преступности.

Ключевые слова: жертва, квалификация, криминология, масштабы, механизм совершения преступления, преступление, преступник, потерпевший, преступный результат, правоохранительные органы, социальные последствия, судебная практика, суд, статистика, степень общественной опасности, сроки наступления последствий, уголовное право, юридические последствия.

Защита прав и законных интересов лиц и назначение справедливого наказания представляют основной смысл уголовного судопроизводства. Сам же принцип справедливости законодатель раскрывает в ст. 6 Уголовного кодекса Российской Федерации – это соответствие характеру и степени общественно-опасных послед-ствий. Но в доктрине уголовного права и криминологии существует проблема несо-ответствия социальных и юридических последствий преступлений. Так, Е.Ю. Анто-нова высказала мнение, что социальные и юридические последствия выступают в соотношении как общее и частное [1, c. 290]. Действительно с этим нельзя не согла-ситься. Социальные последствия всегда будут включать в себя больше аспектов нежели юридические. Это обосновывается фактом индивидуальности каждого дела, что связано с масштабами последствий и сроками их наступления.

    • процессе квалификации преступлений возникают сложности при оценке юри-дических значимых последствий и отграничении их от социальных последствий. Аргументируя нашу позицию, обратимся к дефиниции социальных последствий. При совершении конкретного преступления нередко причиняется вред нескольким видам смежных общественных отношений, поскольку каждое из них тесно связано
  • другими отношениями в той же или в смежных областях жизни и в результате возникают многочисленные последствия, которые не являются признаками объек-тивной стороны преступления и не подлежат учету при решении вопроса об уголов-ной ответственности и наказании виновного лица. В этой связи, «социальные по-следствия преступности – это не механическая совокупность прямых и косвенных

Донская О. Г., Москалева Е. Н., Путинцева Т. А.

результатов воздействия преступности на личность, общество и государство, обра-зующих качественно иное негативное образование» [2, c. 134-135].

Таким образом, социальные последствия не только шире, как понятие, но и зача-стую остаются без учета при вынесении приговора. Смоделируем ситуацию: А. су-дят по делу, где потерпевшей стороной выступает Б., применяется состав преступ-ления – ч. 2 ст. 122 УК РФ. Итогом судебного разбирательства является обвини-тельный приговор. Однако, иммунитет Б. не справляется с инфекцией, и потерпев-шая умирает. Но закон не позволяет связать два этих факта и разграничивает такие объекты как здоровье и жизнь.

  • 1997 г. по июль 2020 г., по статье 122 УК РФ было вынесено 1014 обвинитель-ных приговоров. Из них 57% (577) «за поставление другого лица в опасность зара-жения ВИЧ» [3]. При этом не уточняется с какими последствиями столкнулись жертвы. Опасность ВИЧ содержится в способности поражать и вызывать гибель некоторых клеток иммунной системы. В юридической литературе встречается предложение, что «если лицо, заразившее другого человека ВИЧ-инфекцией, не-осторожно относилось к смерти потерпевшего, и эта смерть наступила, его действия следует квалифицировать по совокупности ч. 2 ст. 122 и ч. 1 ст. 109 УК РФ. В слу-чае умышленного отношения виновного к названным последствиям такое деяние должно оцениваться по совокупности ч. 2 ст. 122 и ст. 105 УК РФ. Если же умысел был прямой, и смерть не наступила, предлагается квалификация по совокупности заражения ВИЧ-инфекцией и покушения на убийство» [4, c. 890].

Жертва заражения ВИЧ-инфекцией при своевременной и качественной врачеб-ной помощи может лишь продлить себе жизнь на определенный промежуток време-ни, размер которого в большей степени зависит от индивидуальных особенностей организма потерпевшего, процесса развития вторичных заболеваний. Однако не по-следнюю роль играет стадия, на которой будет обнаружена та или иная болезнь, и отношение зараженного к процессу лечения.

