Осуществление прокурорского надзора как гарантия обеспечения реализации прав участников уголовного производства

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Осуществление прокурорского надзора как гарантия…

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 1. – С. 472-478.

УДК 343.164

ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА КАК ГАРАНТИЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО ПРОИЗВОДСТВА

Ельцов В. Е.

Саратовская государственная юридическая академия

Статья посвящена анализу особенностей осуществления прокурорского надзора в сфере уголовного судопроизводства. Автором рассматривается прокурорский надзор в данной сфере с точки зрения гарантии обеспечения реализации прав участников уголовного судопроизводства. Высказываются предложения по усилению данной функции прокурора.

Ключевые слова: правообеспечение; прокурорский надзор; гарантия обеспечения прав и свобод участников уголовного судопроизводства; принципы уголовного судопроизводства; участники уголовного процесса; правозащитная деятельность; уголовно-процессуальные гарантии.

Последовательное становление и развитие правового государства как субъекта, ответственного перед личностью и обществом за выполнение взятых на себя обязанностей по обеспечению реализации их прав, требует от органов государственной власти и должностных лиц неукоснительного соблюдения норм актов международного законодательства, Конституции и актов отраслевого законодательства при исполнении ими своих полномочий с целью утверждения личности, ее прав, свобод и законных интересов как высшей социальной ценности. При этом сфера уголовного производства, будучи связанной с повышенными рисками их ограничения, требует особо тщательного внимания со стороны органов прокуратуры, лейтмотивом деятельности которых выступает защита от неправомерных посягательств на права и свободы его участников.

Осуществляя надзор в сфере уголовного судопроизводства, прокурор должен не допустить или своевременно и эффективно отреагировать на имеющиеся нарушения со стороны следователя и сотрудников оперативных подразделений, а значит – максимально обезопасить наиболее процессуально уязвимых участников уголовного судопроизводства (потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого) от потенциальных угроз, гарантируя при этом обеспечение им равных возможностей при участии в производстве.

  • свете перехода отечественного уголовного процесса на качественно новый уровень, с учетом объективной необходимости дальнейшего совершенствования подходов к пониманию сущности и значения прокурорского надзора, раскрытие отдельных аспектов обозначенного вопроса представляется особенно актуальным. Учитывая вышеуказанное, необходимым является исследование проблемы обеспе-чения реализации прав участников уголовного производства и выяснения роли про-курорского надзора в контексте ее решения, что должно происходить под углом зрения обеспечения прав отдельных участников уголовного производства (в частно-сти, права потерпевшего на немедленное принятие и регистрацию заявления об уго-ловном правонарушении, признание лица потерпевшим, право потерпевшего и по-дозреваемого участвовать в следственных (розыскных) и других процессуальных

Ельцов В. Е.

действиях, знакомиться с материалами производства, обжаловать решение, дей-ствия или бездействие уполномоченных субъектов и тому подобное) за счет их не-четкого законодательного изложения, а следовательно и риска становления неодно-родной правоприменительной практики.

Законодателем в главе 2 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федера-ции (далее – УПК РФ) определены общие принципы уголовного производства, сре-ди которых: равенство перед законом и судом, презумпция невиновности и обеспе-чение доказанности вины, обеспечение права на защиту, доступ к правосудию, со-стязательность сторон, обеспечение права на обжалование процессуальных реше-ний, действий или бездействия, разумность сроков и тому подобное, которые, нахо-дясь в безусловной взаимосвязи, направлены на решение задач уголовного судо-производства, определенных законодателем в ст. 6 УПК РФ [1]. С тем, чтобы слу-жить ориентиром деятельности уполномоченных государством на осуществление досудебного производства органов и должностных лиц, приведенные принципы должны находить однозначное проявление в нормах УПК РФ, конкретизируясь в виде положений отраслевых подзаконных актов и в итоге беспрекословно реализо-ваться при правоприменении. Тем не менее, на сегодня указанная триединая струк-тура показателей качества уголовного производства, с точки зрения обеспечения реализации прав его участников, демонстрирует нестабильные результаты, откуда возникает необходимость применения эффективного механизма сдержек и противо-весов, которым вполне можно считать осуществление прокурорского надзора, ведь прокурорский надзор, как справедливо заметил М.В. Косюта, компенсирует недо-статки системы уголовного судопроизводства и уравновешивает просчеты правоза-щитной деятельности органов государства [2]. Кроме того, как следует из позиции Европейского суда по правам человека, обращение в прокуратуру выступает эффек-тивным средством защиты, предусмотренным национальным законодательством [3].

