Личность преступника, как элемент криминалистической характеристики коррупционных преступлений

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 1. – С. 362–370.

УДК 343.91

ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА, КАК ЭЛЕМЕНТ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ КОРРУПЦИОННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Чернецкий О. К., Даниленко Ю. А.

ФГАОУ ВО «КФУ им. В. И. Вернадского»

Изучение сведений о личности преступника, в корреляционной зависимости от иных элементов криминалистической характеристики, позволяет спрогнозировать вероятностное поведение преступ-ника в ходе оперативных и следственных мероприятий, возможные пути противодействия расследова-нию, с учетом особых, нетипичных для преступников иных категорий, качеств и черт виновного.

Основным элементом криминалистической структуры коррупционной деятельности сотрудников судебных и правоохранительных органов является особый субъект – должностное лицо, без наличия специального правового статуса которого совершение преступления невозможно.

Ключевые слова: Личность преступника, криминалистическая характеристика преступлений, элемент криминалистической характеристики.

  • отечественную криминалистику идея использования данных о личности преступника в ходе предварительного расследования пришла из учения Г. Грос-са, который отмечал, что «знание человека, как главного материала предвари-тельного следствия, выступает важным условием для точной деятельности су-дебного следствия» [1].

Освещением вопросов применения криминалистических аспектов личности виновного при производстве предварительного расследования и судебного след-ствия занимались такие российские ученые-криминалисты, как: А.В. Дулов, Ф.В. Глазарин, Р.Л. Ахмедшин, А.С. Кривошеев, П.П. Михеева. Анализ их трудов позволяет прийти к выводу о необходимости раскрытия в криминалистической характеристие преступной деятельности сведений о личности субъекта преступ-ления, позволяющих выдвигать следственные версии о виновном, мотиве и цели совершенного деяния, способах подготовки к его совершению, непосредственно-го совершения и сокрытия следов. Кроме того, изучение сведений о личности преступника, в корреляционной зависимости от иных элементов криминалисти-ческой характеристики, позволяет спрогнозировать вероятностное поведение преступника в ходе оперативных и следственных мероприятий, возможные пути противодействия расследованию, с учетом особых, нетипичных для преступни-ков иных категорий, качеств и черт виновного.

Основным элементом криминалистической структуры коррупционной дея-тельности сотрудников судебных и правоохранительных органов является осо-бый субъект – должностное лицо, без наличия специального правового статуса которого совершение преступления невозможно.

Понятие «должностного лица» в законе четко регламентировано: примечани-ем к ст. 285 УК РФ к ним отнесены лица, постоянно, временно или по специаль-ному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выпол-няющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления и иных

Чернецкий О. К., Даниленко Ю. А.

государственных институтах, полный перечень, который приведен в уголовном законе. Конкретизируя нормативные предписания в отношении лиц, отнесенных

  • исполняющим функции представителя власти, Пленум Верховного суда Рос-сийской Федерации указал, что к ним следует относить тех субъектов, которые: а) наделены правами и обязанностями по осуществлению функций органов зако-нодательной, исполнительной или судебной власти; б) исходя из содержания примечания к статье 318 УК РФ, иных лиц правоохранительных или контроли-рующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядитель-ными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной за-висимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, организациями, учреждениями независимо от их ведомственной принадлежности и форм собственности. Следовательно, неисполнение распоря-жения должностного лица влечет для виновного правовые последствия.

Анализируя представленные выше нормативные положения, применительно к предмету настоящего исследования, возникает закономерный вопрос о норма-тивном регулировании правоохранительной деятельности, а именно – определе-ния правового статуса субъекта совершения коррупционного преступления со-трудников правоохранительных органов, поскольку в действующем законода-тельстве отсутствует как определение понятий «правоохранительная деятель-ность», «правоохранительные органы», так и их системы.

