Концепция проведения крестьянской реформы 1861 г. в Крыму: ожидаемые результаты и действительность

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Киян М. Ш., Хутько Т. В.

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 2. – С. 29-38.

УДК 342

КОНЦЕПЦИЯ ПРОВЕДЕНИЯ КРЕСТЬЯНСКОЙ РЕФОРМЫ 1861 Г. В  КРЫМУ: ОЖИДАЕМЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Киян М. Ш., Хутько Т. В.

Крымский филиал ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия»

Реализация основных направлений государственной социально-экономической политики на совре-менном этапе РФ обусловили необходимость обращения к историко-правовому опыту экономических преобразований, организации жизни и быта российского крестьянства вследствие проведения в Рос-сийской империи в 1861 г. крестьянской реформы. Авторами на основе широкого спектра источников представлен комплексный анализ мероприятий по освобождению крестьян юга России, в частности Крыма, из состояния крепостной зависимости. В процессе изучении статистических данных установ-лена общая численность крепостного населения губернии по уездам накануне проведения реформы в 6% от всего сельского населения губернии, что свидетельствовало о незначительном удельном весе крепостных в регионе по сравнению с другими центральными губерниями империи. Выявлен личност-ный состав таврического дворянства, активно включившегося в процесс разработки положений проек-та по освобождению крестьян в губернии, который в числе первых к 17 марту 1859 г. поступил в ре-дакционные комиссии Главного комитета. Таврическое положение соответствовало общеимперским стандартам, но ему были присущи отдельные отличия. Все имения в губернии условно разделили на 3 разряда с указанием верхнего и нижнего порога для каждого из разрядов. Размер полевого надела, ко-торый получали крестьяне в постоянное пользование, варьировал от 3 до 7 десятин земли на мужскую душу. При этом, крепостные крестьяне имений южного берега Крыма наделов не получали. По исте-чении 4-х лет реформы 64% бывших крепостных крестьян в Крыму поступили в категорию свободных сельских обывателей, получив личную свободу. Свидетельством того, что проведение реформы в Крыму носило мирный характер, является отсутствие данных о выступлениях крестьян. В то время, как в материалах архивных источников зафиксированы массовые волнения крестьян на материковой части губернии, недовольных результатами реформы, что возможно объясняется значительными поте-рями крестьян плодородной пахотной земли. В результате проведения реформы Россия получила мощный импульс для дальнейшей экономической модернизации страны.

Ключевые слова: Таврическая губерния, крестьянская реформа, крепостной крестьянин, Мани-фест, император Александр II, Крым, земельный надел, мировые посредники, мировой участок, устав-ная грамота.

    • 2021 г. исполнилось 160 лет с момента проведения крестьянской реформы в Российской империи, которая в корне изменила социальную структуру российского общества и открыла простор для становления и развития гражданского общества и буржуазного типа государства и права России. Отмена крепостного права стала «поворотным пунктом» российской истории, который вполне сопоставим с буржу-азными революциями западноевропейских государств, примером «революции свер-ху» – правового регулирования кризисных ситуаций в обществе и государстве по инициативе и при решающей роли верховной власти.

Актуальность темы состоит в том, что ее разработка представляет возможность дополнить картину истории социально-правовых и экономических преобразований

  • России во второй половине ХІХ – начале ХХ вв., окрасить ее дополнительными красками. В связи с принятием Федерального закона РФ «О развитии сельского хо-зяйства» [1] приведенный в статье анализ проведения крестьянской реформы в Крыму целесообразно использовать для дальнейшего изучения вопросов организа-ционно-правового реформирования аграрной политики РФ в XXI в., конструирова-

29

Концепция проведения крестьянской реформы…

ния будущего российского крестьянства, ответа на вопрос о будущем российского крестьянства, перспективах его развития, каким оно станет, кто будет «хранить» нашу землю, территорию, а, следовательно, государственность? Так же, предложен-ное авторами исследование полезно использовать при написании работ по общей истории России, истории государства и права России, в процессе преподавания об-щих и специальных курсов истории государства и права России, семинарских заня-тий по истории России.

