К вопросу об ответственности за незаконный оборот наркотических средств с применением информационно-телекоммуникационной сети Интернет: сравнительно-правовой аспект

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

К вопросу об ответственности за незаконный оборот…

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 2. – С. 366–371.

УДК 343.2

К ВОПРОСУ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕЗАКОННЫЙ ОБОРОТ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ С ПРИМЕНЕНИЕМ ИНФОРМАЦИОННО-

ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННОЙ СЕТИ ИНТЕРНЕТ: СРАВНИТЕЛЬНО-

ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Параев И. Г., Галкин А. Г.

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет имени И. Т. Трубилина

  • статье проанализированы нормы действующего российского, иностранного и международного законодательства в части ответственности за незаконный оборот наркотических средств. Исследовате-ли рассматривают такие понятия как «незаконное распространение наркотиков», «незаконный оборот наркотических средств», «распространение наркотиков», проводя сравнение дефиниций отечественно-го и иностранного законодательства. Особое внимание авторы обратили на применение современных технологий, а именно информационно-телекоммуникационной сети Интернет в части самого популяр-ного канала для распространения (сбыта) наркотических средств. Также приводятся в качестве приме-ра правового регулирования законодательство США, Китая, Чешской и Французской республик.

На основании вышеизложенного, авторы предлагают перенять опыт Франции и других государств (Великобритании, ФРГ, КНР, Канады и иных) в части введения в УК РФ ответственности для юриди-ческих лиц, а также рассмотреть возможность на введение ответственности в УК РФ за пропаганду наркотических средств.

Ключевые слова: уголовный закон, наркопреступления, информационно-телекоммуникационная сеть Интернет, международное право, зарубежное законодательство.

На сегодняшний день в России базисом правового регулирования отношений, связанных с оборотом наркотических средств, выступает Федеральный закон от 08.01.1998 г. № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» (да-лее – ФЗ № 3), а также УК Российской Федерации и нормы международного права.

    • рамках ФЗ № 3 под незаконным оборотом наркотических средств понимается разработка, производство, изготовление, переработка, хранение, перевозка, пере-сылка, отпуск, реализация, распределение, приобретение, использование, ввоз на территорию РФ и вывоз с территории РФ, уничтожение наркотических средств, психотропных веществ, разрешенные и контролируемые в соответствии с действу-ющим законодательством [1]. Так, в свою очередь, подобное понятие закреплено и в Единой Конвенции о наркотических средствах 1961 г., в которой культивирование или иное действие по сбыту наркотиков в нарушение Конвенции именуется как не-законный оборот [2].

Следует отметить, что помимо рассматриваемого выше понятия, встречается также такой термин как «незаконное распространение наркотиков». Нормы между-народного права не содержат дефиниции, раскрывающей его содержание, однако отечественные подзаконные акты, такие как Указ Президента РФ от 23.11.2020 г. № 733 «Об утверждении Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации на период до 2030 года», Указ Президента РФ от 02.07.2021

  • № 400 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» содер-жат словосочетание распространение наркотиков [3; 4].

Кроме того, в научной литературе термин «распространение наркотиков» рас-сматривается неоднозначно и без раскрытия его сущности. Так, есть правоведы, от-носящие это словосочетание к деяниям, связанным с продажей и приобретением

Параев И. Г., Галкин А. Г.

наркотиков, учитывая тем самым хранение, предложение, предложение с целью из-влечения выгоды, а другие трактуют его с позиции распространения наркомании. Как указывает Державина В., в силу увеличения круга действия сферы влияния наркотических средств и способом сделать более доступными и узнаваемыми стал применяться термин «распространение наркотиков». Также автор подчеркивает, что этот термин стал синонимом сбыта [6].

Одними из самых распространенных в сфере незаконного оборота наркотиков в настоящее время являются преступления с применением информационно-телекоммуникационной сети Интернет. С помощью развития информационных тех-нологий злоумышленники, используя их, пытаются скрыть свою личность и остать-ся безнаказанными.

