Особенности правового статуса уполномоченного по защите прав предпринимателей в субъектах РФ

FEATURES OF THE LEGAL STATUS OF THE COMMISSIONER FOR THE PROTECTION OF THE RIGHTS OF ENTREPRENEURS IN THE SUBJECTS OF THE RUSSIAN FEDERATION

ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО СТАТУСА УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ В СУБЪЕКТАХ РФ

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION CIVIL LAW; BUSINESS LAW; FAMILY LAW; INTERNATIONAL PRIVATE LAW; CIVIL PROCESS; LABOR LAW; LAW OF SOCIAL SECURITY

Publication text (PDF)

UDK: 342.7

AUTHOR AND PUBLICATION INFORMATION

AUTHORS:

Zakharova L.A., Faculty of Law SFU

TYPE: Article

PAGES: from 156 to 165

STATUS: Published

LANGUAGE: Russian

KEYWORDS: ombudsman, commissioner for the protection of the rights of entrepreneurs, human rights activities, federation, subject of the federation, legislation.

ABSTRACT (ENGLISH):

The article is devoted to the topical issue of researching the features of the legal status of the Commissioner for the Protection of the Rights of Entrepreneurs in the constituent entities of the Russian Federation. Being a fairly new and very important human rights institution, the Ombudsman for the Protection of the Rights of Entrepreneurs in the constituent entities of the Russian Federation needs a strict regulation of the legal status and legislative protection of activities in order to prevent unlawful influence on the decisions he makes as part of his human rights activities. Quite clearly defined procedures in the legislation of the constituent entities of the Russian Federation can contribute to this. In general, the definition of the legal status of the Commissioner for the Protection of the Rights of Entrepreneurs in the constituent entities of the Russian Federation will allow them to carry out their activities as efficiently as possible, and vice versa, inaccurate formulations regarding the rights, duties and response procedures can reduce effective human rights activities to imitation of such activities with zero, or even negative results. After analyzing the regulatory legal acts of a number of constituent entities of the Russian Federation that regulate the legal status of the Commissioner for the Protection of the Rights of Entrepreneurs in the constituent entities of the Russian Federation, it seems possible to conclude that, to a greater extent, regional laws in the field of regulation of the activities of the Commissioners for the Protection of the Rights of Entrepreneurs repeat, or only slightly supplement the federal legislation on this issue. The features of regional legislation in the area under study are manifested in detail, the features of the respective regions are taken into account, and only individual elements are emphasized. The current legislation in the constituent entities of the Russian Federation on the status of the Commissioner for the Protection of the Rights of Entrepreneurs contains sufficiently developed norms that allow the Commissioner for the Protection of the Rights of Entrepreneurs in the constituent entities to carry out their activities quite effectively.

Согласно нормам статей 9 и 10 ФЗ «Об уполномоченных в субъектах Российской Федерации» могут учреждаться уполномоченные по защите прав предпринимателей в субъектах РФ, при этом они относятся к государственным должностям субъекта Российской Федерации [1]. Основные задачи, компетенция и правовой статус уполномоченного в субъекте Российской Федерации устанавливаются законом субъекта Российской Федерации с учетом положений федерального закона. Проследить развитие института уполномоченного по защите прав предпринимателей в регионах следует на примере конкретного субъекта РФ, где данный институт был успешно применен, например – Санкт-Петербург.

Основным нормативным правовым актом субъекта РФ является конституция или устав субъекта РФ. В Санкт-Петербурге таким актом является – Устав Санкт-Петербурга [2]. Интересна статья 19-2, закладывающая правовые основы для деятельности Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге [3]. В соответствии с ней – Уполномоченный в СПб замещает государственную должность Санкт-Петербурга, назначается на должность Губернатором Санкт-Петербурга по согласованию с Уполномоченным при Президенте РФ по защите прав предпринимателей и Заксобранием Санкт-Петербурга с учетом мнения предпринимательского сообщества Санкт-Петербурга и действует на основании Устава, закона Санкт-Петербурга в соответствии с Конституцией и законодательством.

Уставом определена и цель деятельности Уполномоченного в СПб, так в п.2 статьи 19-2 Устава отмечено, что «деятельность Уполномоченного направленна на обеспечение гарантий государственной защиты прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности, зарегистрированных и (или) осуществляющих свою деятельность на территории Санкт-Петербурга» [3].