  • связи со значимостью событий второй половины XIX в. в истории России, научные дискуссии относительно причин, характера, проведения крестьянской ре-формы в исторической, историко-правовой, историко-экономической литературе не прекращаются вот уже на протяжении более чем полуторавеков. Среди ученых ис-следователей, юристов, правоведов, публицистов, общественных и политических деятелей России и ближнего и дальнего зарубежья, посвятивших свои труды озна-

ченной проблематике, авторы выделяют работы И.Е. Андреевского, А.В. Бондаревского, А.А. Головачева, Г.А. Джаншиева, В.А. Евреинова, П.А. Зай-ончковского, А.А.Корнилова, М.М. Максименко, А.З. Попельницкого, Ю.Ф. Самарина, Д. И. Рихтера, А.В. Флоровского, М.Н. Покровского, И.Д. Шахна-зарова, Е.А. Мороховца, М.Е. Найденова, М.В. Нечкиной, Н.М. Дружининой, Л. В. Ходского, В.Г.Чернухи, А.П. Корелина, К.А.Софроненко, Н.П. Ерошкина, Е.Н. Му-хиной, Л. Л. Кузьминой, Н.Ф. Устьянцевой, Б.Г. Литвака, Л.Г. Захаровой, Е. А. Мо-роховца, М.Н. Лещенко, С. А. Секиринского. Однако, не смотря на достаточное количество работ, посвященных анализу крестьянской реформы 1861 г., их содер-жание в основном отражает исследование общих принципов и положений реформы. Проведение реформы в отдельных регионах Российской империи, в частности, юге страны в Крыму (в Таврической губернии), недостаточно полно исследовано и освещено, иногда фрагментарно, а, соответственно, для учёных правоведов, юри-стов практиков, широкой общественности вопрос об отмене крепостного права в Крыму представляет значительный научный и практический интерес.

Непосредственным поводом, заставившим правительство Александра II заняться реформированием социально-политического устройства Российской империи, стала Крымская война 1853-1856 гг., поражение в которой привело к падению междуна-родного авторитета России как крепостнического государства и продемонстрирова-ло необходимость срочной модернизации экономики и социальной структуры стра-ны. Успех задуманных мероприятий напрямую зависел от наличия в России образо-ванных свободных поданных и создания промышленности, основанной на наемном труде и частном капитале, при сохранении основных жизненных основ российского государства – самодержавной формы правления и привилегированного положения дворян в аппарате управления и обществе.

19 февраля1861 г. царь подписал Манифест и Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости, и 17 законодательных актов (Положения общие и местные) [2, с. 29-423], ставших правовой основой проведения крестьян-ской реформы по всей империи. Однако проведение крестьянской реформы в Кры-му имело свои особенности. В частности, немаловажное значение сыграло то обсто-ятельство, что Крым вошёл в состав Российской империи в 1783 г., когда Екатери-на II подписала Манифест «О принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны под Российскую Державу» [3, с. 897-898], то есть более

Киян М. Ш., Хутько Т. В.

чем через 100 лет после окончательного оформления крепостного права в России [4, с. 444]. Поэтому, установление и оформление крепостного права в Крыму прошло значительно позже, чем в целом по России.

Административно полуостров Крым относился к Таврической губернии (самой южной из Европейской части губерний Российской империи), образованной в 1802 г. Общеимперская административно – территориальная реформа Александра I Но-вороссийскую губернию, окончательно оформившуюся в правление Павла I, разде-лила на Николаевскую, Екатеринославскую и Таврическую. Таврическая губерния включала восемь уездов – Бердянский, Днепровский, Мелитопольский, располо-женные на материковой части Российской империи, и Евпаторийский, Перекопский, Симферопольский, Феодосийский, Ялтинский уезды – в Крыму [5, с. 88].

Становление крепостного права в Крыму имело место на рубеже XVIII – XIX ве-ков за счет приобретения помещиками земли в собственность и продажи казённых земель. На местных крестьян (преимущественно крымских татар) крепостное право не распространялось, они получили статус государственных крестьян и предпочи-тали арендное землепользование за 1/10 часть урожая. По сведениям видного отече-ствоведа, русского учёного немецкого происхождения П.И. Кеппена, таких крестьян

  • Крыму насчитывалось до 130 тысяч человек, что представляло определённую сложность для обеспечения благополучной обработки всей земли полуострова. Рос-сийское правительство приняло решение о переселении из центральных губерний на территорию полуострова государственных крестьян, а также иностранных коло-нистов-поселенцев [6, с. 226]. Перевод крепостных из Центральной части Россий-ской империи стал одним из источников появления крепостных в Крыму. Поэтому,
  • Таврической губернии, в отличие от других общероссийских, где количество кре-постных уменьшалось, рост числа крепостных наблюдался вплоть до 1861 г. Это обстоятельство следует подчеркнуть особо, так как в целом по России к началу осуществления реформы количество крепостных уменьшилось [7, с. 32-33].

