К вопросу об особенностях регулирования трудовых правоотношений, осложненных иностранным элементом

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

К вопросу об особенностях регулирования…

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 3. – С. 418–425.

УДК 341.9

К ВОПРОСУ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ РЕГУЛИРОВАНИЯ ТРУДОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ, ОСЛОЖНЕННЫХ ИНОСТРАННЫМ ЭЛЕМЕНТОМ

Трифонова К. В.

Крымский филиал ФГБОУВО «РГУП»

Значительное увеличение количества трудящихся мигрантов как в мире, так и в нашем государстве ставит достаточно остро вопросы урегулирования трудовых отношений с ними. Международная гло-бализация в целом, и миграционная, в частности, интеграция правовых систем большинства стран ми-ра, взаимозависимость экономических и дипломатических процессов, вопросы международного тру-дового права в контексте применения труда иностранных граждан и лиц без гражданства сохраняют свою актуальность. Если в прошлом остро стояли вопросы о правовой защищенности, воспитании трудовой культуры среди граждан родного государства, то в связи с всеобщей глобализацией обще-ства, экономической интеграцией государств, технологических цепочек все чаще назревают вопросы о регулировании вопросов трудовых прав иностранных граждан, а также вопросы международной тру-довой миграции. Необходимо также акцентировать внимание на том, что регулирование трудовой ми-грации является одним из ключевых аспектов в контексте реализации суверенитета государства.

Анализ норм, регулирующих трудовые отношения, осложненные иностранным элементом, позво-ляет сделать вывод о том, что в Российской Федерации существует несколько проблем, которые обу-славливают трудности правового регулирования указанной сферы: отсутствие последовательного док-тринального подхода относительно принадлежности норм, регулирующих трудовую деятельность иностранных граждан; отсутствие в национальном законодательстве четко сформулированных колли-зионных норм в сфере трудовых отношений; отсутствие единства в понимании принципов территори-альности, национального режима при регулировании трудовых отношений с иностранным элементом. Ни закон, не сложившаяся юридическая доктрина по данному вопросу не пришли к аргументирован-ным и устойчивым ответам.

Ключевые слова: миграция, трудовые ресурсы, иностранец, апатрид, право на труд, трудовые правоотношения.

На современном этапе, несмотря на международную глобализацию в целом, и миграционную в частности, интеграцию правовых систем большинства стран мира, взаимозависимость экономических и дипломатических процессов, вопросы между-народного трудового права в контексте применения труда иностранных граждан и лиц без гражданства сохраняют свою актуальность. Если в прошлом остро стояли вопросы о правовой защищенности, воспитании трудовой культуры среди граждан родного государства, то в связи с всеобщей глобализацией общества, экономиче-ской интеграцией государств, технологических цепочек все чаще назревают вопро-сы о регулировании вопросов трудовых прав иностранных граждан, а также вопро-сы международной трудовой миграции.

Необходимо также акцентировать внимание на том, что регулирование трудовой миграции является одним из ключевых аспектов в контексте реализации суверени-тета государства. Хотя это и не бесспорно с философской точки зрения, безуслов-ным остается мнение о том, что современные государства склонны считать себя ис-ключительно компетентными в регулировании внешней трудовой миграции. Такое правовое регулирование обусловлено различными целями, прежде всего, в социаль-но-экономическом секторе страны.

Как правило, представители государственной власти предпринимают попытки контролировать приток и отток рабочей силы при помощи контрольно-надзорных

Трифонова К. В.

мероприятий, чтобы предотвратить диспропорции на рынке труда, обеспечить национальную безопасность. Эта озабоченность со стороны государства относиться исключительно к количеству убывающих или прибывающих иностранных работни-ков, например, когда страны-доноры высококвалифицированных кадров, страны-эмиграции пытаются предотвратить утечку мозгов. Но при этом наряду с импера-тивным методом регулирования исследуемых процессов, имеется и диспозитивная составляющая, которая состоит в том, что создаются такие условия, при которых активно используется иностранные трудовые ресурсы, поддерживается междуна-родная трудовая миграция, имеется мобильная возможность использовать рабочую силу, в некотором роде являются частью государственного регулирования.