Норма о заражении ВИЧ-инфекцией построена законодателем таким образом, что последствия заражения лежат за ее пределами, соответственно при необходимо-сти требуется дополнительная квалификация, но практике такие случаи практически не известны. Выделяя в рамках преступлений против здоровья ст. 122 УК РФ и спо-соб заражения, законодатель стремился оградить потенциальных жертв именно от такого вида посягательств на здоровье, однако по факту данное деяние является изощренным посягательством на жизнь. Виновный знает о своей болезни и осо-знанно заражает жертву, при этом жертва длительное время находится в неведении, что позволяет развиться необратимым вторичным заболеваниям (терминальная ста-дия), в результате которых больной погибает в течение нескольких месяцев [5]. Ти-пичный механизм совершения преступления приводит к неминуемой гибели жерт-вы.

Рассмотрим другой пример. Потеря зрения на один глаз или пожизненное нахождение жертвы в коматозном состоянии наказываются законодателем одинако-во – в соответствии со ст. 111 УК РФ, однако, для потерпевшей стороны в вышена-званных случаях последствия будут ощущаться совершенно по-разному. Поясним этот вывод. Социальные последствия в первую очередь затрагивают интересы по-терпевшей стороны. И даже если не брать в расчет саму жертву преступления, близ-кие ей люди также сталкиваются с непреодолимыми сложными жизненными обсто-

283

Проблема соотношения социальных и…

ятельствами. Но возникает вопрос, насколько существенны они для последних? С одной стороны, жертва лишается трудоспособности из-за сломанной руки, а с дру-гой — ей потребуется постоянный уход, наблюдение за жизненными показателями или и вовсе приобретет вегетативное состояние.

На наш взгляд, в рассмотренном случае при применении ст. 111 УК РФ размыва-ется принцип справедливости. В связи с чем, предлагаем внести в уголовный закон норму об особо тяжком вреде здоровью [6, с. 1261]. Это позволит максимально дифференцировать ответственность за причинение вреда здоровью на основании последствий.

Как отмечают А.Н. Павлухин и Н.Д. Эриашвили, в преступлениях против лично-сти, нарушенное право может быть восстановлено лишь частично (при убийстве невозможно вернуть к жизни потерпевшего и т.п.), но все равно оно реально вос-станавливается путем применения справедливого наказания, удовлетворения иска на ритуальные услуги, компенсации морального вреда и т.д. При этом у членов об-щества может удовлетворяться чувство социальной справедливости как морально-психологическая категория [7, c. 55].

Но этими же авторами сформулирован вывод о последствиях, которые не учиты-ваются в полном объеме. Так, имеет место умозаключение о порождении нигили-стических взглядов общества при оценке эффективности права, которые могут при-вести к ослаблению веры граждан в справедливость закона и развить негативное отношение к правоохранительной системе государства.

Кроме того, подобная проблема прослеживается не только в преступлениях про-тив жизни и здоровья. Весьма большой пласт преступлений в современной России составляют коррупционные деяния. По данным МВД, в 2021 г. в России зареги-стрировано около 35 тыс. преступлений коррупционной направленности, что на 14% больше, чем годом ранее [8]. Примерами социальных последствий взяточниче-ства могут служить следующие явления:

  1. Формирование двойных стандартов и девальвация социальных регуляторов.
  2. Масштабное финансовое и социальное расслоение населения – распределение благ в сторону олигархических групп и возрастание экономической и социальной напряженности в стране.
  3. Дискредитация права, как основного инструмента регулирования жизнедея-тельности общества. В общественном сознании формируется представление о без-защитности граждан перед коррупционными проявлениями, и преступностью, в це-лом.

Среди субъектов получения взятки на законодательном уровне фигурируют ино-странные должностные лица. Рост взяточничества в международной сфере приво-дит к непоправимым последствиям, пагубно влияет на развитие международных отношений.

Социальные последствия коррупционных преступлений масштабны и жертвой коррупции можно считать все население [9, c. 265-270]. От коррупции прямо или косвенно страдают все сферы жизнедеятельности общества. При этом главной про-блемой является невозможность взвесить все возможные последствия коррупции, оценить их в денежном или эмоциональном аспектах. В определенных пределах за-конодатель учел высокую степень общественной опасности социальных послед-ствий коррупционных преступлений посредством назначения достаточно жестких

Донская О. Г., Москалева Е. Н., Путинцева Т. А.

санкций за их совершение. Кратность штрафов, широкая альтернатива наказаний за коррупционные преступления позволяют говорить об определенной эффективности уголовно-правовых мер. Однако стоит заметить, что среди всех вариаций, наказание за коррупционные преступления не содержит пожизненное лишение свободы, что означает, что социальные последствия коррупции в полной мере не учтены при ре-гламентации антикоррупционных норм. Социальные последствия коррупции настолько глобальны, а зачастую и необратимы, что сложно говорить о достижении социальной справедливости при реализации соответствующих наказаний.

