Особенности уголовной ответственности за реабилитацию нацизма по действующему уголовному законодательству

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Пикин И. В., Тараканов И. А.

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2022. – Т. 8 (74). № 4. – С. 140-146.

УДК 343.33

ОСОБЕННОСТИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА РЕАБИЛИТАЦИЮ НАЦИЗМА ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

Пикин И. В., Тараканов И. А.

Владимирский юридический институт ФСИН России

Исследование посвящено уголовно-правовой характеристике состава преступления, направленного на реабилитацию нацизма. Основная цель исследования заключается в рассмотрении дискуссионных вопросов уголовной ответственности за реабилитацию нацизма, проблемных аспектов при характери-стике элементов состава преступления, предусмотренного статьей 354.1 УК РФ. В результате исследо-вания авторы приходят к выводу о целесообразности и обоснованности ужесточения уголовной ответ-ственности за совершение деяний, предусмотренных статьей 354.1 УК РФ, с целью искоренения идео-логии и практики осуществления превосходства одной расовой, национальной либо этнической груп-пы над другой, ставящих своей целью полное либо частичное физическое уничтожение «оппозицион-ной» расовой, национальной, этнической либо религиозной группы.

Ключевые слова: реабилитация нацизма; уголовная ответственность; преступление; состав пре-ступления; историческая память; безопасность человечества; Вторая мировая война; Великая Отече-ственная война; оправдание нацизма; пропаганда нацизма.

    • настоящее время становится все очевидней, что в современном мире, в услови-ях неутихающих рецидивов холодной войны, история стала площадкой для идеоло-гических противостояний, где каждая из сторон старается отстоять свою точку зре-ния. Как отмечает А.В. Мараева, «Великая Отечественная война оставила отпечаток
  • жизни каждого гражданина Российской Федерации и имеет важное историческое значение для нашего народа. Но, к сожалению, и в нашей стране, и за рубежом находятся лица, которые спекулируют данной темой, умышленно искажают исто-рическую правду о событиях того времени, вводят в заблуждения подрастающее поколение, что может в итоге привести к возрастанию радикализации части обще-ства и проявлению националистической активности» [10, с. 141].

Законы, запрещающие публичное оправдание преступлений нацистов, приняты во многих странах не только Европы, но и мира в целом. Опасность возрождения идей нацизма и фашизма обозначена в Стратегии противодействия экстремизму в РФ до 2025 г.

Реабилитация нацизма – одно из опасных явлений современного общества, кото-рое приводит не только к посягательству на историческую справедливость, но и к искажению фактов, размыванию культурных устоев [3, с. 87]. Зачастую преступле-ния, охватываемые составом ст. 354.1 УК РФ, основаны на фальсификации истори-ческих фактов, искажении реальных исторических событий, что приводит к гло-бальному нарушению общественных интересов [5, с. 74].

Как отмечают П.В. Пошелов и Ю.С. Пестерева, криминализация реабилитации нацизма поможет в достижении социально полезных целей – защите исторической памяти, воспитании у молодого поколения уважения к ценности человеческой жиз-ни, толерантности [13, с. 60].

140

Пикин И. В., Тараканов И. А.

Сходного мнения придерживается И.С. Макеева, выделяя в качестве оснований введения уголовной ответственности за реабилитацию нацизма 3 группы факторов:

  1. важность для россиян исторической памяти, которая является сакральной, свя-зующей нитью, объединяющей разные поколения между собой, подчеркивающей самобытность;
  2. активизация деятельности пронацистских группировок внутри страны – рост числа людей, одобряющих и оправдывающих нацизм, напрямую повлиял на необ-ходимость введения нормы, предусматривающей уголовную ответственность за ре-абилитацию нацизма;
  3. политическая напряженность в мире, касающаяся пересмотра итогов Второй мировой войны и положений Нюрнбергского процесса [8, с. 146-147].

Размещение статьи о реабилитации нацизма в главе 34 УК РФ вызвало опреде-ленные споры в российских научных кругах. Отдельные исследователи с подобным подходом законодателя не согласны [12, с. 387-388].

Однако размещение статьи «Реабилитация нацизма» в главе УК РФ, объектом уголовно-правовой охраны которой являются общественные отношения, обеспечи-вающие безопасность мирового сообщества, вполне обоснованно. При такой трак-товке сохраняется связь реабилитации нацизма с системой преступлений против мира и безопасности человечества, криминализированных Международным воен-ным трибуналом для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси.