Вопросы регулирования трудовых правоотношений с иностранными гражданами являлись основными для преобладающего числа населения государств в минувшем столетии, в связи с политической нестабильностью, разобщённостью мировых дер-жав, как следствие явило порождение глобальных военных конфликтов (1914-1918, 1939-1945 гг.), экономических кризисов (1933, 1987, 1998, гг.), что выявило слабую правовую защищенность, законодательное неурегулирование мер государственной поддержки трудящихся в кризисные моменты, расовой и половой дискриминации, которая фактически сохраняется и на сей день, в том числе в России.

  • связи с необходимостью детального урегулирования отношений с иностран-ным элементом в сфере международной трудовой миграции, исходя из междуна-родных, государственных начал в сфере трудовых отношений с участием иностран-ных граждан, рассмотрим некоторые проблемные вопросы в рамках международной трудовой миграции [1, с. 341-345].

1. Первая проблема, ключевая можно сказать, является в неразвитой законода-тельной базе международной трудовой миграции в РФ, а именно сложности проце-дуры получения разрешения на работу для иностранных граждан, к тому же не со-зданы условия для привлечения трудовых мигрантов и мер по их экономическому удержанию в государстве, предотвращая утечку кадров, особенно квалифицирован-ных специалистов. Так, в 2020 г. на основании разрешения на работу были получе-ны уведомления о заключении трудового договора с 42 346 иностранных граждана-ми и лицами без гражданства, тогда как без разрешения на работу поступило поряд-ка 558 294 заявок. В 2021 г. ситуация только усугубилась, на 67 515 заявок на осно-вании разрешения на работу пришлось 705 447 заявок без такого разрешения о за-ключении трудового договора. В 2022г. количество действительных разрешений на работу иностранным гражданам и лицам без гражданства достигло 87 162 [2].

Данные показатели и свидетельствуют о проблематичности получения разреше-ния на работу для иностранных граждан и лиц без гражданства, соответственно не-достаточно развитой законодательной базе касательно вопросов международной трудовой миграции. Решением соответственно может стать упрощения процедуры получения разрешения на работу для иностранных лиц и лиц без гражданства, в том числе снижение требований к такому получения законодательно.

2. Наличие большого количества нелегальных мигрантов, осуществляющих тру-довую деятельность соответственно незаконно, и без каких-либо правовых, соци-альных гарантий, что несомненно ущемляет базовые трудовые права иностранных граждан на равный труд и социальное обеспечение такого труда, способствует не-благоприятной обстановки выбора РФ как места трудовой миграции. Ежегодно на

419

К вопросу об особенностях регулирования…

территории РФ нелегально работает порядка 3-5 млн трудовых мигрантов [3]. Ре-шением данной проблемы может стать ужесточение правил нахождения нелегально осуществляющих трудовую деятельность иностранных граждан или наоборот – стимулирования оформления законной трудовой деятельности путем выплаты де-нежных пособий, предоставление льгот в жилищной сфере, поддержка многодетных иностранных семей в виде надбавок к заработной плате, бесплатный общественный транспорт и др.

3 Исходя как раз из-за неразработанности законодательной базы международной трудовой миграции в РФ, до сих не закреплено понятие «трудовой мигрант», «тру-дящейся-мигрант». В ст. 2 ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Рос-сийской Федерации» закреплено разве что: понятие «трудовая деятельность ино-странного гражданина» и «иностранный работник», где «иностранный работник – иностранный гражданин, временно пребывающий в Российской Федерации и осу-ществляющий в установленном порядке трудовую деятельность» [4]. Тогда как Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей в ст. 2 под трудящимся-мигрантом означает «лицо которое будет заниматься, занимается или занималось оплачиваемой деятельностью в государстве, граждани-ном которого он или она не является» [5].

