Некоторые аспекты административно-правового механизма противодействия коррупции

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Некоторые аспекты административно-правового…

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 3. – С. 254–

УДК 328.185

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОГО МЕХАНИЗМА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ

Понежина Л. Ю., Понежин М. Ю.

  • статье исследуется комплексная проблема восприятия коррупции, как социально-правового фе-номена, существовавшего в различные периоды истории развития государственности. На основе ана-лиза научных исследований автор пришел к выводу об отсутствии единой позиции в дефиниции «кор-рупции», что говорит о сложности социального явления, имеющего разнообразные формы проявления, приводятся суждения автора по данному вопросу. В статье актуализируется необходимость определе-ния понятия административных правонарушений коррупционной направленности, а также установле-ния особенностей административной ответственности за их совершение. Приведены статистические данные, иллюстрирующие состояние противодействия коррупционным правонарушениям. Отмечает-ся, что наблюдаются негативные тенденции, связанные с ростом преступлений коррупционной направленности и низким уровнем взыскания административных штрафов по делам об администра-тивных коррупционных правонарушениях. С учетом анализа положений антикоррупционного законо-дательства, образовательных и научных публикаций выделяются следующие: законодательные при-знаки правонарушений, связанных с коррупцией; особенности административной ответственности за коррупционные правонарушения; признаки и виды административных коррупционных правонаруше-ний и т.д.

Ключевые слова: коррупция, правонарушение, понятие, механизм, генезис, противодействие, ви-ды коррупции, институционные механизмы.

Актуальность темы исследования связана с тем, что коррупция, как полисистем-ное явление негативно влияет на все стороны жизнедеятельности государства.

Коррупцию так же трудно измерить, как и определить. В то время как большин-ство экспертов подвергают сомнению распространенное мнение о том, что нефор-мальный и скрытый характер коррупции делает ее неизмеримой, они признают трудности количественной оценки различных аспектов этой проблемы.

Коррупция связана с высоким уровнем организованной преступности, ослабле-нием верховенства закона, снижением явки избирателей на парламентских выборах и снижением доверия к государственным институтам.

Коррупция, как комплексное явление обусловлена «токсичными» и деструктив-ными проявлением, способными дезорганизовать публичную администрацию и по-влиять на внутреннюю и внешнюю безопасность. Коррупция, как коррозия, стоит только ей появиться в одном органе (институте) или части общества, тут же проис-ходит разъедание нравственных устоев всей системы.

Обратимся к терминологии «коррупция», который применяется не только в юри-дических науках, но философии, социологии, педагогике и ряде других, при этом каждая из наук по-своему изучает этот феномен.

Коррупция, как социальное явление [1, с. 100] выходит за рамки только одной завершенной системы или действия (например, взяточничества), а в отношении гос-ударственных служащих она опасна, тем, что работник (сотрудник, служащий) пользуется данными народом властными полномочиями для противоправных целей.

Вероятно, историческим фундаментом для мздоимства послужил обычай, по ко-торому старшему племени (этноса) дарили какие-либо дары, тем самым заслуживая расположение для решения вопроса. Правило, при котором вождь и жрецы облада-

Понежина Л. Ю., Понежин М. Ю.

ли иммунитетом стало разрушительной для первобытно-общинного строя, так как были нарушены социально-экономические потребности общества[2, с. 9].

Конечно, коррупция это не явление 21 века, еще в 300-е годы до н.э. известны действия, связанные со злоупотреблением властью, так наместник в Египте созда-вал искусственные препятствия для импорта зерна, что провоцировало рост цен на зерновые, такие действия помогли обогатиться Клеомену [3, с. 10].

Стоит отметить, что в этот период создается практика, согласно которой, одним из поводов для смещения вождей (царей) является обвинение в коррупции. Конеч-но не все лидеры были коррупционерами, так в древнем Вавилоне наоборот царем Лагаша была актуализирована реформа государственной власти с целью искорене-ния мздоимства чиновников, в том числе и судей [4, с. 34].

Религиозные источники, так же затрагивали тему коррупции, так Ветхий завет указывает, что «…начальник требует подарков, и судья судит за взятки, а вельможи высказывают злые хотения души своей и извращают дело…» [5, с. 352].

Представители Эллады слово «соrrитреrе» использовали в качестве определения пищевой болезни и только вторичным являлся смысл болезни порядка.