Несмотря на отсутствие единства среди ученых по поводу оптимального перечня задач прокурорского надзора, несомненно находится выделение из них таких фун-даментальных, как выявление нарушений законности, защита от неправомерных посягательств, обеспечение законности и правопорядка. Многие ученые к ним так-же относят безусловное реагирование на выявленные нарушения закона со времени поступления заявления, сообщения преступлении до принятия окончательного ре-шения в производстве; быстрое, всестороннее, полное и беспристрастное расследо-вание преступлений; восстановление нарушенных прав, свобод и законных интере-сов участников уголовного производства; своевременное принятие мер к устране-нию причин и условий, которые способствовали совершению преступления и дру-гие, что прямо перекликаются с полномочиями, которыми наделяется прокурор как процессуальный руководитель досудебного расследования. [4]

Целесообразной с точки зрения обеспечения качества прокурорского надзора представляется необходимость назначения процессуальных руководителей досу-дебного расследования с учетом сложности квалификации, общественного резонан-са, прогнозируемых объемов процессуальной работы и учитывая профессиональное мастерство и опыт соответствующих прокуроров, а также возможность при необхо-димости создавать группу прокуроров. На наш взгляд, такое указание как нельзя

473

Осуществление прокурорского надзора как гарантия…

лучше будет способствовать обеспечению эффективному процессуальному руко-водству, однако определяющие акценты должны быть расставлены, прежде всего, в контексте организационно-кадрового обеспечения органов прокуратуры для опера-тивной и бесперебойной работы в этом направлении, ведь содержание деятельности

  • полном объеме не способно раскрыться при отсутствии надлежащей формы ее выражения. Иначе говоря, недостаточное кадровое обеспечение, чрезмерная загру-женность прокуроров-процессуальных руководителей является прямо пропорцио-нальной снижению уровня эффективности надзора, который в таком случае вообще теряет любой смысл.

Уделяя внимание проблематике обеспечения реализации прав потерпевшего, от-метим, что возникновение первых трудностей в этом аспекте связано с правом на немедленное принятие и регистрацию заявления об уголовном правонарушении и, собственно, признание лица потерпевшим. Оставляя вне поля зрения формальную сторону исследуемой проблемы, следует согласиться с мнением В.Т. Маляренко относительно того, что одной из причин возникновения ряда препятствий для по-терпевшего на начальном этапе досудебного расследования выступает законода-тельное требование о его скором и полном осуществлении [5]. В продемонстриро-ванном ракурсе видим, что потенциальная сложность расследования, отсутствие доказательств и отсутствие судебной перспективы производства провоцируют уполномоченных субъектов на подобные незаконные действия, которыми ограни-чивается право лица на доступ к правосудию, гарантированное Конвенцией о защи-те прав человека и основных свобод, в результате чего не может идти и речи об обеспечении процессуального равноправия сторон уголовного производства.

Отдельного внимания в этом случае требует отказ законодателя по УПК РФ от необходимости вынесения постановления о признании лица потерпевшим в пользу вручения талона-уведомления о принятии заявления и памятки о правах и обязанно-стях. Законодательная цель – упрощение процедуры (напомним, речь шла, по сути, об «автоматическом» приобретении статуса потерпевшего) обернулась, зато, отсут-ствием официального подтверждающего документа о признании лица потерпевшим, а, следовательно, за счет наличия спорных правоприменительных подходов, сделала невозможным его прямое участие в уголовном производстве, чем полностью ниве-лирована идея состязательного уголовного процесса, одним из элементов которого, наряду с наличием сторон, выступает также их активность. В приведенном же слу-чае убеждаемся в обратном: при условии фактического наличия потерпевшего, он является процессуально несостоятельным в части активной реализации его прав. Такой вариант развития событий, как кажется, возникает в противовес традицион-ным представлениям о проблеме обеспечения состязательности сторон, поскольку не ограничиваются права стороны защиты, как свидетельствует неоднозначная пра-воприменительная практика, а права потерпевшего, который вверяет защиту своего интереса государству, но при этом и сам наделяется особым правовым статусом. Впрочем, некоторые представители юридической науки и практики утверждают, что путем закрепления в УПК РФ права следователя отказать в признании лица по-терпевшим делает невозможным манипулирование гражданами возможностью ав-томатического приобретения статуса потерпевшего.