Материалы Нюрнбергского процесса, а также принятые на современном этапе международного сотрудничества резолюции Организации Объединенных Наций, направленные на противодействие героизации нацизма, указывают на то, что наци-онал-социализм как система идей, основанных на расовом превосходстве, должен рассматриваться исключительно через призму преступлений против мира и без-опасности человечества [2].

Куда более дискуссионным является вопрос о непосредственном объекте реаби-литации нацизма. Так, Е.В. Червонных непосредственным объектом преступления называет историческую память народа [16, с. 22-23], Э.Ю. Бадальянц – междуна-родный мир [1, с. 174-175], А.Ю. Иванов в качестве основного непосредственного объекта реабилитации нацизма выделяет интересы безопасности человечества [4, с. 9]. По мнению М.Г. Левандовской, непосредственным объектом анализируемого состава преступления являются общественные отношения, обеспечивающие досто-верность исторических результатов Второй мировой войны [7, с. 158].

Наличие весьма большого количества мнений авторов относительно вопроса определения непосредственного объекта преступления во многом обусловлено до-статочно широким разнообразием форм реабилитации нацизма.

Анализируя объективную сторону состава реабилитации нацизма, можно выде-лить шесть альтернативных форм такой реабилитации:

  1. отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала;
  2. одобрение преступлений, установленных указанным приговором;
  3. распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, о ветеранах Великой Отечественной войны;

141

Пикин И. В., Тараканов И. А.

  1. распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества;
  2. осквернение символов воинской славы России;
  3. оскорбление памяти защитников Отечества либо унижение чести и достоин-ства ветерана Великой Отечественной войны.

Белорусский уголовный закон различает шесть форм реабилитации нацизма, только одна из которых соответствует УК РФ – одобрение преступлений, установ-ленных приговором Международного военного трибунала. При этом даже в крими-нализации данной формы есть весомое различие.

Таким образом, преступление, предусмотренное ст. 354.1 УК РФ, несет вред как для конкретного человека, так и для общества и государства, что обуславливает со-циальную опасность деяния. В основе разграничения деяний, предусмотренных ст. 354.1 УК РФ – положения, содержащиеся в приговоре Международного военного трибунала для суда и наказания главных преступников европейских стран оси, представляют собой итоговые решения Нюрнбергского военного трибунала, осу-дившего нацизм как преступную систему и идеологию.

Действующая норма статьи 354.1 «Реабилитация нацизма» УК РФ предусматривает уголовную ответственность за отрицание фактов, установленных Международным во-енным трибуналом для суда и наказания главных военных преступников европейских стран, согласие с совершенными преступлениями данными лицами, а также распро-странение ложных сведений о деятельности СССР в годы 2-й мировой войны.

По мнению В.В. Ровнейко, между названием статьи и ее содержанием имеется расхождение, поскольку сложно признать корректным использование понятия «реа-билитация» применительно к нацизму в контексте указанной статьи и с учетом тех форм, в которых, по мнению законодателя, она может выражаться. Как утверждает автор, данным формам в большей степени соответствовали бы такие категории, как «оправдание нацизма» и «пропаганда нацизма». Указанные понятия уже встречают-ся в УК РФ применительно к террористической деятельности, в связи с чем целесо-образно было бы использовать подобные приемы юридической техники и законода-тельной конструкции применительно к нацизму [15, с. 884-885].

Аналогичного мнения придерживается А.В. Мараева, предлагая изменить наименование статьи 354.1 УК РФ на «Публичное оправдание нацизма». В качестве обоснования автор указывает, что уголовно-правовая охрана исторической правды в РФ является относительно новой тенденцией в развитии уголовного законодатель-ства и требует особого внимания, так как в указанных нормах применяется терми-нология, допускающая двойственное толкование. В связи с этим ей предлагается на законодательном уровне закрепить понятия и определения таких терминов, как нацизм и фашизм, а также реабилитация нацизма, что позволит вникнуть в суть са-мой нормы и исключить двойственность понятий их толкования [9, с. 105].

В качестве субъекта преступления, предусмотренного ч.1 ст. 354.1 УК РФ, сле-дует рассматривать вменяемое физическое лицо, достигшим возраста 16 лет, а так-же, по ч. 2 настоящей статьи – лицо, использующее свое должностное положение.

Что касается субъективной стороны, то под ней понимается «психическая дея-тельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления, т.е. с вы-полнением его объективной стороны» [6, с. 138]. B содержание субъективной сто-роны включаются следующие элементы: вина, цель и мотив. При этом, вина являет-

142

Пикин И. В., Тараканов И. А.