    • отличие от правоохранительной системы, построение судебной системы Российской Федерации формализировано:

1) ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» закреплено единство построения судебной ветви власти, предопределена структура и подчиненность нижестоящих судов вышестоящим инстанциям [2];

2) Законом «О статусе судей в Российской Федерации» установлены квали-фикационные требования судей, определена процедура назначения судей на должность и порядок прекращения их полномочий, а также установлены гаран-тии, среди которых – неприкосновенность судьи, в том числе – определен поря-док возбуждения уголовного дела в отношении судьи либо привлечения его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу [3];

3) ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», «Об арбит-ражных судах в Российской Федерации» установлены организационные основы деятельности судов, порядок формирования судебных коллегий, конкретизиро-ваны полномочия председателя и его заместителей [4].

Особый статус судебной деятельности, как следует, придается путем облече-ния нормативных предписаний, регламентирующих основы отправления право-судия, в конституционный закон, который имеет особый порядок как принятия, так и внесения в него изменений и дополнений. В то же время, понятие право-охранительной деятельности на законодательном уровне отсутствует, тогда, как в 2021 году, по данным УСБ МВД Российской Федерации, 1434 сотрудника пра-воохранительных органов предстали перед судом по обвинению в совершении коррупционных преступлений, в то время, как ВККС РФ в 2021 году одобрила только 17 ходатайств Председателя СК РФ о возбуждении уголовных дел в от-ношении судей, при том, что не все совершенные преступления носят характер коррупционных.

363

Личность преступника, как элемент криминалистической…

При проведении доследственной проверки и возбуждении уголовного дела перед следователем неминуемо встает вопрос о наличии в действии лица при-знака коррупционности деяния, с учетом установления статуса должностного лица правоохранительного органа, тогда как правоохранительная деятельность, в отличие от судебной, не регламентирована. Учитывая изложенное, в целях структуризации массива нормативно-правовых актов, регламентирующих поря-док прохождения государственной службы в отдельных государственных орга-нах, осуществляющих правоохранительную деятельность, на наш взгляд, целе-сообразно произвести анализ признаков должностного лица правоохранительно-го органа по следующим критериям: 1) факт несения субъектом преступления службы в правоохранительном органе в определенной должности, позволяющем использовать лицом возложенные полномочия; 2) соблюдение лицом порядка назначения на определенную должность; 3) наделение лица функциями предста-вителя власти.

  1. Факт осуществления субъектом коррупционного преступления профессио-нальной деятельности должен свидетельствовать о том, что лицо является со-трудником правоохранительного органа и занимает соответствующую долж-ность. Действовавшая до 01.01.2016 года редакция Федерального закона «О си-стеме государственной службы Российской Федерации» в статье 7 закрепляла понятие правоохранительной службы, под которой подразумевала профессио-нальную службу в государственных органах, службах и учреждениях, осуществ-ляющих функции по обеспечению безопасности, законности и правопорядка, по борьбе с преступностью, защите прав и свобод человека и гражданина [5]. Ис-ключение статьи 7 привело к замене законе понятий «правоохранительной служ-бы» на «государственную службу иных видов», «классных чинов правоохрани-тельной службы» на «классных чинов юстиции, классных чинов прокурорских работников», и, как следствие, — образованию правового пробела, поскольку дея-тельность по обеспечению правопорядка и по борьбе с преступностью остается одной из основных направлений внутренней политики государства, а сама такая деятельность в законе не конкретизируется, поскольку объединена понятием «государственной службы иных видов». В этой связи, представляется положи-тельным опыт Республики Казахстан, в которой принят и действует Закон «О правоохранительной службе», закрепивший понятийный аппарат «правоохрани-тельной службы», «правоохранительного органа», особенности поступления на службу, единые кадровые требования, предъявляемые к лицам, претендующим на должность, порядок прохождения службы и прекращения полномочий долж-ностного лица. Принятие закона «О правоохранительной службе в Российской Федерации», на наш взгляд, позволило бы создать единую централизованную правоохранительную систему, с четко установленными для всех государствен-ных органов и ведомств, входящих в ее состав, общими требованиями, ограни-чениями, условиями поступления на службу и порядка ее прохождения, которые должны быть конкретизированы ведомственными нормативными актами, при-менительно к специфике деятельности каждого правоохранительного органа, поскольку подзаконное нормотворчество должно конкретизировать общие нор-мы федерального законодательства, с учетом ведомственных особенностей, но

Чернецкий О. К., Даниленко Ю. А.