Освобождение крестьян в Таврической губернии не стало таким мощным, за-хватывающим интересы всего населения событием, как это было для всего населе-ния России. Как уже отмечалось выше, Крым был населён крестьянами в конце XVIII века за счет перевода крестьян из внутренних губерний Российской империи. А.И. Маркевич приводит следующие статистические данные о состоянии крепост-ного населения в Крыму на момент проведения реформы 1861 г., а именно: «в се-верной части Таврической губернии количество крепостных составляло до 15 000 лиц мужского пола, а на Крым крепостных приходилось до 5 000 лиц мужского по-ла и то, разбросанных по всему полуострову» [8, с. 1]. Однако в соответствии с дан-ными 10 народной переписи крепостного населения 1859 г. в России, опубликован-ной под редакцией А. Тройницкого, находим более уточненную информацию о чис-ленном составе крепостных крестьян в Таврической губернии, а именно: 41 063 лиц мужского и женского пола [9, с. 27], что составляло 5,19 % от общего количества жителей губернии (687 437) [9, с. 49]. Из них непосредственно в Крыму наиболь-шую численность составляли крепостные крестьяне в Феодосийском и Симферо-польском уездах – 3844 и 2781 душ мужского и женского пола соответственно; в уездах степной части полуострова Евпаторийском и Перекопском удельный вес крепостных был незначительным – 1822 и 1346 душ соответственно; в южнобереж-ной горной части Крыма, в Ялтинском уезде, где преимущественно были «малозе-

31

Концепция проведения крестьянской реформы…

мельные имения» крепостное население составляло минимальную долю – 435 душ мужского и женского пола [9, с. 38]. На материковой части губернии в Бердянском, Днепровском и Мелитопольском уездах, где преобладали обширные «многоземель-ные» помещичьи владения, численность крепостных была значительно выше и со-ставляла – 2196, 12479 и 16140 душ мужского и женского пола соответственно [9, с. 38]. Крепостными крестьянами (мужского пола) в Таврической губернии владели 303 помещика, из них 176 – владели до 21 крепостных (в общем количестве 1242 крепостных крестьян), 92 – до 100 душ (в общем количестве 4100 крепостных), 27 – владели до 500 крестьян (в общем количестве 6385 крепостных людей), до 1000 крепостных владели 5 помещиков (в общем количестве 3378 душ) и только 3 поме-щика – владели более 1 тыс. душ крепостных (в общем количестве 5232) [9, с. 45]. Крепостные крестьяне принадлежали и 93 безпоместным дворянам в общем количе-стве 262 души мужского пола, а также крестьяне однодворцы владели 25 крепост-ными [9, с. 45-46].

  • основном, в Таврической губернии крестьяне состояли на общем крепостном праве, будучи приписанными к недвижимым населенным имениям, и обязывались работать на своего помещика, находились на барщинном положении. Оброчных крестьян в губернии практически не было по причине того, что труд крепостных использовался помещиками исключительно для обработки обширных земельных владений. Численность дворовых людей из общего количества крепостных состав-ляла 5396 душ обоего пола или 13,14%.
  • целом по Таврической губернии на момент проведения реформы процент кре-постных составлял менее 6% губернского населения, в то время как в Московской, Херсонской, Харьковской, Екатеринославской губерниях – от 20 до 50 % губерн-ского населения, Киевской, Витебской, Псковской – более 50 % губернского насе-ления. В 1859 г. по удельному весу крепостных Таврическая губерния заняла 44-е место в Российской империи [10, с. 99-107]. и вошла в последний IV разряд губер-ний относительного крепостного населения, в котором крепостные составляли ме-

нее 10 % [9, с. 85].

После окончания Крымской войны царское правительство, по совету министра иностранных дел А. М. Горчакова, сосредоточило свои усилия на решении проблем внутригосударственного экономического развития. Уже в 1856 г. министр внутрен-них дел С. С. Ланской получил распоряжение собрать все сведения об «устройстве помещичьих крестьян» по различным ведомствам, товарищу министра внутренних дел А. И. Левшину было поручено представить «историческую записку» о крепост-ном праве в России [2, с. 9]. Таким образом, подготовку и руководство проведени-ем реформы отмены крепостного права правительство поручило министерству внутренних дел – органу государственного управления, в подчинении которого находились все губернаторы, уездные исправники, городничие, волостные старши-ны, сельские старосты империи. Непосредственно подготовкой проекта освобожде-ния крестьян занялся образованный 3 января 1857 г. под председательством импе-ратора Александра II Особый комитет, основной задачей которого стало «рассмот-рение постановлений и предложений о крепостном состоянии» [11, с. 8]. Особый комитет с января 1858 г. был переименован в Главный комитет для устройства сель-ского населения; а редакционные комиссии, созданные при нем, должны были со-ставить на основании местных проектов общий законопроект об освобождении кре-

Киян М. Ш., Хутько Т. В.

стьян. Из систематического свода (кодификаций), принятых комиссиями статей за-ключений, впоследствии был составлен проект Положений 19 февраля 1861 г.

Для создания местных проектов отмены крепостного права правительство при-няло решение об учреждении дворянских комитетов по губерниям. Во всех губер-ниях империи в 1858 г. были открыты губернские комитеты.