ся обязательным признаком субъективной стороны, а цель и мотив необходимо рас-сматривать в качестве факультативного [11, с. 62-63].

  • теории признается, что все деяния, предусмотренные в ч. 1 ст. 354.1 УК РФ, должны быть совершены с виной в форме прямого умысла. Лицо должно осознавать публичный характер своих высказываний, их ложность (применительно к отрица-нию фактов и распространению заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы войны), должно осознавать факт совершения преступлений нацистами в про-шлом, а также публичный характер действия сопряженный с положительной оцен-кой данных преступлений (применительно к одобрению преступлений). Волевой момент проявляется в желании совершить какое-либо из вышеперечисленных дей-ствий, так как состав преступления является формальным.

Необходимо подробнее рассмотреть обоснованность признания единственной формой вины в данном составе преступления прямого умысла, а применительно ко второму признаку исследуемой нормы, важно установить, что все-таки понимается под заведомостью ложных сведений. Сразу же отметим, что диспозиция части 1 статьи 354.1 УК РФ не содержит указаний на цель или мотив преступления, поэто-му они в данном случае находятся за рамками состава преступления.

Для того, чтобы понять, с какой формой вины может быть совершено исследуе-мое преступление, нужно обратиться к его объективной стороне. Как уже было от-мечено, этот состав является формальным, в силу этого такое преступление может быть совершено только с прямым умыслом.

Теперь же рассмотрим каждый из признаков состава преступления, чтобы по-нять, каково наполнение прямого умысла каждого из этих признаков. Во- первых, отрицание установленных приговором Нюрибергского трибунала фактов. Для при-знания такого действия преступным, необходимо чтобы лицо осознавало публич-ный характер своих действий по такому отрицанию (в силу того, что обязательным признаком объективной стороны является как раз публичность) и желало совершить эти действия по отрицанию фактов.

Мотив и цель, как мы уже указывали, с точки зрения закона, значения для ква-лификации не имеют. При этом, А.В. Чернявский полагает, что в субъективную сторону также необходимо включать осознание лицом ложности делаемых им пуб-личных заявлений по отрицанию фактов [17, с. 112-114].

Вряд и это согласуется с тем, какую цель преследовал законодатель, внося ста-тью 354.1 в Кодекс, поскольку лицо, отрицая такие факты, не воспринимает для се-бя свое отрицание как ложное, наоборот, оно уверено в том, что как раз установлен-ные факты представляют собой ложную информацию. Именно так воспринимали свои действия заявители в Европейский суд по правам человека, по делам которых ЕСПЧ выносил решения, рассматривавшийся при анализе причин установления уголовной ответственности за реабилитацию нацизма.

Цели такого отрицания, в свою очередь, могут быть различными – от желания унизить человеческое достоинство конкретного лица до возбуждения ненависти к какой-либо социальной группе. Мотивы также могут быть разными – расовая, наци-ональная или религиозная ненависть, или же даже хулиганский мотив, когда лицо тем самым стремится противопоставить себя обществу, выразить к нему презри-тельное отношение. Во-вторых, одобрение преступлений, установленных пригово-ром Нюрнбергекого трибунала. Для признания таких действий преступными необ-

143

Пикин И. В., Тараканов И. А.

ходимо также осознание лицом публичного характера своих действий и желание совершить такое одобрение. Лицо, помимо этого, должно также осознавать факт совершения таких преступлений в прошлом.

И, наконец, в-третьих, что касается распространения заведомо ложных сведений

  • деятельности СССР в годы Второй мировой войны, то лицо должно также осозна-вать публичный характер своих действий, осознавать заведомую ложность распро-страняемых им сведений и желать совершить такое распространение. При этом, под «заведомо ложными сведениями» понимается «…точное осознание виновным своих измышлений как надуманных, не соответствующих действительности» [8, с. 146].

Мы уже говорили, что вряд ли можно применять такие конструкции к истории, но, тем не менее, мы ведем речь об уже внесенной норме и остается, к сожалению, только согласиться с предложенным толкованием признака заведомости.

Конечно, это поможет хотя бы как-то разграничить преступные действия и непреступные и избежать необоснованной квалификации допустимых с точки зре-ния права действий по части 1 статьи 354.1 УК РФ.