Причины же, по которым регулирование международной трудовой миграции необходимо, а пробелы законодательства разрешены, вытекают из Конституции. Ст. 37 Конституции РФ – каждый имеет право на труд. Одна из основополагающих ста-тей Конституции РФ, ст. 7, провозглашает, что Россия является социальным госу-дарством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, распространяется и на трудящих-ся-мигрантов [6]. Следовательно, наше государство обязуется обеспечить достой-ный уровень жизни каждому, включая приезжающих в поиске работы иностранцев. Ст. 3 ТК РФ каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав, без какой-либо дискриминации по национальности, вероисповеданию [7], что закрепляется и в Конвенции №111 МОТ «Относительно дискриминации в области труда и занятий» [8]. При этом каждый имеет право на социальное обеспечение в предусмотренных законом случаях, исходя из ст. 165 ТК РФ и ст. 27 Международ-ной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей от 18 декабря 1990 г. [9].

    1. Из последнего вытекает проблема ратификация РФ международных договоров
  • трудовых мигрантах. Международный режим трудовой миграции определяется актами ООН, Международной организации по миграции (МОМ), Международной организации труда (МОТ). Наиболее значимыми международными актами в сфере трудовой миграции являются: Международная конвенция о защите прав всех тру-дящихся-мигрантов и членов их семей 1990 г.; Конвенция МОТ № 97 «О трудящих-ся-мигрантах»; Конвенция о злоупотреблениях в области миграции и об обеспече-нии работникам-мигрантам равенства возможностей и обращений 1975 г.; Рекомен-дации о политике в области занятости 1964 и 1984 гг.

Приведение в соответствие с международными договорами национального зако-нодательства трудовой деятельности мигрантов при этом не говорит о их ратифика-ции РФ и соответственно обязательному соблюдению. Конечно, имеются соглаше-ния между странами постсоветского пространства, регулирующие данные вопросы,

Трифонова К. В.

например Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Узбекистан о трудовой деятельности и защите прав трудящихся-мигрантов, являю-щихся гражданами РФ, в Республике Узбекистан и трудящихся-мигрантов, являю-щихся гражданами Республики Узбекистан, в РФ (Ташкент, 4.07.2007), Соглашение между Правительством РФ и Правительством Монголии о временной трудовой дея-тельности граждан одного государства на территории другого (Москва, 17.02.2012).

Дело в том, что в РФ вопросы ратификации тесно связанны с политическими и экономическими процессами в государстве. Чем больше государство ратифицирует международных договоров, тем более оно ставит международное право выше наци-онального закона. Как было исследовано, большинство вопросов международной трудовой миграции были урегулированы именно международными договорами. Уже долгое время РФ придерживалась позиции приоритета национального законо-дательства, где важным моментов явились также поправки в Конституцию РФ, по которой Конституционному Суду РФ, например, были предоставлены полномочия разрешения вопроса о возможности исполнения решений межгосударственных ор-ганов, принятых на основании положений международных договоров РФ в их ис-толковании, противоречащем Конституции РФ, в случае если это решение противо-речит основам публичного правопорядка РФ. Также, как было названо ранее, Рос-сия является одним из ключевых активных участников международных дипломати-ческих отношений, при этом политика таких отношений в последнее ведет к фор-мированию списка недружественных стран, который как раз являются основными участниками законодательного регулирования международной трудовой миграции, особенно в части государств, принимающих крупнейшие миграционные потоки в мире (напр. США). Поэтому в совокупности данных причин отечественный законо-датель не спешит к ратификации норм международного права по вопросам трудо-вой миграции, опасаясь неблагоприятных последствий, при принятии соответству-ющих обязательств в будущем.

  • настоящее время нормы международного права составляют неотъемлемую часть отечественного трудового законодательства. Так, например, ч. 4 ст. 15 Кон-ституции РФ закреплено, что «общепризнанные принципы и нормы международно-го права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федера-ции установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» [6]. ТК РФ, в свою очередь, являясь основопо-лагающим актом, регулирующим трудовые отношения на территории нашего госу-дарства, дублирует в ст. 10 положения, установленные Конституцией РФ, а также дополнительно вводит правило о том, что в случае, «если международным догово-ром Российской Федерации установлены другие правила, чем предусмотренные трудовым законодательством и иными актами, содержащими нормы трудового пра-ва, применяются правила международного договора» [7].