    • Законах 12 таблиц (V в. до н.э.) предусматривалась смертная казнь для судей, которые продавали свои решения.
    • римском праве были известно словосочетание «correi» (солидарность) и «rumpere» (нарушать), которое применялось для установления роли лиц, которые мешали ходу судебного процесса или деятельности публичной администрации. Так еще законом Клавдия 218 года до н. э. был установлен запрет на владение сенато-ром кораблей вместимостью более трехсот амфор, а законом Цинция 204 г. до н. э под запретом для должностных лиц находилось право брать подарки [6, с. 15].

По-видимому, именно эти термины послужили образованию глагола «corruption»

– продажность, преемником является в английском языке слово «corrupt» – подку-

пать [7, с. 34].

    • толковом словаре С.И. Ожегова под коррупцией понимается «моральное раз-ложение должностных лиц и политиков, выражающееся в незаконном обогащении, взяточничества, хищение и срастание с разными структурами» [8].

Анализ, проведенный В.М. Бурмакиным позволяет выделить факторы, которые приводят к появлению деликта коррупционной направленности и определяют раз-меры деструктивного явления, перечислим их: тирания (захват имущественных благ); превалирование «дурных» вожделений; невоздержанность в полномочиях приводящая к несправедливости; отсутствие контроля и морали.

Раскрывая государственное устройство, Платон выделил антикоррупционные условия, которые являются актуальными, и настоящее время, к таковым относятся безусловное подчинение закону, просвещение, распределение благ по справедливо-сти, а также концепцию правового государства, при их несоблюдении устои обще-ства рано или поздно приведут к смене публичной администрации [9, с. 84].

Средневековье не излечилось от болезней предыдущей эпохи, однако коррупция приобретает новое значение, согласно каноническому интерпретированию это ис-кушение дьяволом, греховность, такая постановка стала возможной вследствие борьбы с эллинистическими истоками, вследствие которое произошло замещение греческого термина на латинский.

255

Некоторые аспекты административно-правового…

Вместе с церковью деструктивное явление стало целью для изучения представи-телями эпохи Возрождения, так Н. Макиавелли определял коррупцию как «исполь-зование публичных возможностей в частных интересах», сопоставляя коррупцию с болезнью, мыслитель пришел к выводам о том, что чем раньше распознать тем лег-че лечить, вместе с тем не все доводы ученого можно принять, так его мысли о том, что в монархии, где правят при помощи чиновничьего аппарата коррупция не так опасна, так как все чиновники находятся в милости у государя, следовательно, их сложнее коррумпировать [9, с. 84].

Новое время стало переломным не только в плане индустриализации, развития экономики, но и для восприятия коррупции, теперь она стала восприниматься в ка-честве общественного недуга нестабильного общества, исследования того времени проводимые Ф. Бэконом, Ж.Ж. Руссо рассматривают дисфункцию социума с точки зрения противоречия между позитивными и естественными законами. Т. Гоббс пи-сал, что богатые без страха совершают правонарушения, представляя, что их богат-ства позволят уйти от кары посредством коррупции [7, с. 36].

Следует обратить внимание на функциональный подход к анализу коррупцион-ных проявлений, в частности М. Вебер являясь основоположником подхода, при-внёс философский инструментарий в изучение проблемы посредством этического политеизма ценностей. По мнению представителей данного направления [10, с. 20] (С. Хантингтон, Я. Тарковски), коррупция приемлема, только, в случае усиления позиции элит, которые будут противодействовать общественным изменениям, при отсутствии такой необходимости коррупция должна исчезнуть [7, с. 35].

  • частности С. Хантингтон указывал, что коррупция может восприниматься по-ложительно, так как является фактором снижения насилия и предупреждает рево-люционные события, дополняя представленное мнение американский политолог Чалмерс Джонсон считал, что коррупция — это механизм предоставления благ. С помощью этого механизма предприятия отдают часть прибыли соответствующим политикам, а затем создают «стабильный союз политических интересов», последние две стороны имеют доступ к дополнительным более высоким доходам и искажают распределение ресурсов. [11, с. 242]

Обращаясь к терминологии, необходимо отметить, что в 70-е годы ХХ в. нача-лось системное исследование коррупции, как к явлению в масштабах планеты, во второй главе нашей работы мы исследуем зарубежные подходы и опыт, а в рамках заявленной цели данного параграфа отметим, что в отечественной правовой док-трине сложилось 2 подхода к определению коррупции, первую условно можно назвать «научной», вторую – «законодательная».