Таким образом, по социальным последствиям можно классифицировать все пре-ступления на два вида:

  1. преступления, которые подлежат (или могли бы подлежать) переквалифика-

ции.

  1. преступления, которые настолько масштабны, что в рамках оценки их призна-ков невозможно оценить все последствия и учесть их при квалификации. Безуслов-но, высокие рамки санкций, установленные законодателем, не позволяют усомнить-ся в признании этих преступлений высоко опасными как для государства, так и для общества. Но, на наш взгляд, этого недостаточно.

Юридические и социальные последствия имеют разное значение [10, c. 105]. Од-нако эффективность уголовного законодательства зависит от справедливости и це-лесообразности принятых решений при оценке фактических обстоятельств дела. При квалификации правоприменитель опирается исключительно на закон, строит аргументацию выводов на основании указанных в диспозиции уголовно-правовой нормы обязательных признаков. В уголовном законе содержатся как формальные, так и материальные составы. И если в материальных составах правоприменитель обязан устанавливать юридические последствия, определять причинно-следственную связь между событием преступления и последствием, то в формаль-ных составах это не требуется. При этом фактически негативные последствия пре-ступления существуют. В таких случаях в юридическом смысле более целесообраз-но использовать термин преступный результат. Так, например, к формальным со-ставам относится похищение человека (ч. 1 ст.126 УК РФ), представляющее по сво-ему содержанию три последовательные действия: противоправное изъятие жертвы с места, в котором она находилась по своей воле; перемещение ее в пространстве с последующим удержанием. В процессе данных действий жертва явно испытывает дискомфорт, физические неудобства и негативное психическое воздействие. Она оторвана от привычной жизнедеятельности, соответственно страдают семейные, трудовые и иные правоотношения. Вероятно, что даже при минимальном по време-ни удержании жертва похищения испытывает огромный стресс, последствия кото-рого будут ощущаться всю жизнь.

К формальным составам относятся также изнасилование и насильственные дей-ствия сексуального характера (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 131 УК РФ), последствия которых исследуются криминологами, виктимологами и психологами. В результате посяга-тельства на половую неприкосновенность и половую свободу личности происходит унижение чести и достоинства жертвы, глумление как в физическом, так и в психи-ческом смыслах. Большинство жертв получают глубокую психологическую травму, как минимум, это проявляется в виде неустроенности личной жизни, одиночестве и, как максимум, — приводит к суициду.

285

Проблема соотношения социальных и…

Получается, если законодатель не поставил квалификацию деяния в зависимость от юридических последствий, правоприменитель не обязан их устанавливать.

Таким образом упускается из поля зрения уголовной юстиции огромный пласт социальных последствий, имеющих важнейшее значение для потерпевших. Это приводит к формированию в обществе чувства беззащитности, обостряет проблему недоверия к правоохранительным органам и суду. Несмотря на то, что в приведен-ных составах законодатель предусмотрел в качестве квалифицированных и особо квалифицированных составов наступление в результате неосторожности причине-ния тяжкого вреда здоровью, наступление смерти жертвы или иных тяжких послед-ствий, можно предположить, что не все последствия получили юридическую оценку на практике. Это может быть связано с протяженностью во времени психических страданий, вызванных преступлением. Если жертва совершит суицидальные дей-ствия спустя пять или десять лет после преступления, несмотря на причинно-следственную связь переквалификация деяния не наступит. Юридическая квалифи-кация замыкается цепью событий ближайшего за преступлением временного про-межутка.