Не менее важными в данном контексте являются разъяснения вышестоящих су-дов, а именно Пленума ВС РФ, отраженные в Постановлении от 10.102003 №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм меж-дународного права и международных договоров Российской Федерации» [10]. Пле-нум разъяснил, что: «под общими принципами международного права следует по-нимать основные императивные нормы международного права, которые принима-

421

К вопросу об особенностях регулирования…

ются и признаются международным сообществом государств в целом, отклонения которых неприемлемо. Общепризнанная норма международного права здесь отно-сится к правилу поведения, которое международное общество государств в целом приняло и признало юридически обязательным» [10]. Анализ вышеуказанных норм позволяет сделать вывод, что коллизионно-правовое регулирование в РФ санкцио-нировано нормами отечественного законодательства. Это, в свою очередь, позволя-ет утверждать о том, что российские суды при отправлении правосудия в тех или иных ситуациях обязаны руководствоваться нормами международного права.

Вместе с тем, следует понимать, что основу правового регулирования трудовых отношений на территории того или иного государства составляют нормы нацио-нальной правовой системы [1, с. 300]. Справедливо в данном контексте утвержде-ние польского исследователя А. Святковского: «в пределах территории государства действует только национальная система трудового права и социального страхова-ния» [11, р. 13]. Так, трудовые отношения, складывающиеся между гражданами РФ, регулируются ТК РФ. Соответственно, вопрос о применении норм международного частного права к трансграничным трудовым отношениям появляется при наличии в правоотношении так называемого иностранного элемента [12, с. 15].

  • литературе на текущий момент отсутствует единое понимание понятия «ино-странный элемент. Вместе с тем, на наш взгляд, наиболее полно характеризует ука-занное правовое явление А.А, Рубанов, который делит иностранный элемент на три группы: «1) по субъектному составу (отношение работника и работодателя к раз-ным государствам); 2) по объекту (когда работник трудится на территории ино-странного государства); 3) по юридическому факту (например: необходимость в трудовом стаже)» [13, с. 28-33].

На российской правовой арене трехступенчатое деление иностранного элемента поддерживается большинством правоведов [1, с. 348]. Вместе с тем, несмотря на то, что подобного подхода придерживаются превалирующее число правоведов, среди них присутствуют ряд тех, кто к подобной классификации иностранного элемента в трудовых отношениях относятся с некоторой критикой. Важно отметить, что по общему правилу трудовое законодательство РФ распространяет свое действие на трудовые отношения иностранных граждан, если иное не установлено международ-ным договором. Ст. 11 ТК РФ гласит о том, что «трудовые отношения и иные непо-средственно связанные с ними отношения регулируются трудовым законодатель-ством и иными актами, содержащими нормы трудового права» [7].

Так же, рассматриваемая ст. 11 ТК РФ содержит общее коллизионно-нормативное предписание, основу которого составляют территориальные и нацио-нальные критерии в регулировании трудовых отношений с иностранным элемен-том. Это означает, что отношения данного рода подлежат нормативно-правовому регулированию по правилам российского законодательства (в силу их возникнове-ния на территории государства), если иное не предусмотрено Кодексом, другими федеральными законами или международным договором РФ [7].

Вместе с тем, следует обратить на особый правовой режим, касающийся трудо-вой деятельности иностранных граждан на территории РФ. Так, согласно п. 8 ст. 13 ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» рабо-тодатель или заказчик работ (услуг), привлекающие и использующие для осуществ-ления трудовой деятельности иностранного гражданина, обязаны уведомлять терри-

Трифонова К. В.

ториальный орган федерального органа исполнительной власти в сфере миграции в субъекте РФ, на территории которого данный иностранный гражданин осуществля-ет трудовую деятельность, о заключении и прекращении (расторжении) с данным иностранным гражданином трудового договора или гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг) в срок, не превышающий трех рабочих дней с даты заключения или прекращения (расторжения) соответствующего договора [4].