не являться единственным регулятором разветвленной системы правоохрани-тельной деятельности.

Учитывая отсутствие нормативного закрепления понятия и системы право-охранительных органов, необходимо обратиться к его доктринальному толкова-нию, с целью выявления признаков, отличающих правоохранительные органы от иных государственных институтов.

Рядом авторов (Капинус О.С., Журбиным Р.В.) к числу признаков правоохра-нительных государственных органов предложено относить: 1) наличие регла-ментирующего их деятельность закона; 2) особые условия, способы осуществле-ния деятельности сотрудников правоохранительных органов, связанные с повы-шенной нагрузкой, в том числе – с риском для жизни, что требует установления специальных гарантий для сотрудников; 3) наделение полномочиями по приме-нению мер государственного принуждения к лицам, допустившим нарушение правовых предписаний; 4) обязательность исполнения принятых должностным лицом положений; 5) специфика деятельности, осуществляемой по следующим направлениям: а) уголовное преследование, в двух формах – дознание и предва-рительное следствие; б) процессуальный надзор за исполнением законов орга-нами, осуществляющими предварительное расследование и ОРД; в) выявление, пресечение и предупреждение преступлений; г) исполнение уголовных наказа-ний; д) координация деятельности правоохранительных органов [6].

Доктором юридических наук Амирбековым К.И. предложено отграничивать правоохранительную деятельность от иных видов государственной деятельно-сти, направленных на обеспечение прав и свобод человека и гражданина (в том числе — от правозащитной деятельности), на основании предоставленных зако-ном средств (мерах) воздействия со стороны субъектов такой деятельности, по-скольку нередко учеными к субъектам правоохранительной деятельности отно-сят в том числе адвокатов, нотариусов, частных детективов, что является невер-ным толкованием сути правоохранительной деятельности [7]. Для правоохрани-тельной деятельности характерно предоставление государством возможности применения полномочным органам законодательно регламентированных мер принудительного силового воздействия, тогда как для правозащитной деятель-ности характерно использование исключительно разрешенных законом средств,

  • целях защиты соответствующих интересов индивидов и коллективов в госу-дарственных органах и структурах. Применение правоохранительными органами силового воздействия осуществляется в определенных законом целях — для вы-явления, предупреждения, пресечения, раскрытия, расследования и профилакти-ки преступных посягательств [8]. Третьим отличительным признаком право-охранительных органов является то, что принудительное воздействие принима-ется ими в отношении лиц, не состоящих в отношениях власти и подчинения, а само такое воздействие является основным видом функциональной деятельности таких органов (например, органы предварительного расследования, подразделе-ния ГИБДД органов внутренних дел). При этом, д.ю.н. Амирбеков К.И. указы-вает, что, к правоохранительной относится не только деятельность по непосред-ственному оказанию принудительного воздействия в отношении лиц, нарушив-ших закон, но и деятельность органов, осуществляющих внешний надзор и кон-троль, подразумевая деятельность прокуратуры и судов. На наш взгляд, указан-