Таким образом, социальные и юридические последствия существенно отличают-ся в своих масштабах. При квалификации деяния уголовный закон применяется в буквальном, ограничительном смысле. В результате в искаженном виде осуществ-ляется восстановление социальной справедливости, что в восприятии жертв пре-ступления, а также их близких, может рассматриваться как незащищенность, безза-коние. Это неминуемо приводит к проблеме недоверия к суду и правоохранитель-ной системе, в целом. Изменить вектор уголовного права возможно, если социаль-ные последствия найдут свое максимальное закрепление в нормах Уголовного ко-декса РФ. Только объективно оценив социальные последствия, можно судить о пра-вильной оценке степени общественной опасности преступления и, соответственно,

  • справедливости наказания. С учетом современных реалий назрела необходимость в научном осмыслении и совершенствовании отдельных уголовно-правовых норм в части соотношения юридических и социальных последствий преступлений. Требу-ется уточнение вопроса о возможной переквалификации преступных деяний на бо-лее тяжкие в случае, если последствия преступления наступили по истечении дли-тельного времени. Данная мера будет способствовать реализации принципа спра-ведливости. Преступник будет замотивирован на максимальное заглаживание вреда, причиненного преступлением.
    • рамках криминологических мер необходимо создание специальных организа-ций и добровольческих объединений, состоящих из медиков, психологов, юристов и статистов.

С одной стороны, требуется исследование ими социальных последствий пре-ступности, в целом, и отдельных преступлений, в частности. Проведение теоретиче-ски обоснованной классификации преступлений в зависимости от распространенно-сти их социальных последствий позволит создать комплексную систему уголовно-правового и криминологического противодействия преступности.

С другой стороны, требуется реальная материальная и психологическая помощь жертвам преступлений, что позволит минимизировать социальные последствия пре-ступности.

Список литературы:

Донская О. Г., Москалева Е. Н., Путинцева Т. А.

  1. Антонова Е.Ю Соотношение социальной, юридической и уголовной ответственности. Тихоокеан-ский государственный университет (Хабаровск), 2018. – С. 290-294.
  2. Афанасьева О.Р. Сравнительная характеристика социальных последствий преступности и послед-ствий преступления // Международный научно-исследовательский журнал. — № 6 (96), 2020. – С. 134-
  3. Уголовная ответственность за передачу ВИЧ-инфекции // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://xn—27-5cdvwb1buti.xn--p1ai/ugolovnaya-otvetstvennost-za-peredachu-vich-infektsii/ (дата обраще-ния: 08.03.2023).
  4. Энциклопедия уголовного права. Т. 13. Преступления против жизни и здоровья. — Издание профес-сора Малинина — МИЭП при МПА ЕврАзЭС. СПб., 2013.
  5. Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 17 марта 2006 N 166 «Об утверждении Инструкции по заполнению годовой формы федерального государственного статистиче-ского наблюдения N61 «Сведения о контингентах больных ВИЧ-инфекцией» // СПС Консультант-Плюс.
  6. Путинцева Т.А. Введение в уголовное законодательство понятие и наказание за «особо тяжкий вред здоровью» // Судебная система России на современном этапе общественного развития: Сборник науч-ных трудов Всероссийской студенческой научной конференции, 9 декабря 2022 г., г. Ростов-на-Дону. Электр. текстовые данные (19, 33 Mb) – Ростов н/Д: Изд ИП Беспамятнов С.В., 2022. – С. 1260-1263.
  7. Павлухин А.Н., Шуранова О.А., Эриашвили Н.Д. Законодательные противоречия уголовно-правовых норм и их последствия // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения. – № 1.

– 2020. – С. 50-55.

  1. Коррупция в России и мире — в шести графиках // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.kommersant.ru/doc/5708590 (дата обращения: 01.03.2023).
  2. Ахмедханова С. Т. Общая характеристика объективных признаков коррупционных преступлений, совершаемых в сфере образования // Ученые записки Крымского Федерального Университета имени В.И. Вернадского. Юридические науки. № 3. 2022. С. 265-270.
  3. Донская (Кавелина) О.Г. Преступления против семьи и несовершеннолетних: взгляд современника // Ученые записки Крымского Федерального Университета имени В.И. Вернадского. Юридические науки. № 2. 2021. С. 103-111.

Donskaya Olga G., Moskaleva Elena N., Putintseva Т. The problem of correlation of social and legal consequences of crimes // // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science.

– 2023. – Т. 9 (75). № 2. – Р. 282–288.