За нарушение указанного правила зачастую работодателей привлекают к адми-нистративной ответственности, что подтверждается многочисленной судебной практикой. Примером служит один из случаев, рассмотренный Шпаковским район-ным судом Ставропольского края в Постановлении от 14.07.2021 по делу № 5-904/2021. По материалам дела, в адрес управления по вопросам миграции ГУ МВД России по Ставропольскому краю от работодателя ИП Головина А.Д. поступило уведомление о прекращении (расторжении) трудового договора с гражданином Респ. Узбекистан Кулдошев Л.К. Угли, с нарушением формы подачи работодателем уведомления о прекращении (расторжении) трудового или гражданско-правового договора на выполнение работ (оказание услуг) с иностранным гражданином. За это правонарушение ИП Головин А.Д. был привлечен к ответственности по ч. 3 ст. 18.15 КоАП РФ [14] — нарушение установленной формы уведомления территори-ального органа федерального органа исполнительной власти, осуществляющего фе-деральный государственный контроль (надзор) в сфере миграции, о заключении или прекращении (расторжении) трудового договора или гражданско-правового догово-ра на выполнение работ (оказание услуг) с иностранным гражданином.

Таким образом, анализ норм, регулирующих трудовые отношения, осложненные иностранным элементом, позволяет сделать вывод о том, что в РФ существует не-сколько проблем, которые обуславливают трудности правового регулирования ука-занной сферы: отсутствие последовательного доктринального подхода относитель-но принадлежности норм, регулирующих трудовую деятельность иностранных граждан; отсутствие в национальном законодательстве четко сформулированных коллизионных норм в сфере трудовых отношений; отсутствие единства в понима-нии принципов территориальности, национального режима при регулировании тру-довых отношений с иностранным элементом. Ни закон, не сложившаяся юридиче-ская доктрина по данному вопросу не пришли к аргументированным и устойчивым ответам. Вместе с тем, рассматривая особенности и сложности регулирования тру-довых отношений с работниками-иностранцами, можно сделать вывод, что приме-нение к ним коллизионного метода является наиболее эффективным посредством норм отсылочного характера.

На наш взгляд, данная проблема может быть решена несколькими способами. Некоторые государства используют общие категории международного права для регламентирования трудовых отношений с участием иностранных граждан [16, с. 79]. Данный способ используют страны, которые имеют кодифицированные источ-ники международного частного права [9]. Такой метод предполагает объединение норм, регулирующих трудовые отношения с иностранным элементом в параграфы нормативно-правового акта. Примером могут послужить следующие государства: Австрия (пар.44 гл.7 ФЗ о МЧП Австрии 1978г.), Болгария (ст.96 гл.10 Кодекса МЧП Болгарии 2005г.), Эстония (ст.35 гл.1 Закон о МЧП Эстонии 2002г.) и ряд дру-гих государств [15]. Однако не все страны решили эту проблему. Отсутствие реше-ния указанной проблемы можно увидеть в государствах бывшей СССР, такие как Армения, Беларусь. Казахстан, Россия и др. [17, с. 136].

423

К вопросу об особенностях регулирования…

Учитывая особенности и трудности регламентации трудовых отношений с ино-странным элементом можно сделать вывод, что применение к ним коллизионного метода является наиболее эффективным в том случае, если применять нормы отсы-лочного характера. Коллизионные привязки в национальном законодательстве мог-ли бы составить основу для коллизионного регулирования трудовых отношений с иностранцами, а также использоваться для международного сотрудничества в сфере труда. Однако, в настоящее время ТК РФ до сих пор не содержит коллизионных норм, отсутствуют унификационные соглашения в данной сфере . Исключением яв-ляется законодательство, регулирующее трудовые отношения в специфических сферах, например, КТМ.