Важным аспектом правозащитной деятельности прокуратуры в контексте осу-ществления надзора выступает также обеспечение предусмотренного права подо-

Ельцов В. Е.

зреваемого участвовать в осуществлении процессуальных действий, во время их проведения задавать вопросы, подавать свои замечания и возражения, применять в незапрещенных законом случаях технические средства в ходе процессуальных дей-ствий и, собственно, подавать ходатайства об их проведении. Реализация указанных выше прав подозреваемым и уровень ответственности «прокурора» за их обеспече-ние приобретает особое значение в контексте утверждения состязательной состав-ляющей в уголовном процессе Российской Федерации. Речь идет о принятии проку-рором надлежащих мер для обеспечения присутствия во время проведения след-ственного (розыскного) действия лиц, чьи права и законные интересы могут быть ограничены или нарушены, а также разъяснения их прав и обязанностей. Не менее значимым является и требование относительно присутствия лица, которое иниции-ровало проведение следственного (розыскного) действия, а также права задавать вопросы, высказывать предложения, замечания, возражения, которые заносятся в протокол. Проблемным в этом отношении представляется организационно-методическое налаживание предусмотренного механизма ввиду значительной тру-доемкости данного процесса. В общем, именно указанные права участников уго-ловного судопроизводства наиболее полно отражают содержание принципа состяза-тельности в уголовном судопроизводстве, который на стадии досудебного рассле-дования (в частности, если рассматривать его под углом зрения необходимости обеспечения реализации указанных прав) раскрывается не столько через противопо-ставление правовых позиций сторон, как на то указывают некоторые ученые, что, на наш взгляд, наиболее свойственно стадии судебного разбирательства, сколько через призму единой направленности деятельности сторон, прежде всего, для обеспече-ния быстрого, полного и беспристрастного расследования и применения к каждому из участников уголовного производства надлежащей правовой процедуры. При этом очевидно, что здесь надо говорить о сбалансировании процессуального положения сторон, которые находятся в разных «весовых категориях», не только из-за разно-полярности правовых позиций, но и объективной разницы в правильности восприя-тия юридических вопросов, возникающих во время расследования в силу некомпе-тентности как подозреваемого, так и потерпевшего. Такая расстановка акцентов приводит к необходимости привлечения защитника подозреваемого и представите-ля потерпевшего как квалифицированных «посредников» между государства в лице органа досудебного расследования и соответствующими участниками уголовного производства с целью обеспечения реализации их прав. В свою очередь, привлече-ние защитника на стадии досудебного расследования возлагается на следователя или прокурора.

Отдельный блок вопросов составляют полномочия прокурора согласовывать или отказывать в согласовании ходатайств следователя к судье о проведении процессу-альных действий, отменять незаконные и необоснованные постановления следова-телей, поручать следователю их проведение, давать указания об их проведении, принимать в них участие или самостоятельно проводить их, что направлено на обеспечение реализации прав как потерпевшего, так и подозреваемого. Так, при ре-шении вопросов о согласовании ходатайств следователей о проведении следствен-ных (розыскных) действий, на прокурора возлагается обязанность тщательно прове-рять наличие соответствующих оснований и безотлагательно отменять незаконные постановления о закрытии уголовных производств, а также восстанавливать неза-