Представители первого подхода (Т.Я. Хабриева, Г.К. Мишин и ряд других) рас-сматривают коррупцию в качестве антисоциальное явления, которое включает в се-бя не только правонарушения [11, с. 242].

Для второго подхода (Ю.Г. Наумов, Э.И. Атагимова и ряд других) коррупция представляет собой «девиантное поведение должностных лиц, выражающееся в не-лигитимном использовании имеющихся полномочий, общественных ресурсов в свя-зи со своим статусом или фактическим положением, для извлечения выгоды в лич-ных, узкогрупповых или корпоративных целях» [12, с. 111].

То есть, по мнению представителей второго подхода, коррупция сводится к со-вершению деликтов, ответственность за которые предусмотрена КоАП РФ или УК

Понежина Л. Ю., Понежин М. Ю.

РФ, при этом ими приводятся отличительные признаки: 1. Субъекты. 2. Сфера и предмет. 3. Использование субъектом своего служебного положения (статуса).

Считаем, что право на существование имеют все точки зрения, вместе с тем объ-единение двух подходов даст более точное определение коррупции, а для определе-ния видов коррупции уместно использование отличительных признаков данных представителями второго подхода.

Анализ генезиса социального содержания коррупционных отношений показал, что это явление существовало на всем протяжении развития цивилизации и оцени-валось обществом, как деструктивное, некоторые теории указывают на сдерживаю-щий революции эффект коррупции, вместе с тем до сих пор нет единства в понима-нии термина коррупция у населения и ученых, что осложняет изучение механизма противодействия коррупции.

Таким образом, очевидно, что даже среди ученых нет однозначной позиции в терминологии, что говорит о сложности социального явления, имеющего разнооб-разные формы проявления, что предопределило множественность трактовок кор-рупции, однако классическим определением, применяемым по отношению к адми-нистрированию и политике является обозначение «использования должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды, противоречащее установленным нормам. Общим признаком для выделения корруп-ции несовпадение (конфликт) между действиями (бездействием) должностного (вы-борного) лица интересам работодателя (общества, избирателей).

  • Роуз-Аккерман выделяет виды коррупции – политическую и административ-ную, Г.А. Сатаров – бытовую и деловую, Г.С. Гончаренко – массовую и розничную, Р.В. Пустовит – клановую и групповую. Все эти виды можно объединить по инсти-туциональной форме [7, с. 36].

По сути, совершить коррупционный деликт может любой субъект, наделенный дискреционными полномочиями (сотрудник ОВД, чиновник, врач, депутат), во всех случаях основополагающим стимулом будет являться получение выгоды от наде-ленных полномочий, а фактором сдерживания – ответственность и обличение.

Исходным положением для конструирования критериев дифференциации кор-рупционных правонарушений в настоящее время является вид ответственности, установленный за их совершение, так, согласно статье 13 Федерального закона «О противодействии коррупции» [13] (далее ФЗ № 273) за совершение коррупционных правонарушений граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства несут уголовную, административную, гражданско-правовую и дис-циплинарную ответственность.

Данная систематизация, по мнению Н.А. Кукина является правильно системати-зированной для правоприменения, при этом сам перечень коррупционных правона-рушений не может быть закрытым или исчерпывающим, так как сферы обществен-ных отношений динамично развиваются, следовательно, законодательство в обла-сти противодействия коррупции необходимо постоянно дополнять [9, с. 142].

Для более полной характеристики рассматриваемого вопроса приведем мнение М.М. Полякова, который предлагает все правонарушения, обладающие признаками коррупции распределить по группам, так в первую группу, представляющую наибольший общественный вред должны быть включены преступления, во вторую группу должны быть включены коррупционные правонарушения, не только адми-

257

Некоторые аспекты административно-правового…

нистративные, но и дисциплинарные, а также гражданско-правовые деликты и тре-тья группа включает деяния (бездействие), за которые не предусмотрена юридиче-ская ответственность [14].

    • уголовном и административном кодифицированном законодательстве к насто-ящему времени отсутствует самостоятельные главы, посвященные категории кор-рупции, обращаясь к ст. 1 ФЗ № 273 мы видим, что законодатель определяется по-нятие коррупции посредством:

а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, зло-употребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное исполь-зование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным ин-тересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды ука-занному лицу другими физическими лицами;

б) совершение деяний, этих же деяний от имени или в интересах юридического лица.