Подводя итог работы, отметим, что действующая редакция нормы, на наш взгляд, в полной мере охватывает те противоправные деяния направленные на от-рицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси, одоб-рение преступлений, установленных указанным приговором, а равно распростране-ние заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой вой-ны, о ветеранах Великой Отечественной войны.

Однако необходимость более эффективной уголовно-правовой защиты истори-ческой памяти народа, интересов безопасности человечества, достоверности исто-рических результатов Второй мировой войны обуславливает необходимость даль-нейшего совершенствования как законодательной конструкции статьи 354.1 УК РФ, так и практики ее применения.

Так, К.В. Шевелева предлагает внести изменения в ст. 1 Федерального закона № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», расширив перечень деяний экстремистской направленности, дополнив его формулировкой «реабилита-ция, публичное оправдание и пропаганда нацизма, фашизма». В результате этого преступные акты будут квалифицироваться по совокупности ст. 354.1 и 280 УК РФ либо ст. 282 УК РФ и других норм, предусматривающих ответственность за пре-ступления экстремистской направленности. Эта мера позволит повысить эффектив-ность противодействия экстремизму, создавать условия для снижения обществен-ной агрессии и напряженности в социуме, защититься от ударов по традиционным российским духовно-нравственным ценностям, включая священную память народов Российской Федерации о событиях Великой Отечественной войны [18, с. 93].

На необходимость расширения временного периода охраняемой исторической памяти обращают внимание С.К. Редков и А.А. Бушева, отмечая, что нельзя огра-ничиваться только отдельным отрезком времени, тем более, что Федеральный закон «О днях воинской славы и памятных датах России» от 10.02.1995 года № 32-ФЗ начинает отчет памятных дат от Ледового побоища 1242 года [14, с. 27].

    • положительной стороны следует отметить изменения, внесенные в статью 354.1 УК РФ Федеральным законом от 05.04.2021 № 59-ФЗ «О внесении изменений в статью 354.1 Уголовного кодекса Российской Федерации». В результате была су-

144

Пикин И. В., Тараканов И. А.

щественно усилена уголовная ответственность за совершение деяний, предусмот-ренных указанной статьей. В частности, существенно возрос размер штрафа, кото-рый может быть назначен в качестве наказания, а также при назначении лишения свободы стало обязательным дополнительное наказание в виде лишения права за-нимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Представляется, что ужесточение уголовной ответственности за реабилитацию нацизма осуществлено с учетом существующих реалий и может вызвать, на наш взгляд, определенный положительный эффект, а также будет способствовать пра-вильному воспитанию у детей негативного отношения к нацистской идеологии, символике, принципам.

Список литературы:

  1. Бадальянц, Э. Ю. Реабилитация нацизма: уголовно-правовая характеристика / Э. Ю. Бадальянц // Вестник Рязанского филиала Московского университета МВД России. – 2014. – № 8. – С. 173-178.
  2. Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними не-терпимости: Резолюция ООН № 70/139 // Организация Объединенных Наций. – URL: https://undocs.org/ru/A/RES/70/139 (дата обращения: 10.09.2022).
  3. Додонов, В. Н. Уголовно-правовая охрана исторической правды: зарубежный опыт и развитие рос-сийского законодательства / В. Н. Додонов // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. – 2014. – № 3. – С. 87-95.
  4. Иванов, А. Ю. Уголовная ответственность за реабилитацию нацизма: автореф. дис. … канд. юрид. наук / А. Ю. Иванов. – Краснодар, 2018. – 28 c.
  5. Кикнадзе, В. Г. История Второй мировой войны: противодействие попыткам ее фальсификации и искажения в ущерб международной безопасности / В. Г. Кикнадзе // Вестник МГИМО Университета. – 2015. – № 4 (43). – С. 74-81.
  6. Кумышева, М. К. Уголовная политика в сфере противодействия преступлениям, связанным с реа-билитацией нацизма / М. К. Кумышева, Л. А. Геляхова // Пробелы в российском законодательстве. – 2020. – Т. 13. – № 5. – С. 137-140.
  7. Левандовская, М. Г. Реабилитация нацизма как преступление / М. Г. Левандовская // Вестник Уни-верситета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). – 2018. – № 12 (52). – С. 155-162.
  8. Макеева, И. С. Социальная обусловленность введения уголовной ответственности за реабилитацию нацизма в России / И. С. Макеева // Вестник Уральского юридического института МВД России. – 2021.

– № 1 (29). – С. 144-147.