The article provides a comparative analysis of social and legal consequences, determines their significance for the qualification of crimes. The authors conclude that there is a significant difference in the scale of these consequences, and give practical examples of inconsistency between real and legal consequences. In the pro-cess of argumentation of conclusions, a modeling method is used, which allows us to identify problems in more detail. Only by objectively assessing the social consequences, it is possible to judge the correct assess-ment of the degree of social danger of the crime and, accordingly, the fairness of the punishment. Taking into account modern realities, there is a need for scientific understanding and reform of certain criminal law norms in terms of the correlation of legal and social consequences of crimes. Clarification is required on the possible reclassification of criminal acts to more serious ones if the consequences of the crime occurred after a long time. There is a need to carry out a theoretically justified classification of crimes depending on the prevalence of their social consequences. This will make it possible to create a comprehensive system of criminal law and criminological counteraction to crime. Real work with victims of crime is required, aimed at minimizing the social consequences of crime.

Keywords: victim, qualification, criminology, scale, mechanism of commission of a crime, crime, crimi-nal, victim, criminal result, law enforcement agencies, social consequences, judicial practice, court, statistics, degree of public danger, timing of consequences, criminal law, legal consequences.

Spisok literaturi:

  1. Antonova Ye.YU Sootnosheniye sotsial’noy, yuridicheskoy i ugolovnoy otvetstvennosti. Tikhookeanskiy gosudarstvennyy universitet (Khabarovsk), 2018. – S. 290-294.
  2. Afanas’yeva O.R. Sravnitel’naya kharakteristika sotsial’nykh posledstviy prestupnosti i posledstviy prestupleniya. Mezhdunarodnyy nauchno-issledovatel’skiy zhurnal, № 6 (96), 2020. – S. 134-136.
    1. Ugolovnaya otvetstvennost’ za peredachu VICH-infektsii // [Elektronnyy resurs]. – Rezhim dostupa: https://xn—27-5cdvwb1buti.xn--p1ai/ugolovnaya-otvetstvennost-za-peredachu-vich-infektsii/ (data obrash-cheniya: 08.03.2023).
    2. Entsiklopediya ugolovnogo prava. T. 13. Prestupleniya protiv zhizni i zdorov’ya. — Izdaniye professora Malinina — MIEP pri MPA YevrAzES. SPb., 2013.
  3. Prikaz Ministerstva zdravookhraneniya i sotsial’nogo razvitiya RF ot 17 marta 2006 N 166 «Ob utverzhde-nii Instruktsii po zapolneniyu godovoy formy federal’nogo gosudarstvennogo statisticheskogo nablyudeniya

N61 «Svedeniya o kontingentakh bol’nykh VICH-infektsiyey» // SPS Konsul’tantPlyus.

287

Проблема соотношения социальных и…

    1. Putintseva T.A. Vvedeniye v ugolovnoye zakonodatel’stvo ponyatiye i nakazaniye za «osobo tyazhkiy vred zdorov’yu» // Sudebnaya sistema Rossii na sovremennom etape obshchestvennogo razvitiya: Sbornik nauch-nykh trudov Vserossiyskoy studencheskoy nauchnoy konferentsii, 9 dekabrya 2022 g., g. Rostov-na-Donu. Elektr. tekstovyye dannyye (19, 33 Mb) – Rostov n/D: Izd IP Bespamyatnov S.V., 2022. – S. 1260-1263.
  1. Pavlukhin A.N., Shuranova O.A., Eriashvili N.D. Zakonodatel’nyye protivorechiya ugolovno-pravovykh norm i ikh posledstviya. Rassledovaniye prestupleniy: problemy i puti ikh resheniya, N 1, 2020. — S. 50-55.
    1. Korruptsiya v Rossii i mire — v shesti grafikakh // [Elektronnyy resurs]. – Rezhim dostupa: https://www.kommersant.ru/doc/5708590 (data obrashcheniya: 01.03.2023).
  2. Akhmedkhanova S.T. Obshchaya kharakteristika ob»yektivnykh priznakov korruptsionnykh prestupleniy, sovershayemykh v sfere obrazovaniya.//Uchenyye zapiski Krymskogo Federal’nogo Universiteta imeni V.I.

Vernadskogo. Yuridicheskiye nauki. №.3 2022.S.265-270

  1. Donskaya (Kavelina) O.G. Prestupleniya protiv sem’i i nesovershennoletnikh: vzglyad sovremennika.// Uchenyye zapiski Krymskogo Federal’nogo Universiteta imeni V.I. Vernadskogo. Yuridicheskiye nauki. №.2 2021. S. 103-111..