Административная ответственность за коррупционные правонарушения наступа-ет на основании КоАП РФ, субъектом выступает должностное лицо в случае совер-шения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо не-надлежащим исполнением своих служебных обязанностей [9, с. 142].

К правонарушениям связанным с коррупцией, в соответствии с КоАП РФ, отно-сятся следующие виды правонарушений:

Гл. 5. Административные правонарушения, посягающие на права граждан – ст. 5.16, 5.17, 5.20, 5.21 КоАП РФ – эти составы связаны с нарушением избирательного права (подкуп избирателей, непредставление сведений о расходовании средств на выборы, незаконное финансирование выборной кампании, несвоевременное пере-числение средств), ст. 5.16. КоАП РФ предусматривает административную ответ-ственность за отказ в представлении гражданину информации.

Гл. 8. Административные правонарушения в области охраны окружающей среды

  • природопользования – ст. 8.4. КоАП РФ предусматривает санкцию за нарушение законодательства об экологической экспертизе.

Гл. 9. Административные правонарушения в промышленности, строительстве и энергетике – ст. 9.5. КоАП РФ предусматривает санкцию за нарушение установлен-ного порядка строительства, реконструкции, капитального ремонта объекта капи-тального строительства, ввода его в эксплуатацию.

Гл. 15. Административные правонарушения в области финансов, налогов и сбо-ров, страхования, рынка ценных бумаг, добычи, производства, использования и об-ращения драгоценных металлов и драгоценных камней – ст. 15.14., 15.5. КоАП РФ предусматривает санкцию за нецелевое использование бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов и нарушение сроков предоставле-ния налоговой декларации.

Гл. 19. Административные правонарушения против порядка управления — ст.

19.1, 19.9., 19.24., 19.28., 19.29. КоАП РФ предусматривает санкцию за самоуправ-ство и нарушение сроков рассмотрения заявлений, а также незаконное привлечение к трудовой деятельности государственного служащего (бывшего госслужащего) [9, с. 95].

Понежина Л. Ю., Понежин М. Ю.

Анализ статистических данных за 2022 г. показывает, что по ст. 5.16. КоАП РФ было рассмотрено судами 19 дел, по которым 13 физ. лиц было привлечено к адми-нистративной ответственности в виде административного штрафа в сумме 225 тыс. руб., по статьям 5.17. отдельной статистики не представлено, по ст. 5.20. КоАП РФ рассмотрено судами 13 дел, по которым было привлечено к административной от-ветственности в виде административного штрафа — 5 в сумме на 80 тыс. руб., по ст. 5.21. КоАП РФ было рассмотрено судами 38 дело, по которым 29 должностных ли-ца было привлечено к административной ответственности в виде административно-го штрафа – 29 в сумме на 755 тыс. руб., по ст. 9.5. КоАП РФ рассмотрено судами 68 дел, по которым 44 субъекта было привлечено к административной ответствен-ности в виде административного штрафа — 36 в сумме на 297 тыс. руб. и 2 приоста-новления деятельности, по ст. 15.14. КоАП РФ было рассмотрено судами 1684 дел, по которым 1128 лиц были привлечены к административной ответственности в виде административного штрафа — 978 в сумме на 21840 тыс. руб. и 2 лишения пра-во/дисквалификация, по ст. 15.5. КоАП РФ было рассмотрено судами 231677 дел, по которым 198726 должностных лиц было привлечено к административной ответ-ственности в виде административного штрафа — 59866 в сумме на 19729 тыс. руб., по ст. 19.1. КоАП РФ рассмотрено судами 7837 дел, по которым 6604 лица были привлечены к административной ответственности в виде административного штра-фа — 3103 в сумме на 699 тыс. руб., по ст. 19.9. КоАП РФ рассмотрено судами 715 дела, по которым 580 были привлечены к административной ответственности в виде административного штрафа — 554 в сумме на 903 тыс. руб., по ст. 19.24. КоАП РФ рассмотрено судами 211114 дела, по которым 199206 физ. лиц были привлечены к административной ответственности в виде административный арест – 120162 и ад-министративного штрафа – 24027, в сумме на 29738 тыс. руб., по ст. 19.28. КоАП РФ рассмотрено судами 574 дела, по которым 479 юридических лица были привле-чены к административной ответственности в виде административного штрафа – 479,

  • сумме на 1147133 тыс. руб. и 28 конфискация, по ст. 19.29. КоАП РФ рассмотрено судами 6986 дела, по которым 5890 было привлечены к административной ответ-ственности в виде административного штрафа – 5868, в сумме на 205988 тыс. руб.