Таврический губернский комитет по устройству быта помещичьих крестьян начал свою работу 29 сентября 1858 г. Его возглавил губернский предводитель дво-рянства Н.Н. Овсянико-Куликовский. В состав губернского комитета от Крыма во-шли представители Симферопольского и Ялтинского уездов – Симферопольский уездный предводитель дворянства ротмистр А.Ф. Ревелиоти (он же исполнял обя-занности председателя комитета в отсутствии Н.Н. Овсянико-Куликовского), штабс-ромистр О.А. Браамс, кандидат поручик В.П. Руссет; от Феодосийского уезда М.А. Рудзевич гвардии поручик Т.Д. Дульветов, кандидат поручик К.Д. Каламара; от Ев-паторийского и Перекопского уездов надворный советник П.Г. Делаграматик, титу-лярный советник А.Д. Маценко, кандидат уездный предводитель дворянства гу-бернского секретаря С.Х. Лампси; члены от правительства государственный совет-ник И.Н. Шатилов и отставной гвардии поручик П.В. Давыдов [11, с. 765].

    • за очень короткий срок – 17 марта 1859 г. разработанный Таврическим Коми-тетом проект освобождения крестьян, состоящий из 10 глав, был подписан и разослан всем губернским комитетам: I. Переход крестьян из крепостного состояния
  • срочно-обязанное; II. Сущность срочно-обязанного положения; III. Поземельные права помещиков; IV. Усадебное устройство крестьян; V. Наделение крестьян зем-лей; VI. Повинности крестьян; VII. Устройство дворовых людей; VIII. Образование сельских обществ; IX. Права и отношения помещиков; X. Порядок и способы ис-полнения нового положения. Проект освобождения крестьян в Таврической губер-нии поступил в редакционные комиссии одним из первых [11, с. 53]. При составле-нии Положения Таврический губернский комитет руководствовался составленными уездными дворянскими собраниями сведениями об имениях с точными данными о количестве дворов, крестьян и дворовых, и количестве земли у владельцев. Проект Положения был отправлен в редакционную комиссию Главного комитета, где от Таврического губернского комитета участвовали М.М. Иваненко и А.Ф. Ревелиоти, проверку вычислений о существовавших в Таврической губернии крестьянских наделах проводил Н.А. Милюков. Дворянство Таврической губернии определило содержание своим депутатам в 3000 руб. на время пребывания их в комиссиях [11,

с. 221].

В целом Таврическое положение соответствовало общеимперским стандартам, но ему были присущи отдельные отличия, которые объяснялись экономическими, этно-конфессиональными, географическими и социальными особенностями разви-тия региона, и соответствовало точки зрения таврических помещиков по отноше-нию к крепостным. Во время обсуждения Проекта освобождения крестьян в прави-тельственных кругах господствовала точка зрения, что, во избежание внутренних беспорядков, освобождение крестьян должно было проходить постепенно. В соот-ветствии с Положением, авторы, помещики Крыма, предложили установить срок переходного состояния временно-обязанных крестьян в 12 лет. Положение предпо-лагало сохранить за помещиками право собственности на всю принадлежавшую им землю: как на ту, что предоставлялась в пользование временно-обязанным крестья-

33

Концепция проведения крестьянской реформы…

нам, так и до окончательного выкупа крестьянами усадьбы – на их усадебную зем-лю. Проект социально-экономические преобразований в Крыму предполагал хозяй-ственное устройство имения помещиков предоставить на усмотрение самого поме-щика и право назначать, и нарезать в пользование крестьян земли для пашни, выпа-са скота, сенокосов; устанавливать общеобязательный режим всех хозяйственных работ; сохранить за помещиками право на все природные богатства, леса и воды в имении. В случае, если на землях, отведённых в пользование крестьянам обнаружи-вались ценные полезные ископаемые, рудники, каменоломни или источники, право разработки их отдать исключительно в руки помещиков, которым предоставить право замены отведенной крестьянам земли на другую аналогичного количества и качества. В имениях, где усадебные постройки в свое время были простроены за средства крестьян, или крестьяне проживали в домах, оставшихся после выселен-ных помещиками татар, усадебные постройки передавать в собственность крестьян бесплатно. Право оценки земли предоставить помещику.

Для правильной (точной) оценки усадебной земли все имения в Таврической гу-бернии условно разделили на 3 разряда с указанием верхнего и нижнего порога для каждого из разрядов. К первому разряду отнесли имения, на территории которых собирались ярмарки и базары (так называемые местечки) и береговые пристани. Ко второму – имения, располагавшиеся в 16 километровой зоне от портовых и значи-тельных торговых городов: Феодосии, Керчи, Севастополя, Евпатории, Бердянска, Симферополя, Белогорска, Каховки; где крестьяне имели определенную выгоду от рыбной ловли и соленых озер; где крестьянам были отведены поливные земли, при-годные для разведения садов; имения по линии железных дорог. В третий разряд вошли все остальные имения. Цена усадебной земли по каждому разряду определя-лась за каждые 4,5 кв.м не более 15 коп. за первый и 3 коп. за второй и третий раз-ряды и составила за одну десятину земли соответственно 360, 144 и 72 руб.