Таким образом Устав Санкт-Петербурга закладывает основу деятельности Уполномоченного в СПб, тогда как конкретизации данных положений осуществляется в отдельном – специальном законе. Таким в сфере регулирования деятельности Уполномоченного по правам предпринимателей в Санкт-Петербурге является Закон Санкт-Петербурга от 11.12.2013 № 694-122 «Об Уполномоченном по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге и о внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «О Реестре государственных должностей Санкт-Петербурга и Реестре должностей государственной гражданской службы Санкт-Петербурга» [3], принятый Законодательным собранием СПб 04.12.2013 г. В соответствии с данным Законом определяется правовое положение, основные задачи и компетенцию Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге. В соответствии с п.1 ст.1 Закона Об уполномоченном в СПб должность Уполномоченного в СПб создается «в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности, зарегистрированных и (или) осуществляющих свою деятельность на территории Санкт-Петербурга, органами государственной власти Санкт-Петербурга и органами местного самоуправления внутригородских муниципальных образований Санкт-Петербурга, их должностными лицами» [3].

В ст. 2 этого закона указаны задачи Уполномоченного в СПб, среди которых Уполномоченный: «осуществляет защиту прав и законных интересов предпринимателей; участвует в формировании и реализации политики Санкт-Петербурга в сфере развития предпринимательства, в осуществлении защиты прав и законных интересов предпринимательского сообщества; осуществляет информационную осведомленность общественности Санкт-Петербурга о состоянии соблюдения и защиты прав и законных интересов предпринимателей в подконтрольном регионе; осуществляет содействие улучшению инвестиционного и делового климата в регионе; пропагандирует и популяризирует предпринимательскую деятельность и т.д.» [3].

В данной части можно провести связь с аналогичными федеральными нормативными актами, но в Законе Об уполномоченном в СПб закрепляется большее количество задач и направлений деятельности. В соответствии с п.7 ст. 6, ст.9 Закона Об уполномоченном в СПб Уполномоченный в СПб готовит ежегодные доклад, который содержит сведения о количественных и качественных показателях, характеризующих деятельность Уполномоченного, а также состояние дел в сфере соблюдения и защиты прав и законных интересов предпринимателей. Уполномоченный в СПб направляет в Заксобрание нубернатору ежегодный доклад не позднее 31 марта года, следующего за отчетным. Заслушивается же доклад на заседании Законодательного Собрания Санкт-Петербурга не позднее 15 апреля года, следующего за отчетным.

Между тем, в соответствии с п.2 ст. 9 Закона Об уполномоченном в СПб для осведомленности общественности о деятельности Уполномоченного в СПб, ежегодный доклад публикуются на официальном сайте Уполномоченного в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и официальном сайте Администрации города в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Отдельно следует отметить, что в соответствии со ст.11 Закона Об уполномоченном в СПб был создан государственный орган Санкт-Петербурга – «Аппарат Уполномоченного». Аппарат совместно с Уполномоченным являются государственным органом Санкт-Петербурга с наименованием «Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге».

Компетенция Уполномоченного в СПб в части управления аппаратом закреплена в п.3 ст.11 Закона Об уполномоченном в СПб. При этом сотрудники аппарата являются государственными гражданскими служащими Санкт-Петербурга. Однако закон допускает, что в аппарате могут быть учреждены должности, которые не относятся к должностям государственной гражданской службы города. Деятельность Уполномоченного в СПб регулируется также и иными нормативными правовыми актами в отдельных сферах – определение порядка подписания и выдачи удостоверений [4], определение перечня должностей государственной гражданской службы Санкт-Петербурга аппарата Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге [5], в части финансирования деятельности [6] и т.д.

Если говорить о правовом регулировании деятельности уполномоченных по защите прав предпринимателей в субъектах РФ, то для полноты раскрытия темы необходимо провести анализ основных нормативных актов в данной сфере различных административно-территориальные единицы России. Для примера были взяты законы об уполномоченных по правам предпринимателей одного города федерального значения (Санкт-Петербург), одной республики (Республика Башкортостан), и одной области (Оренбургская область).