Анализ этих данных позволяет сделать следующие выводы, 1), в качестве адми-нистративной ответственности за коррупционные правонарушения применяются административный штраф, в отношении 19.24. КоАП РФ необходимо отметить, что здесь административная ответственность применяется в подавляющем большинстве случаев к лицам, в отношении которых установлен административный надзор, ко-торый не относится к коррупционным деликтам, следовательно, административный арест не может учитываться применительно к теме исследования, 1), наибольшее количество рассмотренных дел было по ст. 15.5. КоАП РФ и связано с нарушением сроков представления налоговой декларации, в связи с возникает вопрос, а так ли существенно нарушение, ведь, по сути, налоги могут быть уплачены, а не представ-лена во время декларация и возникает вопрос, а так ли оправдана административная ответственность за данное правонарушение, особенно этот вопрос, становится акту-альным в силу сокращения контроля (надзора) в предпринимательской сфере, 3), полностью подпадающие под коррупционные составы можно отнести ст. 19.28. и 19.29. КоАП РФ, как мы помним по ст. 19.28. КоАП РФ судами рассмотрено 322 дела, по которым 322 юридических лица были привлечены к административной от-

259

Некоторые аспекты административно-правового…

ветственности в виде административного штрафа – 322, в сумме на 722670 тыс. руб., что достаточно мало по сравнению со ст. 19.29. КоАП РФ и хотя полной ста-тистики не представлено, как отмечает Н.В. Новоселова «количество администра-тивных правонарушений, квалифицируемых по ст. 19.29 КоАП РФ, было настолько велико, что Верховным Судом РФ 30.11.2016 принят Обзор судебной практики по делам о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 19.29 КоАП РФ [16], а 28.11.2017 принято постановление Пленума «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о привлечении к администра-тивной ответственности по ст. 19.29 Кодекса Российской Федерации об админи-стративных правонарушениях».

Таким образом, считаем, что в рамках государственно-служебных отношений институт дисциплинарной ответственности наиболее эффективен, вместе с тем, в качестве санкции за совершение административных правонарушений для государ-ственных служащих, которые по приведенным статьям выступают в качестве долж-ностных лиц является дисквалификация и только по ст. 5.45. КоАП РФ «Использо-вание преимуществ должностного или служебного положения в период избиратель-ной кампании, кампании референдума» государственный служащий выступает в качестве специального субъекта [17].

На наш взгляд, возможно два пути в целях предупреждения совершения новых коррупционных административных правонарушений, один связан с возможностью предусмотреть замену для государственных служащих административного наказа-ния на дисциплинарное, второй, к сожалению, традиционный для нашей страны связан с усилением ответственности, в частности для юридических лиц, однако как отмечает А. В. Федорова в термине раскрывающим коррупцию, представленном в ФЗ № 273 в качестве субъекта коррупции является только физическое лицо, а на основании ст.13.3 этого же закона на юридическое лицо (организацию) возлагаются антикоррупционные обязанности, то есть в их обязанности входит выработка и реа-лизация мер по профилактике и предупреждению коррупции, так в качестве приме-ра могут служить следующие меры: 1. Принятие моральных норм-кодексов; 2. Со-трудничество организации с правоохранительными органами. 3. Определение под-разделений или должностных лиц, ответственных за профилактику коррупционных

  • иных правонарушений. 4. Предотвращение и урегулирование конфликта интере-сов. 5. Недопущение составления неофициальной отчетности и использования под-дельных документов.

Перечень мер не является исчерпывающим, юридические лица могут принимать дополнительные антикоррупционные процедуры, причем организационно-правовая форма собственности не важна, а в частях 1-2 ст. 14 ФЗ № 273 указано, что в случае условий для совершения коррупционных правонарушений в интересах (от имени) организации (юридического лица) к этому лицу (организации) применяется соот-ветствующий деликту вид ответственности, при этом должностное лицо не осво-бождается оот юридической ответственности, как и наоборот.