Список литературы:

  1. Трифонов С.Г. К вопросу об уточнении содержания термина «миграция» // Сборник научных тру-дов ХXI Международной научной конференции «Муромцевские чтения. Неопределённости права в доктрине, законодательстве и юридической практике». Москва, 2021. С. 341-348.
  2. Сводка основных показателей деятельности по миграционной ситуации в Российской Федерации за

январь — декабрь 2021 года [Электронный ресурс]. — URL: https://мвд.рф/dejatelnost/statistics/migracionnaya/item/28104434/ (дата обращения: 07.11.2022); Сведения о миграционной ситуации в Российской Федерации за январь.

  1. Александр Бастрыкин: мигранты стали одним из факторов социальной напряженности в мире и России. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.interfax.ru/russia/895287
  2. Федеральный закон от 25.07.2002 N 115-ФЗ (ред. от 29.12.2022) «О правовом положении иностран-ных граждан в Российской Федерации» // Парламентская газета. N 144, 31.07.2002.
  3. Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей (принята резолюцией 45/158 Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 1990 г.) [Электронный ресурс]. — URL: https://constitution.garant.ru/act/right/megdunar/2561306/(дата обращения: 15.04.2023).
  4. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 01.07.2020 N 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 01.07.2020, N 31, ст. 4398.
  5. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от 19.12.2022, с изм. от 11.04.2023) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.03.2023) // Парламентская газета. N 2-5, 05.01.2002
  6. Конвенция N 111 Международной организации труда «Относительно дискриминации в области труда и занятий» (принята в г. Женеве 25.06.1958 на 42-ой сессии Генеральной конференции МОТ) [Электронный ресурс]. — URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_120760/.
  7. Международной конвенции о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей от 18

декабря 1990 года [Электронный ресурс]. — URL:

https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/migrant.shtml (дата обращения: 05.04.2023).

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» с изм. 5 марта 2013 г. №4 // Бюллетень Министерства труда и соци-ального развития Российской Федерации. 2003. №12.
  2. Świątkowski, A. M. European Union Private International Labour Law / A. M. Świątkowski. – Białystok:

Jagiellonian University Press, 2012. – 343 p.

  1. Ведерникова Л.А. Трудовые отношения как предмет международного частного права / Л.А. Ведер-никова// Журнал международного права и международных отношений. 2019. № 1–2 (88–89). С. 13–20.
  2. Рубанов А. А. Имущественные отношения в международном частном праве // Правоведение. –

1982. – №6. – С. 28-33.

  1. «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 03.04.2023) // Парламентская газета. N 2-5, 05.01.2002.
  2. Международное частное право: Иностранное законодательство. Сост. и науч. ред. А.Н. Жильцов, А.И. Муранов. М., 2016. С. 156-628.
  3. Трифонов С.Г. Конституционно-правовой институт омбудсмена по вопросам миграции: опыт Фе-деративной Республики Германии // Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского. Юридические науки. 2020. Т.6. №4. С. 79-83.
  4. Евсикова Е.В. Миграционный учет (контроль): современные реалии и перспективы развития // Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского. Юридические науки.

2023. Т.9. №1. С. 136-150.

Трифонова К. В.

Trifonova K. V. To the question of the features of the regulation of labor relations complicated by a foreign element // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 3. – Р. 418–425.

A significant increase in the number of migrant workers both in the world and in our country raises quite acute issues of regulating labor relations with them. International globalization in general, and migration, in particular, integration of the legal systems of most countries of the world, interdependence of economic and diplomatic processes, issues of international labor law in the context of the employment of foreign citizens and stateless persons remain relevant. If in the past there were acute questions about legal security, education of labor culture among citizens of the native state, then in connection with the general globalization of society, the economic integration of states, technological chains, questions about regulating the issues of labor rights of foreign citizens, as well as issues of international labor migration are increasingly brewing. It is also necessary to focus on the fact that the regulation of labor migration is one of the key aspects in the context of the imple-mentation of state sovereignty. An analysis of the norms governing labor relations complicated by a foreign element allows us to conclude that in the Russian Federation there are several problems that cause difficulties in the legal regulation of this area: the lack of a consistent doctrinal approach regarding the ownership of the norms governing the labor activity of foreign citizens; the absence in the national legislation of clearly formu-lated conflict of laws rules in the field of labor relations; lack of unity in understanding the principles of terri-toriality, national treatment in the regulation of labor relations with a foreign element.