Исследуя правовое регулирование указанной проблематики в иностранных госу-дарствах, следует отметить следующее, что, например, в США в качестве квалифи-цирующего признака определенных наркопреступлений выступает применение ин-формационно-телекоммуникационной сети Интернет. Ярким отличием американ-ского от отечественного законодательства является выделение применения инфор-мационно-телекоммуникационной сети Интернет в отдельном подразделе, связан-ном с рекламой. В качестве цели рекламы американский законодатель указал поиск, предложение незаконного получения, приобретения или распространения контро-лируемой субстанции [7, с. 28]. Российский законодатель в свою очередь преду-смотрел административную ответственность, закрепленную в ст. 6.13 КоАП РФ [8]. Указанные противоправные деяния охватываются терминами пропаганды или неза-конной рекламы наркотиков. Диспозиция данной нормы – бланкетная, соответ-ственно дефиниция пропаганды (незаконной рекламы) наркотиков содержится в других нормативно-правовых актах.

    • ст. 46 ФЗ № 3 дается определение «пропаганда наркотических средств». Одна-ко законодатель предусмотрел и исключения из указанной нормы. Так, например, в соответствии со статьей 6.13 КоАП РФ распространение в специализированных из-даниях, предназначенных для работников сферы здравоохранения, сведений о раз-решенных к применению в медицинских целях наркотических средствах, психо-тропных веществах и их прекурсорах.

На основании ст. 3 Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» ре-кламой является информация, распространяемая любым способом, в любой форме и

  • использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование и поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке; под ненадлежащей ре-кламой – реклама, не соответствующая требованиям законодательства РФ [9].

Следует подчеркнуть, что законом РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах мас-совой информации» введен запрет на распространение в СМИ, в информационно-телекоммуникационных сетях сведений о способах, методах разработки, изготовле-ния и использования, местах приобретения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, пропаганда каких-либо преимуществ применения опре-деленных наркотиков, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, а также распространение другой информации, распространение которой запрещено россий-ским законодательством [10].

367

К вопросу об ответственности за незаконный оборот…

УК РФ квалифицирует любые действия, направленные на возбуждение у иного лица желания потребления наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (включая уговоры, предложения, совет, обман, психическое и физическое насилие и прочее), совершаемые с замыслом принуждения к их употреблению гражданином, находящимся под воздействием, то есть склонение к потреблению запрещенных законом веществ (ст. 230 УК РФ). Отметим, что и тут парламентарии ввели исключение в части пропаганды использования в целях профилактики инфек-ционных заболеваний, определенных вспомогательных средств и оборудования, использующихся для потребления наркотических средств и психотропных веществ, при условии совершения указанных действий по согласованию с органами государ-ственной власти (министерство здравоохранения и министерство внутренних дел) [11].

Приведем пример из судебной практики. Р, проживала в Челябинске и занима-лась незаконным сбытом наркотических средств посредством сети Интернет. Со-гласно показаниям Р., данными в судебном заседании, она с помощью знакомого ей А. создала веб-сайт для продажи наркотических средств. Также, помимо этого, А. помог Р. с приобретением и транспортировкой партии «товара», доставив его в квартиру Р., где она осуществляла фасовку и смешивала их со специями в необхо-димых пропорциях. По окончанию процесса фасовки Б. и В. производили закладки

  • разных районах города Челябинска. После поступления оплаты от покупателя на киви-кошелек, Р. сообщала им посредством приложения ISQ место нахождения наркотических средств. Вывод денежных средств с электронного кошелька осу-ществлялся через банковскую карту.
    • учетом того, что Р. активно сотрудничала со следствием, предоставила пароль от ноутбука, рассказала о тайниках, тем самым 25 покушений на преступления не были доведены до логического завершения. Приговором Калининского районного суда г. Челябинска от 14.01.2019 Р. признана виновной в совершении 17 преступле-ний, предусмотренных п.п. «а, г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ; 25, предусмотренных п.п. «а, г» ч.4 ст. 228.1 УК РФ, ч.3 ст. 30 УК РФ, а также п. «а» ч.2 ст. 230 УК РФ в соответ-ствии с ч.3 ст. 69 УК РФ и осуждена на 12 лет 6 месяцев лишения свободы с отбы-ванием наказания в колонии общего режима [12]. Данный приговор, по нашему мнению, довольно мягкий в силу большой общественной опасности противоправ-ной деятельности, которой занималась осужденная с применением сети Интернет.