Завершая мы пришли к выводам, что концентрирование деятельности по форми-рованию административной ответственности за коррупционные правонарушения заключается в применении ее для категории государственных (муниципальных)

служащих при выполнении ими действий (бездействий) нарушающих права граж-дан, а статистика по рассмотрению судами дел об административных правонаруше-

Понежина Л. Ю., Понежин М. Ю.

ниях указывает на положительный опыт при применении административной ответ-ственности в рамках функционального характера для государственных (муници-пальных) служащих.

Список литературы:

1. Платов Е.В. Коррупция как социальное явление в обществе // Наука. Общество. Государство. 2019.

№2 (26).

2. Варфоломеееа Н. П. Исторический опыт борьбы с коррупцией // Основы ЭУП. 2013. №5 (11).

3. Кузовков Ю.В. Мировая история коррупции. М.: Издательство Анима-Пресс, 2010 г., С. 10-11.

4. Томсинов В.А. Хрестоматия государства и права зарубежных стран. Древность и Средние века /сост.

М.: Зерцало, 1999; 2004. С. 34.

5. Библия. Ветхий Завет. М., 1994. С. 352.

6. Романов Д. Как боролись с коррупцией в Древнем Риме. [Электронный ресурс].

URL:https://hystory.mediasole.ru/kak_borolis_s_korrupciey_v_drevnem_rime.

7. Понежина Л.Ю., Понежин М.Ю. К вопросу о юридических механизмах противодействия коррупции // Юристъ-Правоведъ. 2022. № 3 (102). С. 33-38.

8. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / сост. Ожегов С.И.,

Шведова Н.Ю. 4-е изд. — М.: ТЕМП, 2013. — 944 с.

9. Бредихин А. Л., Парфенов Н. П. Правовое регулирование уголовной ответственности за взяточниче-ство: историко-правовой анализ // Власть закона. – 2022. – № 2 (50). С. 84.

  1. Аленкин С.В. Механизм противодействия коррупции (теоретико-правовое исследование). М., 2008. С. 20.
  2. Арямов А.А., Руева Е.О. Противодействие коррупции в условиях цифровизации: международный и зарубежный опыт //Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского Юридические науки. – 2022. – Т. 8 (74). – № 2. С.241-249
  3. Наумов Ю.Г. Коррупция и общество: теоретико-экономическое и прикладное исследование: учеб. Пособие. – М., 2015. — 111 с.
  4. Федеральный закон от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» // Собрание законо-дательства РФ, 29.12.2008, № 52 (ч. 1), ст. 6228.
  5. Поляков М.М. Коррупционные административные правонарушения: понятие, виды и содержание // Вестник Университета имени О. Е. Кутафина. 2015. №8.
  6. Алферов С.Н. Административные коррупционные правонарушения: понятие и особенности ответ-ственности за их совершение // Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского Юридические науки. – 2022. – Т. 8 (74). – № 3. С. 95-102
  7. Аникеенко Ю.Б., Новоселова Н.В. Административная ответственность за коррупционные правона-рушения // Вестник ВГУ. Серия: Право. 2020. №4 (43).
  8. Корчагина К.А., Пестов Р.А. Проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел: проблемы в нормативно-правовом регулировании и правоприменении // Юристъ-Правоведъ. 2020. № 2 (93). С. 41-47.

Ponezhina L.Yu., Ponezhin M.Yu. Some aspects of the administrative and legal mechanism of com-bating corruption // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023.

– Т. 9 (75). № 3. – Р. 254–262.

The article examines the complex problem of perception of corruption as a socio-legal phenomenon that existed in various periods of the history of the development of statehood. Based on the analysis of scientific research, the author came to the conclusion that there is no unified position in the definition of «corruption», which indicates the complexity of a social phenomenon that has various forms of manifestation, the author’s judgments on this issue are given. The article actualizes the need to define the concept of corruption -oriented administrative offenses, as well as to establish the features of administrative responsibility for their commis-sion. Statistical data illustrating the state of countering corruption offenses are presented. It is noted that there are negative trends associated with an increase in corruption-related crimes and a low level of collection of administrative fines in cases of administrative corruption offenses. Taking into account the analysis of the provisions of anti-corruption legislation, educational and scientific publications, the following are distin-guished: legislative signs of corruption-related offenses; features of administrative responsibility for corrup-tion offenses; signs and types of administrative corruption offenses, etc.

Keywords: corruption, offense, concept, mechanism, genesis, counteraction, types of corruption, institu-tional mechanisms.