475

Осуществление прокурорского надзора как гарантия…

конно остановленные досудебные расследования; проверять соблюдение процессу-альных сроков, прав и законных интересов подозреваемых; обеспечивать неукосни-тельное соблюдение прав подозреваемого, в том числе прекращения ограничений, которые он понес в связи с применением мер пресечения, после окончания действия соответствующего определения суда либо его отмены, кроме того, перед согласова-нием ходатайств о проведении негласных следственных (розыскных) действий про-курор обязан проверять соответствие приведенных в них данных требованиям зако-нов, материалам и фактическим обстоятельствам уголовного производства, решая эти вопросы безотлагательно. Признаем необходимым подчеркнуть необходимость законодательного закрепления жестких временных рамок, в пределах которых про-курор должен осуществить вышеупомянутые действия. Это обусловлено специфи-кой сферы уголовного производства, где существует значительный риск нарушения прав его участников, а поэтому недопустимым является применение оценочных по-нятий в отношении определения процессуальных сроков. Впрочем, реализация дан-ного положения поставлена в прямую зависимость от надлежащего исполнения своих обязанностей следователем, а значит требует от прокурора инициативного процессуального поведения в части осуществления им всеобъемлющего надзора за действиями следователя. В таком контексте В.М. Юрчишин высказывается по по-воду того, что для усиления эффективности надзора следует закрепить право проку-рора заслушивать доклады дознавателей, следователей, руководителей органов до-судебного расследования и должностных лиц органов дознания о ходе расследова-ния преступлений, что должно повысить уровень информированности прокурора о результатах расследования, будет способствовать более быстрому выявлению нарушений закона, в том числе и тех, что касаются прав и свобод участников про-цесса. Считаем предложенную идею вполне обоснованной, по нашему мнению, должна быть обеспечена ближайшая перспектива ее нормативного закрепления [7].

Одним из важных направлений прокурорского надзора в аспекте обеспечения ре-ализации прав участников уголовного производства, кроме приведенного, является его активное способствование заключению соглашения о примирении при наличии соответствующего волеизъявления сторон, которое проявляется в обязанности ин-формирования подозреваемого и потерпевшего об их праве на примирение и разъ-яснения им последствий заключения соответствующей сделки. Однозначной при этом является обязанность прокурора обеспечить элемент добровольности заключе-ния соглашения без обращения к любым методам побуждения, в том числе и психо-логического давления.

Не вызывает сомнения то, что обеспечение прав участников уголовного произ-водства в значительной мере лежит не только в плоскости реализации принципа со-стязательности, но и разумности сроков досудебного расследования. Рассматривая указанную тематику в разрезе осуществления прокурором надзора, сталкиваемся с рядом проблем, одной из которых является и вовсе алогичная, и парадоксальная по своей природе, которая сводится к тому, что прокурор порой лишен процессу-альных средств к обеспечению разумности сроков производства. В этом смысле за-служивает внимания, в частности, позиция С.П. Соляра, который и указывает на проблему, что заключается в фактической невозможности закрытия уголовных про-изводств в случаях, когда отсутствуют как основания для закрытия следователем по реабилитирующим обстоятельствам, так и прокурором, поскольку ни одному лицу

Ельцов В. Е.

не сообщено о подозрении [6]. Согласимся с тем, что подобная процессуальная несостоятельность прокурора ставит его в зависимость от следователя и законного принятия им решения, хотя обязанность по обеспечению проведения досудебного расследования в разумные сроки возлагается именно на прокурора, а не на следова-теля, следовательно, представляется целесообразным предоставить прокурору пол-номочия по закрытию уголовного производства без каких-либо ограничений. В ито-ге констатируем, что в данном случае приоритетным является достижение баланса между скоростью и качеством, так-как и поспешность, и затягивание сроков явля-ются недопустимыми для полноценного расследования.

Действенным процессуальным рычагом обеспечения прокурором прав участни-ков уголовного производства выступает также предусмотренное ст. 217 УПК РФ открытие материалов дела стороне защиты. С уверенностью можно отметить, что выполнение такого требования прокурором влияет на обеспечение прав потерпев-шего в перспективе во время судебного разбирательства, поскольку это неотъемле-мый атрибут принятия судом конкретных материалов производства (как доказа-тельств) во внимание. Что же касается стороны защиты, то неуклонное выполнение прокурором данных положений делает возможным обеспечение реализации права на достаточное время и возможности для подготовки защиты, а значит в определен-ной мере способствует поступательному движению системы уголовного судопроиз-водства в направлении утверждения прав участников уголовного производства. Не-смотря на это, текстуальное изложение самой ст. 217 дает основания для высказы-вания критических замечаний относительно четкости процессуального порядка его осуществления. Вместе с тем, вопрос закрепления документальной формы ознаком-ления стороны защиты с материалами, представленными стороной обвинения, тре-бует обязательного решения на уровне уголовно-процессуального закона. В конце концов, стоит констатировать, что данная идея является механизмом, который ограждает сторону обвинения от необоснованных замечаний стороны защиты на стадии судебного разбирательства в части отказа ей в ознакомлении с материалами уголовного производства или неознакомлении с отдельными материалами.