Определимся с наименованиями законов в данных субъектах РФ, в Санкт-Петербурге таким актом является – Закон Санкт-Петербурга от 11.12.2013 № 694-122 «Об Уполномоченном по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге и о внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «О Реестре государственных должностей Санкт-Петербурга и Реестре должностей государственной гражданской службы Санкт-Петербурга». В Республике Башкортостан профильный закон называется — Закон Республики Башкортостан от 5.02.2014 №42-з «Об Уполномоченном по защите прав предпринимателей в Республике Башкортостан» [7]. А в Оренбургской области – Закон Оренбургской области от 12 ноября 2013 года № 1869/568-V-ОЗ «Об уполномоченном по защите прав предпринимателей в Оренбургской области» [8]. Эти нормативные правовые акты имеют как отличия, так и схожие черты. Во-первых, все законы были изданы примерно в одно время – в течение четырех месяцев, однако стоит заметить, что например, для Республики Башкортостан это уже второй закон в сфере регулирования деятельности регионального бизнес-омбудсмена [9]. Новый закон сложно назвать революционным, радикально изменяющим положения действовавшего закона 2012 г., изменения по большей части они носят исключительно внешний характер, не затрагивая фундаментальных основ.

В новом законе расширили перечень задач, возложенных на Уполномоченного в РБ, их перечень увеличился с шести до девяти, часть задач были дополнены (например, взаимодействие с предпринимательским сообществом), часть были изменены (например, вместо «содействие обеспечению гарантий государственной защиты прав и законных интересов субъектов малого и среднего предпринимательства», было введено – «защита прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности в Республике Башкортостан»).

В новом законе не нашлось места принципам, которые были закреплены ранее. Данная норма была исключена. В ст.4 ранее действовавшего закона отмечалось, что Уполномоченный в РБ строит свою деятельность на основе принципов законности, независимости, открытости, объективности и доступности.

Данную статью можно было считать новацией регионального законодательства по сравнению с федеральным, поскольку в федеральном законодательстве указанные принципы не отражаются. Потому было оправдано их включение в специальный закон, чтобы обозначить основополагающие начала, которыми должен руководствоваться региональный бизнес-омбудсмен в своей деятельности, поэтому невключение статьи про принципы в новый закон нельзя считать его достоинством.

Во-вторых, если говорить об структуре исследуемых региональных законов, то значимых отличий между законами не замечено, так Закон Об уполномоченном в Республике Башкортостан состоит из 5 глав и 22 статей, Закон Об уполномоченном в Оренбургской области – 4 главы и 14 статей, Закон Об уполномоченном в СПб – 5 глав и 14 статей. По содержанию данных актов кардинальных отличий не замечено, но есть определенные особенности, на которых следует заострить внимание.

Первое значительное отличие закона Оренбургской области заключается в статье 3 соответствующего закона. Эта статья закрепляет принципы деятельности Уполномоченного. Здесь указывается не только на общеправовые принципы – такие как законность, справедливость и гуманность в деятельности уполномоченного, но и специальные принципы — взаимодействие и сотрудничество с органами государственной власти области, территориальными органами федеральных органов исполнительной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами, организациями независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, общественными объединениями и их структурными подразделениями, выражающими интересы субъектов предпринимательской деятельности в области.

Наличие указанной статьи не только отличает его от сравниваемых законов, но и наводит на мысли об усовершенствовании профильного федерального законодательства, где аналогичной статьи не содержится. Следовательно, в этой части можно отдать должное закону Оренбургской области, поскольку, несмотря на то, что подобными принципами должны руководствоваться все субъекты права, зачастую они находятся в различных актах и выявить все принципы в конкретной сфере является затруднительным. Выделение принципов в специальном законе об уполномоченном можно считать значительным плюсом данного закона.

Во всех трех сравниваемых законах содержатся положения с требованиями к кандидату на должность Уполномоченного. Общими требованиями указывается, что Уполномоченным назначается исключительно лицо, являющееся гражданином РФ, не моложе 30 лет, имеющее высшее образование. О необходимости конкретизации специализации высшего образования отмечалось выше, однако считаю необходимым ввести подобные ограничения и на уровне регионального законодательства, но между тем следует отметить, что Закон об уполномоченном в Республике Башкортостан содержит небольшую особенность, которая значительно ограничивает круг возможных кандидатов. Так ст. 4 соответствующего закона устанавливает дополнительное требование – «опыт работы в области развития малого и среднего предпринимательства».