365

Личность преступника, как элемент криминалистической…

ное положение является спорным: с одной стороны, не вызывает сомнения факт отнесения прокуратуры к числу правоохранительных органов, поскольку, в силу статьи 8 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», гене-ральному прокурору и подчиненным ему прокурорам поручена координация де-ятельности по борьбе с преступностью органов внутренних дел, органов феде-ральной службы безопасности, органов таможенной службы и других право-охранительных органов [9]. С другой стороны, судебная власть, являющаяся са-мостоятельной ветвью государственной власти, деятельность правоохранитель-ных органов не координирует. Суд не является органом ведомственного процес-суального контроля, при этом, судья, в рамках возложенных на него полномо-чий, в силу ч. 4 ст. 29 УПК РФ, вправе обратить внимание организаций и долж-ностных лиц на выявление обстоятельств, свидетельствующих о нарушении за-кона, допущенных при производстве предварительного расследования, путем вынесения частного определения, для дальнейшего принятия мер по установле-нию и пресечению противоправных действий, а также привлечения к юридиче-ской ответственности виновных лиц [10]. В подтверждение позиции об отграни-чении судов от правоохранительных органов высказался и Конституционный суд Российской Федерации: в своих постановлениях он неоднократно указывал, что, возлагая на суд в уголовном процессе исключительно задачу осуществления правосудия, Конституция РФ не относит к его компетенции уголовное преследо-вание. При этом, возложение на суд процессуальных функций, не совместимых с его предназначением как органа правосудия, не исключает наделение его полно-мочиями по осуществлению контроля за законностью и обоснованностью дей-ствий (бездействия) и решений органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование в целях защиты конституционных прав и свобод граж-дан [11]. Разграничение судебной и правоохранительной деятельности подчерк-нуто и законодателем в Федеральном законе «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и судебных органов», из названия кото-рого следует, что судебная власть к правоохранительной деятельности не отно-сится [12]. Исходя из изложенного, под правоохранительной следует понимать деятельность уполномоченных органов государственной власти, выраженную в принудительно-силовом воздействии в установленном законом порядке, с целью раскрытия, расследования преступных посягательств, а также для устранения их причин и условий.

Переходя к вопросу построения системы правоохранительных органов, следу-ет, в первую очередь, обратить внимание на выше упомянутые положения статьи 8 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», согласно кото-рым в систему правоохранительных органов, в отношении которых должностные лица прокуратуры вправе осуществлять координационные действия, отнесены: ОВД, органы ФСБ, органы таможенной службы и других правоохранительных органов. Указом Президента Российской Федерации от 18 апреля 1996 г. № 567 утвержден перечень органов, в отношении которых производятся координаци-онные мероприятия: ОВД, органы ФСБ, войск национальной гвардии, органы уголовно-исполнительной системы, органы принудительного исполнения, тамо-женные органы, следственные органы СК РФ и другие правоохранительные ор-ганы. Положением «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по во-

Чернецкий О. К., Даниленко Ю. А.

просам кадровой политики в правоохранительных органах» к числу правоохра-нительных органов, наряду с указанными в Указе Президента «О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью», отнесе-ны: Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрез-вычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Феде-ральная служба исполнения наказаний, Федеральная служба судебных приста-вов, Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, Федеральная миграционная служба. Интересным представляется тот факт, что ФСКН и ФМС РФ интегрированы в систему МВД еще в 2016 году, то-гда как, по состоянию на 2022 год, в не утративший законную силу Указ Прези-дента так и не внесены изменения, в части исключения из числа правоохрани-тельных органов указанных ведомств. При этом, по каким-то причинам, к числу правоохранительных структур не отнесена ФСБ России, тогда как к числу направлений деятельности федеральной службы относится осуществление спе-циальных функций в области государственной безопасности, борьбы с преступ-ностью, общественной безопасности [13]. Как видим, отсутствует единообраз-ный подход законодателя к определению перечня правоохранительных органов, что приводит к снижению эффективности координационной деятельности по обеспечению законности и правопорядка, препятствует планомерному развитию системы правоохранительной службы, особенно – вовлечению вновь создавае-мых органов в такую деятельность. Подводя итог изложенному, следует отме-тить, что определение органов, входящих в систему правоохранительных, имеет важное криминалистическое значение, поскольку способ совершения коррупци-онного деяния напрямую зависит от специфики (направлений) деятельности полномочного органа.