Изложенное позволяет вести речь об эффективности правозащитной функции прокурорского надзора в случае неукоснительного соблюдения прокурором требо-ваний материального и процессуального законодательства, осуществления полного, всестороннего надзора за процессуальной деятельностью следователя и обеспече-ния своевременного, компетентного и адекватного обстоятельствам расследования реагирования с целью обеспечения реализации прав участников уголовного произ-водства. В то же время особого внимания со стороны законодателя требует устра-нение обозначенных нами недостатков процессуальных норм с целью минимизации возникновения любых угроз для надлежащего правоприменения, что будет способ-ствовать становлению прогрессивной системы уголовной юстиции в Российской Федерации.

Список литературы:

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 24.03.2021) // СПС «Консультант Плюс».
  2. Косюта М.В. Прокурорская система России в условиях демократического общества: моногр. / Ко-сюта М.В. Юридическая литература, 2002. 321 с.

477

Осуществление прокурорского надзора как гарантия…

  1. Малиненко М.К. Обеспечение прокурором прав личности на предварительном следствии // Вестник юридического факультета Южного федерального университета. Ростов-на-Дону. 2017. Т. 4. № 2. С. 49-
  2. Васягина М.М. Полномочия прокурора по надзору за соблюдением законов органами следствия должны быть расширены // Новая наука: от идеи к результату. 2017. Т. 1. № 2. С. 215-217.
  3. Маляренко В.Т. Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации: вопросы ста-новления и развития / В.Т. Маляренко // Право России. 2003. № 9. С. 3-14.
  4. Соляр С. Проблемы практического применения отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Аллея науки. 2013. № 3 (31). С. 93-97.
  5. Юрчишин В.М. Надзор прокурора при производстве досудебного расследования по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / В.М. Юрчишин // Аллея науки. 2012. № 3. С. 74-77.

Yeltsov V.E. Implementation of prosecutorial supervision as a guarantee of ensuring the realization of the rights of participants in criminal proceedings // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 1. – Р. 472-478.

The article is devoted to the analysis of the peculiarities of prosecutorial supervision in the field of crimi-nal proceedings. The author examines the prosecutor’s supervision in this area from the point of view of ensur-ing the implementation of the rights of participants in criminal proceedings. Proposals are being made to strengthen this function of the prosecutor.

Keywords: legal support; prosecutor’s supervision; guarantee of the rights and freedoms of participants in criminal proceedings; principles of criminal proceedings; participants in criminal proceedings; human rights activities; criminal procedural guarantees.

Spisok literatury:

  1. Ugolovno-processual’nyj kodeks Rossijskoj Federacii ot 18.12.2001 № 174-FZ (red. ot 24.03.2021) // SPS «Konsul’tant Plyus».
  2. Kosyuta M.V. Prokurorskaya sistema Rossii v usloviyah demokraticheskogo obshchestva: monogr. / Ko-syuta M.V. YUridicheskaya literatura, 2002. 321 s.
  3. Malinenko M.K. Obespechenie prokurorom prav lichnosti na predvaritel’nom sledstvii // Vestnik yuridicheskogo fakul’teta YUzhnogo federal’nogo universiteta. Rostov-na-Donu. 2017. T. 4. № 2. S. 49-53.
  4. Vasyagina M.M. Polnomochiya prokurora po nadzoru za soblyudeniem zakonov organami sledstviya dolzhny byt’ rasshireny // Novaya nauka: ot idei k rezul’tatu. 2017. T. 1. № 2. S. 215-217.
  5. Malyarenko V.T. Ugolovno-processual’noe zakonodatel’stvo Rossijskoj Federacii: voprosy stanovleniya i razvitiya / V.T. Malyarenko // Pravo Rossii. 2003. № 9. S. 3-14.
  6. Solyar S. Problemy prakticheskogo primeneniya otdel’nyh polozhenij Ugolovno-processual’nogo kodeksa

Rossijskoj Federacii // Alleya nauki. 2013. № 3 (31). S. 93-97.

  1. YUrchishin V.M. Nadzor prokurora pri proizvodstve dosudebnogo rassledovaniya po Ugolovno-processual’nomu kodeksu Rossijskoj Federacii / V.M. YUrchishin // Alleya nauki. 2012. № 3. S. 74-77.

.