  • соответствии с Общим положением о крестьянах, вышедших из крепостной за-висимости [12, с. 37]. крестьяне получали в постоянное пользование полевой надел, за который продолжали отрабатывать барщину и платить оброк от 8 до 12 руб. в течение 9 лет. Размеры наделов устанавливались местными положениями в зависи-мости от конкретных условий, имевшихся в различных губерниях Российской им-перии [13, с. 196]. В Таврической губернии в малоземельных имениях полевой надел не выделялся. В окончательном варианте Высочайше утвержденного «Мест-ного положения о поземельном устройстве крестьян, водворенных на помещичьих землях в губерниях: Велокороссийских, Новороссийских и Белорусских» [14, с. 233] крепостные крестьяне имений южного берега Крыма, имений горной части Крым-ского полуострова, где располагались основная масса садов, виноградников и ого-родов, и в которых земледелие велось в чаирах и курах (отдельно расположенных огороженных удобряемых земельных участках), надела не получали.

Относительно определения размера земельного надела, Таврическая губерния была отнесена к третьей (степной) полосе вместе с Астраханской, Екатеринослав-ской, Херсонской и частично Оренбургской, Самарской и Саратовской губерниями. Степная полоса делилась на 7 «местностей». Надел в 3 десятины был определен для части Симферопольского и Феодосийского уездов, части горной местности, кото-рые были отнесены к первой местности. Для Бердянского уезда (пятая местность) земельный надел установили в 5 десятин. Надел в 7 десятин определялся для Евпа-

Киян М. Ш., Хутько Т. В.

торийского, Перекопского, Днепровского, Мелитопольского, части Симферополь-ского и части Феодосийского уездов. Таким образом, предложенный Редакционным комиссиям Таврическими депутатами размер надела был уменьшен на пол десятины (55 соток) для всего Крыма за исключением части горной местности полуострова.

    • конце 1860 г., после окончания работы Редакционных Комиссий и передачи разработанного таврическими делегатами Положения о крестьянской реформе, по предложению министра внутренних дел С.С. Ланского в Таврической губернии была учреждена особая Временная Комиссия по преобразованию быта помещичьих крестьян (для распоряжений по приведению в действие новых положений о кресть-янах) в составе губернского предводителя дворянства, управляющего палатой госу-дарственных имуществ, губернского прокурора, двух избранных из местных дворян

– помещиков и приглашенных местных дворян — помещиков под председательством губернатора. Одной из главных задач комиссии стало составление списков по уез-дам помещичьих имений с указанием имен помещиков, количества ревизских душ, числа крестьянских дворов, церковных приходов, к которым были приписаны эти крестьяне. Комиссия блестяще справилась с поставленными перед ней задачами и уже 5 марта 1861 г. Манифест 19 февраля 1861 г. (далее Манифест) был объявлен в Петербурге и Москве.

Для опубликования Манифеста в Таврической губернии из Петербурга в Симфе-рополь выехал флигель-адъютант граф В.А. Бобринский. Высочайший Манифест огласили 16 марта 1861 г. в кафедральном соборе, в армяно-григорианской и рим-ско-католической церквях и разослали для опубликования по всем городам, прихо-дам, селам, имениям, синагогам, мечетям полуострова. 26 марта 1861 г. открылось Таврическое губернское по крестьянским делам присутствие. Возглавил его губер-натор генерал-майор Г.В. Жуковский, в составе присутствия работали губернский предводитель дворянства статский советник П.А. Взметнев, исполняющий обязан-ности управляющего палатой государственного имущества П.Д. Шотт, исполняю-щий обязанности дворянского губернского прокурора Кононов, члены А.Я. Фабр, Т.Д. Дульветов, К.С. Кутров и М.А. Алексионт при секретаре титульном советнике Домоброским. Таврическое губернское по крестьянским делам присутствие приня-ло постановление об учреждении мировых участков, избрании мировых посредни-ков и распределении их участков.