  1. Мараева, А. В. Вопросы толкования термина «реабилитация нацизма» применительно к ст. 354.1 УК РФ / А. В. Мараева // Вестник Московского университета МВД России. – 2019. – № 4. – С. 103-105.
  2. Мараева, А. В. История становления законодательства об ответственности за реабилитацию нациз-ма в Российской Федерации / А. В. Мараева // Вестник Московского университета МВД России. –

2018. – № 6. – С. 141-144.

  1. Мараева, А. В. Причины реабилитации нацизма в Российской Федерации / А. В. Мараева // Уго-ловное судопроизводство: проблемы теории и практики. – 2020. – № 3. – С. 62-63.
  2. Оганов, Г. К. Проблематика определения состава преступления реабилитации нацизма / Г. К. Ога-нов, В. С. Боровиков // Мировая наука. – 2020. – № 1 (34). – С. 387-392.
  3. Пошелов, П. В. Предпосылки криминализации реабилитации нацизма в Российской Федерации / П. В. Пошелов, Ю. С. Пестерева // Сибирское юридическое обозрение. – 2020. – Т. 17. – № 1. – С. 57-61.
  4. Редков, С. К. Юридический анализ ст. 354.1 УК РФ «Реабилитация нацизма» / С. К. Редков, А. А. Бушева // На пути к гражданскому обществу. – 2020. – № 1 (37). – С. 25-27.
  5. Ровнейко, В. В. Проблемы уголовно-правовой оценки реабилитации нацизма как преступления международного характера / В. В. Ровнейко // Вестник Удмуртского университета. Серия Экономика и право. – 2021. – Т. 31. – № 5. – С. 882-890.
  6. Червонных, Е. В. Уголовно-правовая характеристика преступлений, предусмотренных ст. 354.1 «Реабилитация нацизма» УК РФ, и отдельные проблемы ее правоприменения / Е. В. Червонных // Про-блемы правоохранительной деятельности. – 2015. – № 4. – С. 21-27.
  7. Чернявский, А. В. Понятие реабилитации нацизма в уголовном законодательстве России / А. В. Чернявский // Научный электронный журнал Меридиан. – 2021. – № 3 (56). – С. 112-114.
  8. Шевелева, К. В. Повышение эффективности применения норм об ответственности за реабилита-цию нацизма / К. В. Шевелева // Вестник Университета прокуратуры Российской Федерации. – 2022. – № 2 (88). – С. 91-93.

145

Пикин И. В., Тараканов И. А.

Pikin I. V., Tarakanov I. A. To the question of criminal responsibility for the rehabilitation of Na-zism // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2022. – Т. 8 (74). № 4. – Р. 140-146.

The study is devoted to the criminal-legal characteristics of the corpus delicti aimed at the rehabilitation of Nazism. The main purpose of the study is to consider controversial issues of criminal responsibility for the rehabilitation of Nazism, problematic aspects in the characterization of elements of the corpus delicti provided for in Article 354.1 of the Criminal Code of the Russian Federation. As a result of the study, the authors come to the conclusion that it is expedient and justified to tighten criminal liability for committing acts provided for in Article 354.1 of the Criminal Code of the Russian Federation in order to eradicate the ideology and practice of exercising the superiority of one racial, national or ethnic group over another, aiming at the complete or partial physical destruction of the «oppositional» racial, national, ethnic or religious groups.

Keywords: rehabilitation of Nazism; criminal responsibility; crime; corpus delicti; historical memory; human security; World War II; Great Patriotic War; justification of Nazism; propaganda of Nazism.

Spisok literatury:

  1. Badal’yanc, E. YU. Reabilitaciya nacizma: ugolovno-pravovaya harakteristika / E. YU. Badal’yanc // Vestnik Ryazanskogo filiala Moskovskogo universiteta MVD Rossii. – 2014. – № 8. – S. 173-178.
  2. Bor’ba s geroizaciej nacizma, neonacizmom i drugimi vidami praktiki, kotorye sposobstvuyut eskalacii sovremennyh form rasizma, rasovoj diskriminacii, ksenofobii i svyazannoj s nimi neterpimosti: Rezolyuciya OON № 70/139 // Organizaciya Ob»edinennyh Nacij. – URL: https://undocs.org/ru/A/RES/70/139 (data obrashcheniya: 10.09.2022).
  3. Dodonov, V. N. Ugolovno-pravovaya ohrana istoricheskoj pravdy: zarubezhnyj opyt i razvitie rossijskogo zakonodatel’stva / V. N. Dodonov // Vestnik Akademii General’noj prokuratury Rossijskoj Federacii. – 2014.