Key words: migration, labor resources, foreigner, stateless person, right to work, labor relations.

Spisok literaturi:

  1. Trifonov S.G. On the issue of clarifying the content of the term «migration».// Collection of scientific papers of the XXI International Scientific Conference «Muromtsev Readings. Uncertainties of Law in Doctrine, Leg-islation and Legal Practice”. Moscow, 2021, pp. 341-348
  2. Summary of the main performance indicators on the migration situation in the Russian Federation for Janu-ary — December 2021 [Electronic resource].
  3. Alexander Bastrykin: migrants have become one of the factors of social tension in the world and in Russia. [Electronic resource]. Access mode: https://www.interfax.ru/russia/895287 (accessed 20.04.2023)
  4. Federal Law of July 25, 2002 N 115-FZ (as amended on December 29, 2022) «On the Legal Status of For-eign Citizens in the Russian Federation»// Parliamentary Newspaper. No. 144, 07/31/2002
  5. International Convention on the Protection of the Rights of All Migrant Workers and Members of Their Families (adopted by resolution 45/158 of the UN General Assembly of December 18, 1990) [Electronic re-source]. — URL: https://constitution.garant.ru/act/right/megdunar/2561306/ (date of access: 04/15/2023).
  6. The Constitution of the Russian Federation (adopted by popular vote on 12/12/1993) (subject to amend-ments made by the Laws of the Russian Federation on amendments to the Constitution of the Russian Federa-tion of 12/30/2008 N 6-FKZ, of 12/30/2008 N 7-FKZ, of 02/05/2014 N 2 -FKZ, dated 07/01/2020 N 11-FKZ)
  7. Labor Code of the Russian Federation of December 30, 2001 N 197-FZ (as amended on December 19, 2022, as amended on April 11, 2023) (as amended and supplemented, effective from March 1, 2023)
  8. Convention N 111 of the International Labor Organization «Regarding Discrimination in the Field of Em-ployment and Occupation» (adopted in Geneva on June 25, 1958 at the 42nd session of the ILO General Con-ference) [Electronic resource]. — URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_120760/.
  9. International Convention on the Protection of the Rights of All Migrant Workers and Members of Their Families of December 18, 1990 [Electronic resource].
  10. Decree of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation of October 10, 2003 No. 5 “On the application by courts of general jurisdiction of generally recognized principles and norms of international law and international treaties of the Russian Federation”, amended. March 5, 2013 No. 4 // Bulletin of the Ministry of Labor and Social Development of the Russian Federation. 2003. No. 12.
  11. Świątkowski, A. M. European Union Private International Labor Law. — Białystok: Jagiellonian University Press, 2012. – 343 p.
  12. Vedernikova L.A. Labor relations as a subject of private international law./ L.A. Vedernikova // Journal of International Law and International Relations. — 2019. — No. 1–2 (88–89). — P. 13–20.
  13. Rubanov A. A. Property relations in private international law // Jurisprudence. — 1982. — No. 6. — S. 28-33.
  14. «Code of the Russian Federation on Administrative Offenses» of December 30, 2001 N 195-FZ (as amended on April 3, 2023) // Parliamentary newspaper. N 2-5, 01/05/2002
  15. International private law: Foreign legislation. Comp. and scientific ed. A. Zhiltsov, A. Muranov. M., 2016.
  16. Trifonov S.G. Constitutional and legal institution of the ombudsman for migration: the experience of the Federal Republic of Germany.//Scientific notes of the Crimean Federal University named after V.I. Vernad-sky. Legal Sciences. 2020. V.6. No. 4.S.79-83
  17. Evsikova E.V. Migration accounting (control): modern realities and development prospects // Scientific notes of the Crimean Federal University named after V.I. Vernadsky. Legal Sciences. 2023. V.9. No. 1.

.

425