На основании изложенного, можно сделать вывод о том, что фундаментальным отличием отечественного уголовного закона выступает установление уголовной от-ветственности за распространение информации о наркотических средствах лишь при наличии умысла на изъявление желания или принуждения иного гражданина к употреблению запрещенных законом средств и веществ. Если указанные действия имеют место быть и адресованы неопределенному кругу лиц, то они являются ре-кламой и не преследуются по в соответствии с уголовным законом.

Рассматривая уголовный закон Чешской республики, следует обратить внима-ние, что использование компьютерных сетей (в том числе информационно-телекоммуникационной сети Интернет) является квалифицирующим признаком при совершении противоправного деяния, заключающегося в распространении нарко-мании. Так, чешский законодатель предусмотрел уголовную ответственность в виде лишения свободы на срок от 1 до 5 лет или наложение денежного штрафа за соблаз-

Параев И. Г., Галкин А. Г.

нение иного гражданина злоупотреблять алкоголем, наркотиками, вызывающими привыкание либо зависимость или иное поощрение злоупотребление подобными веществами или их распространение с применением публичных компьютерных се-тей [13]. Безусловно, анализируемая норма схожа по формулировке со ст. 230 УК РФ, но ее отличие проявляется в том, что согласно уголовному законодательству Чехии склонение как таковое к употреблению не персонифицировано и не направ-лено на конкретное лицо как предусмотрено российским законодательством. Дума-ется, правильным будет использовать термин «реклама» к данной норме чешского права, так как она направлена на неопределенный круг лиц.

Интересен для анализа законодательство Французской республики, в котором отсутствует применение информационно-телекоммуникационной сети Интернет в качестве квалифицирующего признака состава преступления. Кроме того, француз-ский законодатель установил уголовную ответственность для провайдеров (компа-ний, предоставляющих услуги по доступу в сеть Интернет) за предоставление хо-стинга неидентифицированным пользователям [14]. Можно сделать вывод, что дан-ный подход ликвидирует анонимность и вводит цензуру на уровне провайдера.

    • УК Франции закреплена уголовная ответственность юридических лиц, напри-мер, в ст. 222-42. Таким образом, если следствие установит причастность провайде-ра либо определенного сайта к незаконному обороту наркотиков, их могут привлечь
  • уголовной ответственности. При этом, данная ответственность юридического лица не исключает подобной ответственности гражданина. Предлагаем перенять опыт Франции и других государств (Великобритании, ФРГ, КНР, Канады и иных) в части введения в УК РФ ответственности для юридических лиц. Безусловно, на наш взгляд, это позволит под угрозой наказания пресечь данную деятельность в сети Интернет при установлении причастности провайдера либо веб-сайта к организации незаконного оборота наркотиков.

Подобным образом обстоит ситуация и в Китае. Прохождение цензуры, в том числе приветствие самоцензуры, осуществляют в КНР. Китайскую систему интер-нет-регулирования часто именуют как «великая китайская веб-стена». Ее структура включает в себя множество серверов, функционирующих на интернет-канале, про-водя фильтрацию трафика, передающегося по нему. Политическая власть Китая в лице единственной правящей силы – Коммунистической партии – активно вмеши-вается в деятельность веб-порталов в Сети при совершении последними действий, направленных на нарушение действующего законодательства КНР. В китайский уголовный закон включено 9 статей, связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Подчеркнем, что китайский законодатель в рассматриваемой категории преступ-лений не выделил как квалифицирующий признак – применение сети Интернет, но при этом закрепил довольно жесткие меры ответственности вплоть до смертной казни. Например, ст. 347 УК КНР предусмотрена ответственность за контрабанду, продажу, транспортировку и производство наркотический средств, которая, к слову, наступит вне зависимости от количества [15]. За совершение данных противоправ-ных деяний грозит лишение свободы на срок до пятнадцати лет, бессрочное лише-ние свободы либо смертная казнь. Необходимо обратить внимание, что количество наркотических средств определяется исходя из фактического количества, то есть перерасчет как в РФ на химически чистый вес не осуществляется. Думается, что

369

К вопросу об ответственности за незаконный оборот…

подобная жесткость наказания в данной категории преступления вполне оправдана, иначе подобное крайне сложно будет искоренить.