Думается, что данную норму можно посчитать дискриминационной, поскольку все те кандидаты, которые не имеют подобного опыта, теряют возможность участвовать в конкурсе на замещение соответствующей должности. Однако если сравнивать данную статью на предмет соответствия федеральному законодательству, то ст. 1 данного Закона устанавливает требование, что Уполномоченный назначается с учетом мнения предпринимательского сообщества. Таким образом, норму закона РБ нельзя считать дискриминационной, это подтверждается и сложившейся практикой назначения на указанную должность исключительно лиц, пользующихся уважением в предпринимательской среде, а, следовательно, и имеющие опыт в данной сфере.

Опыт работы в сфере бизнеса – это необходимое требование к кандидату на должность, можно отдать должное законодателю, что он предусмотрел подобное положение. В данной сфере опыт не только прихоть законодателя, но и в определенной степени – гарантия качественного исполнения обязанностей бизнес-омбудсмена. Лицо, не обладающее знаниями в текущей экономической ситуации, не разбирающееся в бизнес-климате региона, не обладающее навыками, способными оказывать влияние на существующие процессы, не способно качественно исполнять обязанности по защите прав предпринимателей. Однако формулировка не идеальна, непонятно почему законодатель в Законе Об уполномоченном в Республики Башкортостан исключил возможность быть кандидатом на должность регионального уполномоченного в Республики Башкортостан лицу, имеющему опыт в сфере крупного бизнеса.

Таким образом, считаем необходимым в региональных законах, а в будущем и в федеральном законодательстве прописать требование к кандидату на должность уполномоченного по защите прав предпринимателей следующим образом – «Уполномоченным назначается лицо, являющееся гражданином Российской Федерации, не моложе тридцати лет, имеющее высшее юридическое или экономическое образование, опыт работы в области предпринимательства».

Важным отличием закона Республики Башкортостан является особенность назначения на должность уполномоченного по правам предпринимателей субъекта РФ. И в Законе Об уполномоченном в СПб, и в Законе Об уполномоченном в Оренбургской области в статьях 4 и 5 соответственно отмечено, что бизнес-омбудсмен региона назначается на должность Губернатором соответствующего субъекта РФ по согласованию с Уполномоченным при Президенте РФ по защите прав предпринимателей с учетом мнения предпринимательского сообщества соответствующего региона (в Законе Об уполномоченном в СПб Губернатор дополнительно согласует кандидата на должность уполномоченного с Законодательным Собранием Санкт-Петербурга).

Однако существенная особенность закона Республики Башкортостан содержится в ст. 5 соответствующего закона, где также устанавливается порядок назначения на должность Уполномоченного – «Уполномоченный назначается на должность Государственным Собранием – Курултаем Республики Башкортостан большинством голосов от числа избранных депутатов Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан по представлению Президента Республики Башкортостан (данная статья еще не изменена в соответствии с требованиями п.6 ст. 18 Федерального закона от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» [10], поэтому под Президентом Республики Башкортостан следует понимать должность Главы Республики Башкортостан), которое вносится по согласованию с Уполномоченным при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей и с учетом мнения предпринимательского сообщества».

Это является своеобразной особенностью вообще проводимой политики Республики Башкортостан. Такая прерогатива, закрепленная за законодательной властью, по большей степени свидетельствует об особом статусе республик в составе РФ. Уместно вспомнить и тот факт, что Республика Башкортостан в числе первых пролоббировала заключение Договора Российской Федерации и Республики Башкортостан от 3.08.1994 «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан» [11]. Следовательно, предусмотренная процедура назначения регионального бизнес-омбудсмена свидетельствует о намерении законодателя в очередной раз подчеркнуть особый статус республики, передав подобно право назначения регионального уполномоченного по правам предпринимателей законодательной власти, а не главе региона.

Однако считать данную процедуру незаконной нельзя, т.к., если обратиться к федеральному законодательству, то в части регулирования деятельности региональных уполномоченных отмечается, что субъекты РФ сами правомочны устанавливать процедуру назначения уполномоченных, однако назначение кандидата на должность должно непременно быть согласовано с федеральным Уполномоченным.

Значительной особенностью, и возможно даже недостатком, закона РБ является отсутствие положений об ограничениях и запретах, связанных с замещением должности уполномоченного. Подобные нормы заключаются в ст.5 Закона Об уполномоченном в СПб и в ст. 6-1 Закона Об уполномоченном в Оренбургской области. Данные нормы конкретизируют положения федерального законодательства. Помимо установленных федеральным законом ограничений, региональные законы указывают на недопустимость — быть поверенным или иным представителем по делам третьих лиц в органах государственной власти и органах местного самоуправления, если иное не предусмотрено ФЗ; получать гонорары за публикации и выступления в качестве лица, замещающего государственную должность и т.д.