Население Таврической губернии встретило крестьянскую реформу относитель-но спокойно [15, л. 1]. Исключение составили протесты крестьян д. Каясан поме-щика Лампси и имения Насыпкиной помещика Хрущевой, где достаточно быстро порядок восстановили. Однако, в апреле 1861 г. первое неповиновение мероприяти-ям реформы было оказано со стороны жителей Мелитопольского уезда в селах Ан-новка и Екатериновка, которые выразили недовольство урочными работами. Для расследования причин волнений недовольных крестьян на месте выехали губерна-тор Г.В. Жуковский, граф В.А. Бобринский в сопровождении двух рядовых жан-дармов [16, л. 21] и военных соединений. Четверых зачинщиков беспорядков вы-пороли розгами, семерых заковали в кандалы и отправили в острог. В итоге рассле-дования причин возмущения установили, что главной причиной неповиновения бы-ло непонимание крестьянами положений Манифеста 19 января 1861 г., так как, по их мнению, они должны были получить полную свободу, но, оказалось, что, как и прежде, обязаны отбывать барщину [17, л. 94]. В мае – июле 1861 г. состоялось бо-

35

Концепция проведения крестьянской реформы…

лее масштабное возмущение и неповиновение крестьян с. Обиточное Бердянского уезда [18, с. 77]. В начале 1863 г. по северным уездам Таврической губернии прока-тилась еще одна волна протестов недовольных реформой крестьян. Следует отме-тить, что все эти волнения зафиксированы на материковой части Таврической гу-бернии – в селах Князе-Григорьевка и Завадовка Днепровского уезда, а в Крыму подобных массовых выступлений крестьян зафиксировано не было.

  • основном в Таврической губернии в точности было выполнено Законоположе-ние 19 февраля 1861 г. В 1865 г. категорию свободных сельских обывателей (кре-стьян – собственников) составили 13514 чел., то есть 64 % бывших крепостных в Крыму за 4 года стали свободными [19, с. 127]. Свидетельством того, что осво-бождение крестьян было проведено с учетом интересов и для блага не только по-мещиков, но и крестьян, является прошедший, в основном, мирный процесс прове-дения реформы, в то время, как в Америке за освобождение невольников из рабства кипела многолетняя братоубийственная война.

Проведение реформы сыграло значительную роль в социальном и экономиче-ском развитии региона, а также поспособствовало укреплению позиций Российской империи на международной арене. Освобождение крестьян дало новый толчок раз-витию промышленного комплекса, внутренней и внешней торговли, предпринима-тельству. Современники крестьянскую реформу 1861 г. назвали «великой», так как она принесла свободу более чем 30 млн. крепостных крестьян империи, и Россия встала на путь развития буржуазных отношений, формирования гражданского об-щества, экономической модернизации страны.

Проведенное в статье исследование представляет свидетельство того, что даль-нейшее совершенствование закрепленных в Конституции РФ стандартов в области прав человека, невозможно без учета исторического опыта собственного правосо-знания и законотворчества в регулировании этих вопросов в прошлом [20, с. 255-263]. Бездумное и механическое копирование норм европейского или американско-го законодательства, без учета собственной историко-правовой традиции, не даст ожидаемого эффекта в вопросах регулирования гражданских прав (в нашем случае правового положения крестьян), ибо, как справедливо отмечает известный историк права И.Д. Беляев: «законы должны вытекать из исторической жизни народа» [21, с. 22]. Анализ внутреннего процесса основной гражданской социально-экономической реформы второй половины XIX в. в России показывает, как следует строить поли-тику правительства, используя исторический опыт развития России, сохранить гос-ударство и создать в нем достойные условия для настоящего и будущего поколений Великой страны.

Список литературы:

1. Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства» от 29.12.2006 N 264-ФЗ (последняя редакция). // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_64930/ (дата обращения 27.05.2022)

2. Софроненко К. А. Крестьянская реформа в России 1861 года: Сб. законодательных актов. – М.: Гос-юриздат, 1954. – 494 с.

3. Полное собрание законов Российской империи (далее ПСЗ). Том XXI. С 1781 по 1783. №15.708. – СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. 1830. – С. 897-898.

4.Тихомиров М. Н. Соборное уложение 1649 года: Учеб. пособие для высш. школы / М. Н. Тихомиров,

П. П. Епифанов. – Москва : Изд-во Моск. ун-та, 1961. – 444 с

5. Киян М. Ш. Судебная система Таврической губернии по реформе 1864 г. «Крым в истории государ-ства и права России (к 235-летию присоединения полуострова к Российской Федерации)». Материалы Всероссийского круглого стола 29 ноября 2018 г. – М.: РГУП, 2019. – 212 с.

Киян М. Ш., Хутько Т. В.

6. Крым от древности до наших дней. Айбабина Е. А., Андросов С.А., Ахметова Э. А. др.; гл. ред. Э.Б. Петрова; авт. и рук. проекта В.Б. Костюкевич. – Симферополь, Феодосия. – Издательство: Черномор-

ПРЕСС, Коктебель, 2010. – 655 с.

7. Тройницкий А. Г. О числе крепостных людей в России. – СПб.: тип.

Мин. внутр. дел, 1858. – 38 с.