При этом, характеристика личности субъекта рассматриваемой категории преступлений будет неполной, без исследования должностей правоохранитель-ной службы, связанных с коррупционными рисками. Система должностей феде-ральной государственной гражданской службы, в том числе – правоохранитель-ной, установлена в Реестре должностей федеральной государственной граждан-ской службы, а также в федеральных законах, устанавливающих организацион-но-правовые основные деятельности отдельных силовых ведомств (Федеральный закон «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», Феде-ральный закон «О Следственном комитете Российской Федерации», Федераль-ный закон «О федеральной службе безопасности») и ведомственных приказах, устанавливающих перечень должностей в конкретных правоохранительных ор-ганах (Приказ МВД РФ от 16 декабря 2016 года N 848, Приказ СК России от 05.05.2014 N 34 и т.д.). Кроме того, система должностей государственной служ-бы, замещение которых связано с коррупционными рисками, установлена Ука-зом Президента РФ от 18.05.2009 N 557 «Об утверждении перечня должностей федеральной государственной службы, при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о до-ходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей». В упомянутом перечне указаны долж-

367

Личность преступника, как элемент криминалистической…

ности в таких правоохранительных органах, как: МВД, МЧС, ФСБ, Федеральной службе войск национальной гвардии, ФСИН, ФССП, ФТС, органах прокуратуры

  • СК РФ [14]. При производстве предварительного расследования в отношении специального субъекта, следователю, при определении правового статуса лица, объема его полномочий, позволивших совершить коррупционное преступление, следует обращаться к федеральному законодательству и ведомственному нормо-творчеству, которыми предопределяются цели и задачи отдельного государ-ственного органа.

Вместе с тем, даже полное изучение нормативной базы, определяющей полномо-чия конкретного должностного лица при совершении им коррупционного преступ-ления, не уменьшает необходимости в принятии федерального закона о правоохра-нительной службе, устанавливающего понятие правоохранительной деятельности, перечень государственных органов и служб, в которых прохождение такой службы предусмотрено, а также содержащего реестр должностей в каждом из правоохрани-тельных органов.

Список литературы:

  1. Гавло, В.К. Избранные труды: сборник статей / под общ. ред. Дудко Н.А. Барнаул: Алтайский гос-ударственный университет, 2011. – 850 с. — ISBN: 978-5-7904-1167-0.
  2. Российская Федерация. Конституционные законы. «О судебной системе Российской Федерации» [Электронный ресурс]: федер. конст. закон: [принят Гос. Думой 23 октября 1996 года; Одобрен Сове-том Федерации 26 декабря 1996 года] – Электронные текстовые данные. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_7519/ (дата обращения: 04.04.2022).
  3. Российская Федерация. Законы. О статуе судей в Российской Федерации [Электронный ресурс]: федер. закон : [принят Гос. Думой 06.06.1992 г.] – Электронные текстовые данные. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_648/ (дата обращения: 05.05.2022).
  4. Российская Федерация. Конституционные законы. «О судах общей юрисдикции в Российской Фе-дерации» [Электронный ресурс]: федер. конст. закон: [принят Гос. Думой 28.01.2021 года; Одобрен Советом Федерации 02.02.2021 года] – Электронные текстовые данные. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_110271/ (дата обращения: 04.04.2022).
  5. Российская Федерация. Законы. О системе государственной службы в Российской Федерации [Электронный ресурс]: федер. закон: [принят Гос. Думой 25.04.2003 г.] – Электронные текстовые дан-ные. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_42413/ (дата обращения:

05.05.2022).

  1. Капинус, О.С. Криминологическое исследование личности коррупционного преступника / О.С. Капинус. – Текст: непосредственный // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного пра-воведения. – 2018. С. 117-122.
  2. Амирбеков, К.И. Координация прокуратурой деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью / К.И. Амирбеков. – Москва: Эксмо, 2015. – 648 с.
  3. Российская Федерация. Указ Президента РФ «О координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью» [Текст]: Указ Президента РФ от 18 апреля 1996 г. № 567 // Собра-ние законодательства РФ. – 1996. — № 15.
  4. Российская Федерация. Законы. О прокуратуре Российской Федерации [Электронный ресурс]: фе-дер. закон: [принят Гос. Думой 17.01.1992 г.] – Электронные текстовые данные. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_82959/ (дата обращения: 05.04.2022).
  5. Российская Федерация. Уголовно – процессуальный кодекс Российской Федерации: [принят Гос. Думой 22 ноября 2001 г.: одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 г.] –– М.: Проспект, 2022. – 376 с.
  6. «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс]: Постановление Конституционного Суда РФ от 18.10.2011 N 23-П «По делу о проверке конституционности положений статей 144, 145 и 448 Уголов-но-процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 8 статьи 16 Закона Российской Федера-ции «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина С.Л. Панченко». – Элек-