Spisok literatury:

1. Platov E.V. Korrupciya kak social’noe yavlenie v obshchestve // Nauka. Obshchestvo. Gosudarstvo. 2019. №2 (26). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/korruptsiya-kak-sotsialnoe-yavlenie-v-obschestve (data obrashcheniya: 25.04.2023).

261

Некоторые аспекты административно-правового…

2. Varfolomeeea N. P. Istoricheskij opyt bor’by s korrupciej // Osnovy EUP. 2013. №5 (11). URL:

https://cyberleninka.ru/article/n/istoricheskiy-opyt-borby-s-korruptsiey (data obrashcheniya: 25.04.2023).

3. Kuzovkov YU.V. Mirovaya istoriya korrupcii. M.: Izdatel’stvo Anima-Press, 2010 g., S. 10-11.

4. Tomsinov V.A. Hrestomatiya gosudarstva i prava zarubezhnyh stran. Drevnost’ i Srednie veka /sost. M.:

Zercalo, 1999; 2004. S. 34.

5. Bibliya. Vethij Zavet. M., 1994. S. 352.

6. Romanov D. Kak borolis’ s korrupciej v Drevnem Rime. [Elektronnyj resurs].

URL:https://hystory.mediasole.ru/kak_borolis_s_korrupciey_v_drevnem_rime (data obrashcheniya:

25.04.2023).

7. Ponezhina L.YU., Ponezhin M.YU. K voprosu o yuridicheskih mekhanizmah protivodejstviya korrupcii // YUrist»-Pravoved». 2022. № 3 (102). S. 33-38.

8. Tolkovyj slovar’ russkogo yazyka: 80 000 slov i frazeologicheskih vyrazhenij / sost. Ozhegov S.I., SHve-

dova N.YU. 4-e izd. — M.: TEMP, 2013. — 944 s.

9. Bredihin A. L., Parfenov N. P. Pravovoe regulirovanie ugolovnoj otvetstvennosti za vzyatochnichestvo:

istoriko-pravovoj analiz // Vlast’ zakona. – 2022. – № 2 (50). S. 84.

  1. Alenkin S.V. Mekhanizm protivodejstviya korrupcii (teoretiko-pravovoe issledovanie). M., 2008. S. 20.
  2. Aryamov A.A., Rueva E.O. Protivodejstvie korrupcii v usloviyah cifrovizacii: mezhdunarodnyj i za-rubezhnyj opyt //Uchenye zapiski Krymskogo federal’nogo universiteta imeni V.I. Vernadskogo YUridiches-kie nauki. – 2022. – T. 8 (74). – № 2. S.241-249.
  3. Naumov YU.G. Korrupciya i obshchestvo: teoretiko-ekonomicheskoe i prikladnoe issledovanie: ucheb. Posobie. – M., 2015. — 111 s.
  4. Federal’nyj zakon ot 25.12.2008 № 273-FZ «O protivodejstvii korrupcii» // Sobranie zakonodatel’stva RF, 29.12.2008, № 52 (ch. 1), st. 6228.
  5. Polyakov M.M. Korrupcionnye administrativnye pravonarusheniya: ponyatie, vidy i soderzhanie // Vest-nik Universiteta imeni O. E. Kutafina. 2015. №8. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/korruptsionnye-administrativnye-pravonarusheniya-ponyatie-vidy-i-soderzhanie (data obrashcheniya: 25.04.2023).
  6. Alferov S.N. Administrativnye korrupcionnye pravonarusheniya: ponyatie i osobennosti otvetstvennosti za ih sovershenie//Uchenye zapiski Krymskogo federal’nogo universiteta imeni V.I. Vernadskogo YUridicheskie nauki. – 2022. – T. 8 (74). – № 3. S. 95-102.
  7. Anikeenko YU.B., Novoselova N.V. Administrativnaya otvetstvennost’ za korrupcionnye pravonarusheni-ya // Vestnik VGU. Seriya: Pravo. 2020. №4 (43). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/administrativnaya-otvetstvennost-za-korruptsionnye-pravonarusheniya (data obrashcheniya: 21.02.2022).
  8. Korchagina K.A., Pestov R.A. Prostupok, porochashchij chest’ sotrudnika organov vnutrennih del: prob-lemy v normativno-pravovom regulirovanii i pravoprimenenii // YUrist»-Pravoved». 2020. № 2 (93). S. 41-47.

.