– № 3. – S. 87-95.

  1. Ivanov, A. YU. Ugolovnaya otvetstvennost’ za reabilitaciyu nacizma: avtoref. dis. … kand. yurid. nauk /

A. YU. Ivanov. – Krasnodar, 2018. – 28 c.

  1. Kiknadze, V. G. Istoriya Vtoroj mirovoj vojny: protivodejstvie popytkam ee fal’sifikacii i iskazheniya v ushcherb mezhdunarodnoj bezopasnosti / V. G. Kiknadze // Vestnik MGIMO Universiteta. – 2015. – № 4 (43). – S. 74-81.
  2. Kumysheva, M. K. Ugolovnaya politika v sfere protivodejstviya prestupleniyam, svyazannym s reabilita-ciej nacizma / M. K. Kumysheva, L. A. Gelyahova // Probely v rossijskom zakonodatel’stve. – 2020. – T. 13. – № 5. – S. 137-140.
  3. Levandovskaya, M. G. Reabilitaciya nacizma kak prestuplenie / M. G. Levandovskaya // Vestnik Univer-siteta imeni O.E. Kutafina (MGYUA). – 2018. – № 12 (52). – S. 155-162.
  4. Makeeva, I. S. Social’naya obuslovlennost’ vvedeniya ugolovnoj otvetstvennosti za reabilitaciyu nacizma v Rossii / I. S. Makeeva // Vestnik Ural’skogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii. – 2021. – № 1 (29). – S. 144-147.
  5. Maraeva, A. V. Voprosy tolkovaniya termina «reabilitaciya nacizma» primenitel’no k st. 354.1 UK RF / A.

V. Maraeva // Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii. – 2019. – № 4. – S. 103-105.

  1. Maraeva, A. V. Istoriya stanovleniya zakonodatel’stva ob otvetstvennosti za reabilitaciyu nacizma v Ros-sijskoj Federacii / A. V. Maraeva // Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii. – 2018. – № 6. – S. 141-
  2. Maraeva, A. V. Prichiny reabilitacii nacizma v Rossijskoj Federacii / A. V. Maraeva // Ugolovnoe sudo-proizvodstvo: problemy teorii i praktiki. – 2020. – № 3. – S. 62-63.
  3. Oganov, G. K. Problematika opredeleniya sostava prestupleniya reabilitacii nacizma / G. K. Oganov, V. S. Borovikov // Mirovaya nauka. – 2020. – № 1 (34). – S. 387-392.
  4. Poshelov, P. V. Predposylki kriminalizacii reabilitacii nacizma v Rossijskoj Federacii / P. V. Poshelov, YU. S. Pestereva // Sibirskoe yuridicheskoe obozrenie. – 2020. – T. 17. – № 1. – S. 57-61.
  5. Redkov, S. K. YUridicheskij analiz st. 354.1 UK RF «Reabilitaciya nacizma» / S. K. Redkov, A. A.

Busheva // Na puti k grazhdanskomu obshchestvu. – 2020. – № 1 (37). – S. 25-27.

  1. Rovnejko, V. V. Problemy ugolovno-pravovoj ocenki reabilitacii nacizma kak prestupleniya mezhdu-narodnogo haraktera / V. V. Rovnejko // Vestnik Udmurtskogo universiteta. Seriya Ekonomika i pravo. – 2021. – T. 31. – № 5. – S. 882-890.
  2. CHervonnyh, E. V. Ugolovno-pravovaya harakteristika prestuplenij, predusmotrennyh st. 354.1 «Reabili-taciya nacizma» UK RF, i otdel’nye problemy ee pravoprimeneniya / E. V. CHervonnyh // Problemy pravoohranitel’noj deyatel’nosti. – 2015. – № 4. – S. 21-27.
  3. CHernyavskij, A. V. Ponyatie reabilitacii nacizma v ugolovnom zakonodatel’stve Rossii / A. V. CHernyavskij // Nauchnyj elektronnyj zhurnal Meridian. – 2021. – № 3 (56). – S. 112-114.
  4. SHeveleva, K. V. Povyshenie effektivnosti primeneniya norm ob otvetstvennosti za reabilitaciyu nacizma / K. V. SHeveleva // Vestnik Universiteta prokuratury Rossijskoj Federacii. – 2022. – № 2 (88). – S. 91-93.

.

146