тронные текстовые данные. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_120709/#:~:text=Новости-,Постановление%20Конституционного%20Суда%20РФ%20от%2018.10.2011%20N%2023-П,Панченко%22 (дата обращения: 20.04.2022).

  1. Российская Федерация. Законы. О государственной защите судей, должностных лиц правоохрани-тельных и контролирующих органов [Электронный ресурс]: федер. закон: [принят Гос. Думой 22.05.

Чернецкий О. К., Даниленко Ю. А.

1995 г.] – Электронные текстовые данные. – Режим доступа:

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_7519/.

  1. Российская Федерация. Указ Президента РФ «О системе и структуре федеральных органов испол-нительной власти» [Текст]: Указ Президента РФ от 09.03.2004 № 314// Собрание законодательства РФ.

– 2004. — № 14.

  1. Российская Федерация. Указ Президента РФ «Об утверждении перечня должностей федеральной государственной службы, при замещении которых федеральные государственные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей» [Текст]: Указ Президента РФ от 18.05.2009 № 557// Собрание законодательства РФ. – 2009. — № 23..

Chernetsky O.K., Danilenko Yu.A. The identity of the criminal as an element of the criminalistic characteristics of corruption crimes // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridi-cal science. – 2023. – Т. 9 (75). № 1. – Р. 362–370.

The study of information about the identity of the criminal, in correlation with other elements of the foren-sic characteristics, allows you to predict the probabilistic behavior of the criminal during operational and in-vestigative measures, possible ways to counteract the investigation, taking into account the special, atypical for criminals of other categories, qualities and traits of the perpetrator.

The main element of the criminalistic structure of corruption activities of judicial and law enforcement of-ficials is a special subject – an official, without the presence of a special legal status of which it is impossible to commit a crime.

Keywords: Criminal personality, criminalistic characteristics of crimes, element of criminalistic character-ization.

Spisok literatury:

  1. Gavlo, V.K. Izbrannye trudy: sbornik statej / pod obshch. red. Dudko N.A. Barnaul: Altajskij gosu-darstvennyj universitet, 2011. – 850 s. — ISBN: 978-5-7904-1167-0.
  2. Rossijskaya Federaciya. Konstitucionnye zakony. «O sudebnoj sisteme Rossijskoj Federacii» [El-ektronnyj resurs]: feder. konst. zakon: [prinyat Gos. Dumoj 23 oktyabrya 1996 goda; Odobren Sovetom Fed-eracii 26 dekabrya 1996 goda] – Elektronnye tekstovye dannye. – Rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_7519/ (data obrashcheniya: 04.04.2022).
  3. Rossijskaya Federaciya. Zakony. O statue sudej v Rossijskoj Federacii [Elektronnyj resurs]: feder. zakon : [prinyat Gos. Dumoj 06.06.1992 g.] – Elektronnye tekstovye dannye. – Rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_648/ (data obrashcheniya: 05.05.2022).
  4. Rossijskaya Federaciya. Konstitucionnye zakony. «O sudah obshchej yurisdikcii v Rossijskoj Feder-acii» [Elektronnyj resurs]: feder. konst. zakon: [prinyat Gos. Dumoj 28.01.2021 goda; Odobren Sovetom Fed-

eracii 02.02.2021 goda] – Elektronnye tekstovye dannye. – Rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_110271/ (data obrashcheniya: 04.04.2022).