Действительно, отсутствие подобных норм в законе Башкортостана можно считать недостатком, поскольку включение их в подобный специализированный закон свидетельствует о том, что уполномоченный обладает не только обширным кругом полномочий, но и не малым кругом ограничений и запретов.

Также недостатком закона Республики Башкортостан является достаточно поверхностное отношение к процедуре прекращения полномочий уполномоченного – ст. 9 соответствующего закона лишь определяет процедуру прекращения полномочий, но не устанавливает основания, что нельзя считать допустимым, поскольку оставляет возможность не только злоупотребления полномочиями, но и различных коррупционных схем для продолжения осуществления незаконной деятельности. В ст.5 Закона Об уполномоченном в СПб и в ст.7 Закона Об уполномоченном в Оренбургской области подобные основания приводятся.

Однако есть недостатки и в Законе Об уполномоченном в СПб, так в нем отсутствуют нормы об ответственности за вмешательство в деятельность Уполномоченного с целью повлиять на его решение, неисполнение законных требований Уполномоченного и прочее. Подобная норма не только защищает омбудсмена от возможных посягательств на него как специального субъекта, но и регламентирует перечень действий, совершение которых недопустимо в отношении него. Однако это не означает, что законодатель Санкт-Петербурга исключает ответственность за вмешательство в деятельность уполномоченного по защите прав предпринимателей. Она предусмотрена в ст. 46-3 Закон Санкт-Петербурга от 31.05.2010 №273-70 «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» [12], в соответствии с которой предусмотрена ответственность за вмешательство в деятельность Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге с целью повлиять на его решение, за неисполнение должностными лицами законных требований Уполномоченного, либо воспрепятствование деятельности Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге в иной форме.

Однако считаем необходимым включить в Закон Об уполномоченном в СПб отсылочную норму к вышеуказанному закону, поскольку отсутствие нормы о запрете на вмешательство в деятельность уполномоченного в специальном законе может быть расценено как желание законодателя отказаться от наложения санкции на такое поведение. Считаю возможным изложить норму о запрете на воспрепятствование деятельности уполномоченного в Законе Об уполномоченном в СПб абстрактно, конкретизировав ее положения в Закон Санкт-Петербурга от 31.05.2010 №273-70 «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» – так, как это сделано в иных сравниваемых нормативных правовых актах субъектов РФ.

Так, в соответствии со ст. 11.1. Закона Об уполномоченном в Оренбургской области – в случае вмешательства в деятельность Уполномоченного с целью повлиять на его решение, либо в случае неисполнения должностными лицами требований, установленных в Законе Об уполномоченном в Оренбургской области, а равно воспрепятствование деятельности Уполномоченного в иной форме влечет за собой ответственность, установленную ст.25 Закона Оренбургской области «Об административных правонарушениях в Оренбургской области» [13]. В соответствии же со ст.16 Закона Об уполномоченном в Республике Башкортостан – вмешательство в деятельность Уполномоченного с целью повлиять на его решение, невыполнение должностными лицами законных требований Уполномоченного либо создание препятствий в осуществлении его деятельности, несоблюдение должностным лицом установленных сроков предоставления информации (документов, материалов, ответов на обращения) Уполномоченному влечет административную ответственность, установленную ст.11.2. «Кодекса Республики Башкортостан об административных правонарушениях» от 23.06.2011 № 413-з [14].

На этом стоит закончить сравнение законов, поскольку более значительных отличий между ними не замечено. Однако можно выделить ряд небольших особенностей, присущих лишь конкретным актам. Если говорить о Законе Об уполномоченном в СПб, то в нем содержится ряд незначительных особенностей, не нашедших своего отображения в иных сравниваемых законах. Во-первых, важная норма закреплена в ст. 8 – Конфиденциальность при рассмотрении жалобы. Нельзя недооценить значимость данной нормы для рассмотрения уполномоченным жалоб предпринимателей, поскольку разглашение сведений о предпринимателях и их хозяйственной деятельности способно нанести как материальный, так и репутационный вред. Во-вторых, если говорить о недостатках, то в данном законе отсутствуют положения о гарантиях уполномоченного, и процедура рассмотрения жалобы описана поверхностно. Однако самая большая особенность данного закона заключается в самом его названии. Помимо того, что данный Закон устанавливает правовые основы деятельности регионального бизнес-омбудсмена, он также и вносит изменения в Закон Санкт-Петербурга «О Реестре государственных должностей Санкт-Петербурга и Реестре должностей государственной гражданской службы Санкт-Петербурга» [15], тогда как в Оренбургской области[16] и Башкортостане [17] издавали отдельный акт с аналогичными изменениями, что значительно выделяет закон Санкт-Петербурга среди иных актов.