На основании вышеизложенного, видится целесообразным, рассмотрев опыт США, Чехии в части установления законодателем такого квалифицирующего при-знака как применение информационно-телекоммуникационной сети Интернет для наступления более строго наказания в силу публичности указанной сети. Помимо этого, нам думается, что следует рассмотреть возможность на введение ответствен-ности в УК РФ за пропаганду наркотических средств. Прежде всего, это позволит создать юридический механизм привлечения к уголовной ответственности владель-цев сайтов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, используемых для пропаганды наркотических средств, так как в реальности закрытие доступа к веб-сайтам на уровне провайдера зачастую не гарантирует прекращение его работы.

Список литературы:

  1. О наркотических средствах и психотропных веществах: федеральный закон от 08.01.1998 г. № 3-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 12.01.1998. № 2. Ст. 219.
  2. Единая конвенция о наркотических средствах 1961 года с поправками, внесенными в нее в соответ-ствии с Протоколом 1972 года о поправках к Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года

(Заключена в

г. Нью-Йорке 30.03.1961) // Собрание законодательства РФ. 29.05.2000. № 22. Ст. 2269.

  1. Указ Президента РФ от 23.11.2020 г. № 733 «Об утверждении Стратегии государственной анти-наркотической политики Российской Федерации на период до 2030 года» // Собрание законодательства РФ. 30.11.2020. № 48. Ст. 7710.
  2. Указ Президента РФ от 02.07.2021 г. № 400 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 05.07.2021. № 27 (часть II). Ст. 5351.
  3. Державина В. Незаконный сбыт наркотических средств // www.legalneed.ru. URL: http://www.legalneed.ru/info/criminallaw/sbit_narkotikov/ (Дата доступа: 12.11.2022)
  4. Паламарчук А.В. Регулирование правоотношений в сети Интернет в зарубежных странах [Текст] // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. № 6 (32) 2012 — М., 2012. — С. 28.
  5. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: федеральный закон от

30.12.2001 № 195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 07.01.2002. № 1 (ч. 1). Ст. 1.

  1. О рекламе: федеральный закон от 13.03.2006 № 38-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 20.03.2006. № 12. Ст. 1232.
10. О средствах массовой информации: закон РФ от 27.12.1991
№ 2124-1 // Российская газета. № 32. 08.02.1992.
  1. Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. № 25. Ст. 2954.
  2. Приговор Калининского районного суда г. Челябинска по делу

№ 1-155/2019 [Электронный ресурс] URL: http://kalin.chel.sudrf.ru/ (Дата доступа 12.11.2022).

  1. CRIMINAL CODE OF THE CZECH REPUBLIC // [Электронный ресурс] URL: http://www.ejtn.eu/PageFiles/6533/Criminal%20Code%20of%20the%20Czech%20 Republic.pdf(Дата до-ступа: 12.11.2022).
  2. Codepénal // CJOINT.COM. [Электронный ресурс] URL:

http://www.cjoint.com/doc/16_01/FAhnIM1xInM_codepenal2016.pdf (Дата доступа 12.11.2022).

  1. Уголовный кодекс Китайской Народной Республики. 2-е изд. — М.: ООО «ЮРИДИЧЕСКАЯ ФИРМА КОНТРАКТ». 2021. С. 312.

Paraev I.G., Galkin A.G. On the issue of responsibility for illicit drug trafficking using the internet information and telecommunications network: comparative legal aspect // Scientific notes of V. I. Ver-nadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 2. – Р. 366–471.

This article analyzes the norms of the current Russian, foreign and international legislation in terms of li-ability for illegal drug trafficking. Researchers consider such concepts as «illicit distribution of drugs», «illicit drug trafficking», «distribution of drugs» by comparing the definitions of domestic and foreign legislation. The authors paid special attention to the use of modern technologies, namely the Internet information and tele-communication network in terms of the most popular channel for the distribution (sale) of narcotic drugs. Also given as an example of legal regulation is the legislation of the United States, the China, the Czech and French Republics.