8. Маркевич А. И. Освобождение крестьян в Таврической губернии // ИТУАК. – Симферополь, 1912. – № 47. – С. 1-65.

9. Крепостное население России, по 10 всенародной переписи. Статистическое исследование А. Трой-ницкого. – СПб: Тип. Карла Вульфа, 1861. – 92 с.

  1. Кузьмина Л. Л. Процесс формирования категории крепостного крестьянства в Крыму и его поло-жение в конце XVIII — первой половине XIX веков // Гуманитарная парадигма № 4 (7) — декабрь 2018. – С. 99 -107.
  2. Семенов Н. П. Освобождение крестьян в царствование императора Александра II. Хроника дея-тельности комиссий по крестьянскому делу Семенова. – Том 1. – Санкт-Петербург: издательство М.Е. Комарова, 1889. – 848 с.
  3. Российское законодательство X-XX веков. Том 7. Документы крестьянской реформы. / Чистяков О.И. – М.: Юрид. лит., 1989. – 816 с.
  4. История государства и права России: учеб./ В. М. Клеандрова, Р. С. Мулукаев [и др.]; под. ред. Ю. П. Титова. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. – 196 с.
  5. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Том XXXVI. Отделение первое. 1861. №36662. – Санкт-Петербург: типография Собственной Е.И.В. Канцелярии, 1863. С.233.
  6. Государственное казенное учреждение Республики Крым «Государственный архив Республики Крым» (далее — ГКУ ГА РК). – Ф. 109. – Оп. 201. – Д. 232. – Л.1.
  7. ГКУ ГА РК. – Ф. 44. – Оп. 1. – Д. 12. – Л. 21.
  8. ГКУ ГА РК. – Ф 109. – Оп. 201. – Д. 116. – Л. 94.
  9. Максименко М. М. Крестьянское движение в Таврической губернии накануне и после отмены кре-постного права. – Симферополь: Крымиздат, 1957. – 102 с.
  10. Михайлова Н. В. Отечественная история: учеб. Пособие для ВУЗов. – М.: Кнорус, 2010. – 189 с.
  11. Елькин С. В. Особенности правового регулирования земельных отношений на территории Респуб-лики Крым: практика Конституционного Суда Российской Федерации // Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2017. – Т. 3 (69). № 1. – С.

255-263.

  1. Беляев И. Д. История русского законодательства. Серия «Мир культуры, истории и философии. – СПб.: издательство «Лань», 1999. – 640 с.

Kiyan M. S., Khutko T. V. The concept of the peasant reform of 1861 in Crimea: expected results and reality // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 2. – Р. 29-38.

The implementation of the main directions of the state socio-economic policy at the present stage of the Russian Federation necessitated the appeal to the historical and legal experience of economic transformations, the organization of life and everyday life of the Russian peasantry as a result of the peasant reform in the Rus-sian Empire in 1861. The authors, based on a wide range of sources, present a comprehensive analysis of measures to liberate the peasants of southern Russia, in particular the Crimea, from the state of serfdom. In the process of studying statistical data, the total number of serfs of the Tauride province by counties on the eve of the reform was 6% of the total rural population of the province, which indicated an insignificant proportion of serfs in the region compared to other central provinces of the empire. The personal composition of the Tauride nobility was revealed, which was actively involved in the process of developing the provisions of the project for the liberation of peasants in the province, which was among the first to enter the editorial commissions of the Main Committee by March 17, 1859. The Tauride position corresponded to the general imperial standards, but it had some differences. All estates in the Tauride province were conditionally divided into 3 categories with an indication of the upper and lower threshold for each of the categories. The size of the field allotment, which the peasants received for permanent use, varied from 3 to 7 dessiatines of land per male soul. At the same time, the serfs of the estates of the southern coast of the Crimea did not receive allotments. After four years of reform, 64% of former serfs in Crimea entered the category of free rural inhabitants, having received personal freedom. Evidence that the reform in the Crimea was peaceful is the lack of data on the performances of peasants. While the materials of archival sources record mass unrest of peasants on the mainland of the Tauride province, dissatisfied with the results of the reform, which may be explained by the significant losses of peasants of fertile arable land. As a result of the peasant reform, Russia received a powerful impetus for further economic modernization of the country.

Keywords: Tauride province, peasant reform, serf peasant, Manifesto, Emperor Alexander II, Crimea, land allotment, world intermediaries, world plot, charter.