Между тем, в ст. 11 и 12 Закона Об уполномоченном в Республики Башкортостан в отличие от иных субъектов более детально регламентирована процедура рассмотрения жалоб субъектов предпринимательской деятельности. Это, несомненно, большое достижение закона, поскольку деятельность омбудсменов не имела бы смысла без рассмотрения ими жалоб. Также большим плюсом является наличие нормы об Общественном совете при Уполномоченном (ст. 19) и об общественных приемных (ст. 20). Подобные органы не только помогают при рассмотрении каких-либо конкретных вопросов, но и свидетельствуют об открытости деятельности уполномоченного. Закон Оренбургской области какими-либо значительными особенностями, помимо тех, что были приведены выше, не обладает.

Таким образом, проанализировав различные нормативные правовые акты разных субъектов РФ можно констатировать, что в большей степени региональные законы в сфере регламентации деятельности уполномоченных по защите прав предпринимателей повторяют, либо лишь незначительно дополняют федеральное законодательство по данному вопросу. Особенности регионов проявляются в деталях, учитываются особенности соответствующих регионов и делаются акценты лишь на отдельных элементах. Нельзя из рассмотренных законов выбрать идеальный, который бы всецело соответствовал текущим реалиям и был бы максимально конкретизирован на все возможные ситуации. Каждый закон обладает своими преимуществами и недостатками. Однако это лишь регламентирование норм, большее значение имеет также их применение. Поэтому важно не только то, как прописано в законе, важно и то чтобы выявленные проблемы решались, чтобы в Уполномоченном по защите прав предпринимателей бизнес-сообщество видело сильный институт, способный решать проблемы предпринимателей.