Based on the foregoing, the authors propose to adopt the experience of France and other states (Great Britain, Germany, China, Canada and others) in terms of introducing liability for legal entities into the Crimi-

Параев И. Г., Галкин А. Г.

nal Code of the Russian Federation, and also consider the possibility of introducing liability in the Criminal Code of the Russian Federation for the promotion of narcotic drugs.

Key words: criminal law, drug crimes, information and telecommunication network Internet, interna-tional law, foreign legislation.

Spisok literatury:

  1. O narkoticheskih sredstvah i psihotropnyh veshchestvah: federal’nyj zakon ot 08.01.1998 g. № 3-FZ // So-branie zakonodatel’stva Rossijskoj Federacii. 12.01.1998. № 2. St. 219.
  2. Edinaya konvenciya o narkoticheskih sredstvah 1961 goda s popravkami, vnesennymi v nee v sootvetstvii s Protokolom 1972 goda o popravkah k Edinoj konvencii o narkoticheskih sredstvah 1961 goda (Zaklyuchena v g. N’yu-Jorke 30.03.1961) // Sobranie zakonodatel’stva RF. 29.05.2000. № 22. St. 2269.
  3. Ukaz Prezidenta RF ot 23.11.2020 g. № 733 «Ob utverzhdenii Strategii gosudarstvennoj antinarkoticheskoj politiki Rossijskoj Federacii na period do 2030 goda» // Sobranie zakonodatel’stva RF. 30.11.2020. № 48. St.

7710.

  1. Ukaz Prezidenta RF ot 02.07.2021 g. № 400 «O Strategii nacional’noj bezopasnosti Rossijskoj Federacii» // Sobranie zakonodatel’stva RF. 05.07.2021. № 27 (chast’ II). St. 5351.
  2. Derzhavina V. Nezakonnyj sbyt narkoticheskih sredstv // www.legalneed.ru. URL: http://www.legalneed.ru/info/criminallaw/sbit_narkotikov/ (Data dostupa: 12.11.2022)
  3. Palamarchuk A.V. Regulirovanie pravootnoshenij v seti Internet v zarubezhnyh stranah [Tekst] // Vestnik

Akademii General’noj prokuratury Rossijskoj Federacii. № 6 (32) 2012 — M., 2012. — S. 28.

  1. Kodeks Rossijskoj Federacii ob administrativnyh pravonarusheniyah: federal’nyj zakon ot 30.12.2001 №

195-FZ // Sobranie zakonodatel’stva RF. 07.01.2002. № 1 (ch. 1). St. 1.

  1. O reklame: federal’nyj zakon ot 13.03.2006 № 38-FZ // Sobranie zakonodatel’stva RF. 20.03.2006. № 12.

St. 1232.

  1. O sredstvah massovoj informacii: zakon RF ot 27.12.1991

№ 2124-1 // Rossijskaya gazeta. № 32. 08.02.1992.

  1. Ugolovnyj kodeks Rossijskoj Federacii: federal’nyj zakon ot 13.06.1996 № 63-FZ // Sobranie za-konodatel’stva RF. 17.06.1996. № 25. St. 2954.
  2. Prigovor Kalininskogo rajonnogo suda g. CHelyabinska po delu

№ 1-155/2019 [Elektronnyj resurs] URL: http://kalin.chel.sudrf.ru/ (Data dostupa 12.11.2022).

13. Criminal Code of the Czech Republic // [Elektronnyj resurs] URL: http://www.ejtn.eu/PageFiles/6533/Criminal%20Code%20of%20the%20Czech%20 Republic.pdf(Data dostu-pa: 12.11.2022).

14. Codepénal // CJOINT.COM. [Elektronnyj resurs] URL:

http://www.cjoint.com/doc/16_01/FAhnIM1xInM_codepenal2016.pdf (Data dostupa 12.11.2022).

  1. Ugolovnyj kodeks Kitajskoj Narodnoj Respubliki. 2-e izd. — M.: OOO «Yuridicheskaya firma kontrakt». 2021. S 312.

.

371