37

Концепция проведения крестьянской реформы…

Spisok literatury:

  1. Federal’nyj zakon «O razvitii sel’skogo hozyajstva» ot 29.12.2006 N 264-FZ (poslednyaya redakciya). // URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_64930/ (data obrashcheniya 27.05.2022)
  2. Sofronenko K. A. Krest’yanskaya reforma v Rossii 1861 goda: Sb. zakonodatel’nyh aktov. – M.: Go-syurizdat, 1954. – 494 s.
  3. Polnoe sobranie zakonov Rossijskoj imperii (dalee PSZ). Tom XXI. S 1781 po 1783. №15.708. – SPb.: Tipografiya II Otdeleniya Sobstvennoj Ego Imperatorskogo Velichestva Kancelyarii. 1830. – S. 897-898.
  4. Tihomirov M. N. Sobornoe ulozhenie 1649 goda: Ucheb. posobie dlya vyssh. shkoly / M. N. Tihomirov, P. P. Epifanov. – Moskva : Izd-vo Mosk. un-ta, 1961. – 444 s
  5. Kiyan M. Sh. Sudebnaya sistema Tavricheskoj gubernii po reforme 1864 g. «Krym v istorii gosudarstva i prava Rossii (k 235-letiyu prisoedineniya poluostrova k Rossijskoj Federacii)». Materialy Vserossijskogo kruglogo stola 29 noyabrya 2018 g. – M.: RGUP, 2019. – 212 s.
  6. Krym ot drevnosti do nashih dnej. Ajbabina E. A., Androsov S.A., Ahmetova E. A. dr.; gl. red. E.B. Pe-trova; avt. i ruk. proekta V.B. Kostyukevich. – Simferopol’, Feodosiya. – Izdatel’stvo: ChernomorPRESS, Koktebel’, 2010. – 655 s.
  7. Trojnickij A. G. O chisle krepostnyh lyudej v Rossii. – SPb.: tip.

Min. vnutr. del, 1858. – 38 s.

  1. Markevich A. I. Osvobozhdenie krest’yan v Tavricheskoj gubernii // ITUAK. – Simferopol’, 1912. – №
  2. – S. 1-65.
  3. Krepostnoe naselenie Rossii, po 10 vsenarodnoj perepisi. Statisticheskoe issledovanie A. Trojnickogo. – SPb: Tip. Karla Vul’fa, 1861. – 92 s.
  4. Kuz’mina L. L. Process formirovaniya kategorii krepostnogo krest’yanstva v Krymu i ego polozhenie v konce XVIII — pervoj polovine XIX vekov // Gumanitarnaya paradigma № 4 (7) — dekabr’ 2018. – S. 99 -107.
  5. Semenov N. P. Osvobozhdenie krest’yan v carstvovanie imperatora Aleksandra II. Hronika deyatel’nosti komissij po krest’yanskomu delu Semenova. – Tom 1. – Sankt-Peterburg: izdatel’stvo M.E. Komarova, 1889.

– 848 s.

  1. Rossijskoe zakonodatel’stvo X-XX vekov. Tom 7. Dokumenty krest’yanskoj reformy. / Chistyakov O.I. –

M.: Yurid. lit., 1989. – 816 s.

  1. Istoriya gosudarstva i prava Rossii: ucheb./ V. M. Kleandrova, R. S. Mulukaev [i dr.]; pod. red. Yu. P. Titova. – M.: TK Velbi, Izd-vo Prospekt, 2005. – 196 s.
  2. Polnoe sobranie zakonov Rossijskoj imperii. Sobranie vtoroe. Tom XXXVI. Otdelenie pervoe. 1861. №36662. – Sankt-Peterburg: tipografiya Sobstvennoj E.I.V. Kancelyarii, 1863. S.233.
  3. Gosudarstvennoe kazennoe uchrezhdenie Respubliki Krym «Gosudarstvennyj arhiv Respubliki Krym»

(dalee — GKU GA RK). – F. 109. – Op. 201. – D. 232. – L.1.

  1. GKU GA RK. – F. 44. – Op. 1. – D. 12. – L. 21.
  2. GKU GA RK. – F 109. – Op. 201. – D. 116. – L. 94.
  3. Maksimenko M. M. Krest’yanskoe dvizhenie v Tavricheskoj gubernii nakanune i posle otmeny krepostnogo prava. – Simferopol’: Krymizdat, 1957. – 102 s.
  4. Mihajlova N. V. Otechestvennaya istoriya: ucheb. Posobie dlya VUZov. – M.: Knorus, 2010. – 189 s.
  5. El’kin S. V. Osobennosti pravovogo regulirovaniya zemel’nyh otnoshenij na territorii Respubliki Krym: praktika Konstitucionnogo Suda Rossijskoj Federacii // Uchenye zapiski Krymskogo federal’nogo universiteta imeni V. I. Vernadskogo Yuridicheskie nauki. – 2017. – T. 3 (69). № 1. – S. 255-263.
  6. Belyaev I. D. Istoriya russkogo zakonodatel’stva. Seriya «Mir kul’tury, istorii i filosofii. – SPb.: iz-datel’stvo «Lan’», 1999. – 640 s.

.