REFERENCES

  1. Federal’nyy zakon ot 07.05.2013 N 78-FZ (red. ot 30.04.2021) «Ob upolnomochennykh po zashchite prav predprinimateley v Rossiyskoy Federatsii».//Sobraniye zakonodatel’stva RF. -13.05.2013. — № 19. — St. 2305.
  2. Ustav Sankt-Peterburga. Prinyat Zakonodatel’nym Sobraniyem S.-Peterburga 14 yanv. 1998 g.//Vestnik Zakonodatel’nogo Sobraniya S.-Peterburga – 1998. – № 5–6.
  3. Ob Upolnomochennom po zashchite prav predprinimateley v Sankt-Peterburge i o vnesenii izmeneniy v Zakon Sankt-Peterburga «O Reyestre gosudarstvennykh dolzhnostey Sankt-Peterburga i Reyestre dolzhnostey gosudarstvennoy grazhdanskoy sluzhby Sankt-Peterburga» zakon prinyat Zakonodatel’nym Sobraniyem S.-Peterburga 11 dekabrya 2013 № 694-122 // Vestnik Zakonodatel’nogo Sobraniya S.-Peterburga.–2013 –№ 40.
  4. O poryadke podpisaniya i vydachi udostovereniy Upolnomochennomu po pravam cheloveka v Sankt-Peterburge, Upolnomochennomu po pravam rebenka v Sankt-Peterburge, Upolnomochennomu po zashchite prav predprinimateley v Sankt-Peterburge: zakon prinyat Zakonodatel’nym Sobraniyem S.-Peterburga 10 iyunya 2015 g. №317-56// Vestnik Zakonodatel’nogo Sobraniya S.-Peterburga. – 2015. – № 21.
  5. O Reyestre gosudarstvennykh dolzhnostey Sankt-Peterburga i Reyestre dolzhnostey gosudarstvennoy grazhdanskoy sluzhby Sankt-Peterburga: zakon prinyat Zakonodatel’nym Sobraniyem S.-Peterburga 15.06.2005 № 302-34 // Vestnik Zakonodatel’nogo Sobraniya S.-Peterburga. – 2005. – № 9.
  6. O byudzhete Sankt-Peterburga na 2018 god i na planovyy period 2019 i 2020 godov: zakon prinyat Zakonodatel’nym Sobraniyem S.-Peterburga 04.12.2017 № 801-131// Ofitsial’nyy sayt Administratsii Sankt-Peterburga http://www.gov.spb.ru.
  7. Ob Upolnomochennom po zashchite prav predprinimateley v Respublike Bashkortostan: zakon prinyat Gos. Sobr. — Kurultay R. Bashkortostan 05 fevralya 2014 g. № 42-z //Respublika Bashkortostan–2012. — №25.
  8. Ob upolnomochennom po zashchite prav predprinimateley v Orenburgskoy oblasti: zakon prinyat Zakonodat. Sobr. Orenburgskoy oblasti 12 noyabrya 2013 № 1869/568-V-OZ// Orenburzh’ye. – 2013. – №188.
  9. Ob Upolnomochennom po zashchite prav predprinimateley v Respublike Bashkortostan: zakon prinyat Gos. Sobr. — Kurultay R. Bashkortostan 01 marta 2012 g. № 514-z// Respublika Bashkortostan – 2012. — №43. (utr.silu).
  10. Federal’nyy zakon ot 06.10.1999 N 184-FZ (red. ot 21.12.2021) «Ob obshchikh printsipakh organizatsii zakonodatel’nykh (predstavitel’nykh) i ispolnitel’nykh organov gosudarstvennoy vlasti sub»yektov Rossiyskoy Federatsii»(s izm. i dop., vstup. v silu s 01.01.2022) //Rossiyskaya gazeta. — № 206. — 19.10.1999.
  11. O razgranichenii predmetov vedeniya i vzaimnom delegirovanii polnomochiy mezhdu organami gosudarstvennoy vlasti Rossiyskoy Federatsii i organami gosudarstvennoy vlasti Respubliki Bashkortostan: dogovor mezhdu Rossiyskoy Federatsiyey i Respublikoy Bashkortostan ot 03.08.1994 // Rossiyskiye vesti.- № 35.- 1996.
  12. Ob administrativnykh pravonarusheniyakh v Sankt-Peterburge: zakon prinyat Zakonodatel’nym Sobraniyem S.-Peterburga 31.05.2010 № 273-70// Vestnik Zakonodatel’nogo Sobraniya S.-Peterburga. – 2010. – № 21.
  13. Ob administrativnykh pravonarusheniyakh v Orenburgskoy oblasti: zakon prinyat Zakonodat. Sobr. Orenburgskoy oblasti 01 oktyabrya 2003 № 489/55-III-OZ // Yuzhnyy Ural. – 2003. – №210.
  14. Kodeks Respubliki Bashkortostan ob administrativnykh pravonarusheniyakh: zakon prinyat Gos. Sobr. — Kurultay R. Bashkortostan 23 iyunya 2011 №413-z // Respublika Bashkortostan – 2011. — №127.
  15. O Reyestre gosudarstvennykh dolzhnostey Sankt-Peterburga i Reyestre dolzhnostey gosudarstvennoy grazhdanskoy sluzhby Sankt-Peterburga: zakon prinyat Zakonodat. Sobr. S.-Peterburga 15.06.2005 № 302-34// Vestnik Zakonodatel’nogo Sobraniya S.-Peterburga. – 2005. – № 9.
  16. O vnesenii izmeneniy v Zakon Orenburgskoy oblasti «O reyestre gosudarstvennykh dolzhnostey i reyestre dolzhnostey gosudarstvennoy grazhdanskoy sluzhby Orenburgskoy oblasti»: zakon prinyat Zakonodat. Sobr. Orenburgskoy oblasti 29 aprelya 2015 № 3189/846-V-OZ// Ofitsial’nyy internet-portal pravovoy informatsii http://www.pravo.gov.ru.
  17. O vnesenii izmeneniy v otdel’nyye zakonodatel’nyye akty Respubliki Bashkortostan: zakon prinyat Gos. Sobr. — Kurultay R. Bashkortostan 26 dekabrya 2012 g. № 629-z // Ofitsial’nyy Internet-portal pravovoy informatsii Respubliki Bashkortostan http://www.npa.bashkortostan.ru.