  1. Rossijskaya Federaciya. Zakony. O sisteme gosudarstvennoj sluzhby v Rossijskoj Federacii [El-ektronnyj resurs]: feder. zakon: [prinyat Gos. Dumoj 25.04.2003 g.] – Elektronnye tekstovye dannye. – Rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_42413/ (data obrashcheniya: 05.05.2022).
  2. Kapinus, O.S. Kriminologicheskoe issledovanie lichnosti korrupcionnogo prestupnika / O.S. Ka-pinus. – Tekst: neposredstvennyj // ZHurnal zarubezhnogo zakonodatel’stva i sravnitel’nogo pravovedeniya. – 2018. S. 117-122.
  3. Amirbekov, K.I. Koordinaciya prokuraturoj deyatel’nosti pravoohranitel’nyh organov po bor’be s prestupnost’yu / K.I. Amirbekov. – Moskva: Eksmo, 2015. – 648 s.
  4. Rossijskaya Federaciya. Ukaz Prezidenta RF «O koordinacii deyatel’nosti pravoohranitel’nyh or-ganov po bor’be s prestupnost’yu» [Tekst]: Ukaz Prezidenta RF ot 18 aprelya 1996 g. № 567 // Sobranie za-konodatel’stva RF. – 1996. — № 15.
  5. Rossijskaya Federaciya. Zakony. O prokurature Rossijskoj Federacii [Elektronnyj resurs]: feder.

zakon: [prinyat Gos. Dumoj 17.01.1992 g.] – Elektronnye tekstovye dannye. – Rezhim dostupa:

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_82959/ (data obrashcheniya: 05.04.2022).

  1. Rossijskaya Federaciya. Ugolovno – processual’nyj kodeks Rossijskoj Federacii: [prinyat Gos. Dumoj 22 noyabrya 2001 g.: odobren Sovetom Federacii 5 dekabrya 2001 g.] –– M.: Prospekt, 2022. – 376 s.
  2. «Konsul’tantPlyus» [Elektronnyj resurs]: Postanovlenie Konstitucionnogo Suda RF ot 18.10.2011 N

23-P «Po delu o proverke konstitucionnosti polozhenij statej 144, 145 i 448 Ugolovno-processual’nogo ko-deksa Rossijskoj Federacii i punkta 8 stat’i 16 Zakona Rossijskoj Federacii «O statuse sudej v Rossijskoj Fed-eracii» v svyazi s zhaloboj grazhdanina S.L. Panchenko». – Elektronnye tekstovye dannye. – Rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_120709/#:~:text=Новости-,Постановление%20Конституционного%20Суда%20РФ%20от%2018.10.2011%20N%2023-

П,Панченко%22 (data obrashcheniya: 20.04.2022).

369

Личность преступника, как элемент криминалистической…

  1. Rossijskaya Federaciya. Zakony. O gosudarstvennoj zashchite sudej, dolzhnostnyh lic pravoohranitel’nyh i kontroliruyushchih organov [Elektronnyj resurs]: feder. zakon: [prinyat Gos. Dumoj
  2. 1995 g.] – Elektronnye tekstovye dannye. – Rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_7519/.
  3. Rossijskaya Federaciya. Ukaz Prezidenta RF «O sisteme i strukture federal’nyh organov ispolnitel’noj vlasti» [Tekst]: Ukaz Prezidenta RF ot 09.03.2004 № 314// Sobranie zakonodatel’stva RF. –

2004. — № 14.

  1. Rossijskaya Federaciya. Ukaz Prezidenta RF «Ob utverzhdenii perechnya dolzhnostej federal’noj gosudarstvennoj sluzhby, pri zameshchenii kotoryh federal’nye gosudarstvennye sluzhashchie obyazany pred-stavlyat’ svedeniya o svoih dohodah, ob imushchestve i obyazatel’stvah imushchestvennogo haraktera, a takzhe svedeniya o dohodah, ob imushchestve i obyazatel’stvah imushchestvennogo haraktera svoih suprugi

(supruga) i nesovershennoletnih detej» [Tekst]: Ukaz Prezidenta RF ot 18.05.2009 № 557// Sobranie za-konodatel’stva RF. – 2009. — № 23

..