Электронные способы заключения договора: понятие и виды

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Саркисян В. В.

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 4. – С. 185 – 192.

УДК 347

ЭЛЕКТРОННЫЕ СПОСОБЫ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРА: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

Саркисян В. В.

Южный Федеральный Университет, Ростов-на-Дону, Россия

Статья посвящена проблемам правового регулирования электронных способов заключения догово-ра. В работе исследуются три основных механизма заключения соглашения в цифровом пространстве: путем обмена информацией, присоединения к условиям, которые определены одной из сторон в стан-дартных формах, и заключение единого электронного документа. Рассматриваются способы обмена документами посредством электронной почты, SMS-сообщений, мессенджеров и социальных сетей. Поднимаются правовые проблемы аутентификации участников отношений, а также возможности уда-лять или изменять сообщения в чате. Изучаются варианты акцепта стандартизированных соглашений на онлайн-платформах, дается правовая оценка конструкций clickwrap, browsewrap, scrollwrap, в до-полнение рассматривается заключение соглашения посредством чат-ботов и голосовых помощников, делается вывод о необходимости информирования потребителей об использовании систем искусствен-ного интеллекта. Исследуется заключение договора с помощью систем электронного документооборо-та, приводятся виды документов, с которыми могут работать пользователи.

Ключевые слова: оферта, акцепт, форма договора, обмен электронными документами, аутентифи-кация субъектов, электронная почта, мессенджеры, агрегаторы, чат-боты, голосовые помощники, си-стемы электронного документооборота, clickwrap, browsewrap, scrollwrap.

Согласно ст. 161 ГК РФ письменная форма договора считается соблюденной в случае совершения лицом сделки с помощью электронных либо иных технических средств. Важными условиями соблюдения формы соглашения, заключенного таким способом, являются, во-первых, возможность воспроизведения на материальном носителе в неизменном виде содержания договора, во-вторых, использование спо-соба, позволяющего достоверно определить подписанта. В контексте инновацион-ных технологий и коммуникаций термин «электронный» обычно относится к си-стемам или процессам, которые функционируют посредством взаимодействия элек-трических компонентов, обрабатывающих и передающих электрические сигналы для выполнения различных функций. Технические устройства позволяют переда-вать данные и информацию на большие расстояния с помощью различных средств, таких как проводные соединения (например, кабели Ethernet) и беспроводные тех-нологии (например, Wi-Fi, Bluetooth).

    • современном гражданском обороте сложно представить себе процесс заключе-ния договора посредством направления оферты и ее акцепта на бумажном носителе
  • использованием услуг почтовой связи, поскольку подобный подход представляет-ся крайне непродуктивным и затяжным при наличии гораздо более технологичных и эффективных механизмов. Для размещения и отправки предложений о заключе-нии договора используются различные цифровые инструменты, которые позволяют преодолеть пространственно-временную дистанцию между контрагентами. Можно выделить три основных механизма заключения соглашения в цифровой среде: пу-тем обмена информацией (документами, скан-копиями, сообщениями и т.п.), присо-единения к условиям, которые определены одной из сторон в стандартных формах, и заключение единого электронного документа.

185

Саркисян В. В.

Одним из наиболее распространенных способов заключения контрактов является обмен документами с применением электронных почтовых сервисов. По общему правилу, юридически значимое сообщение может быть направлено, в том числе по-средством электронной почты [1], также статья 434 ГК РФ прямо предусматривает возможность заключения договора путем обмена электронными документами. Вме-сте с тем многие правоприменители считают, что такой подход допустим только в случае, если прямо согласован сторонами [2]. На наш взгляд, подобные заключения судов представляются архаичными и не соответствуют реалиям действующей прак-тики взаимоотношений участников оборота, более того, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 49 [3] отмечается, что «при заключении дого-вора путем обмена документами для целей признания предложения офертой не тре-буется наличия подписи оферента», если есть возможность достоверно установить отправителя. Соответственно такое предложение о заключении договора или обмен скан-копиями документов считаются равнозначными подписанным собственноруч-но контрагентом.

Далее выделим использование SMS-сообщений, мессенджеров и социальных се-тей для поиска партнеров и заключения сделок. Так, в России WhatsApp, Telegram и Вконтакте задействуются для передачи документов и информации между сторона-ми. Например, в КНР несколько распространенных приложений для обмена сооб-щениями, в частности WeChat и QQ, адоптированы для проведения деловых тран-закций, и соглашения могут быть сформированы с помощью этих платформ автома-тически.

Основная проблема использования названных коммуникаторов заключается в сложности достоверно аутентифицировать собеседников. Когда речь идет о плат-формах, где осуществляется привязка абонентского номера, то установление при-надлежности контакта может представлять собой несложный процесс путем судеб-ного запроса данных у сотового оператора или подтверждения из публичной ин-формации, например, телефон может быть указан на официальном сайте. Тем не менее, если договор об оказании услуг связи заключен не с непосредственным поль-зователем, тогда доказать взаимосвязь данных лиц может быть затруднительно. Та-ким образом, подобное соглашение может быть признано недействительным в связи

  • пороком субъектного состава сделки или по основанию, предусмотренному в ста-тье 178 ГК РФ, если «сторона заблуждается в отношении лица, с которым она всту-пает в сделку, или лица, связанного со сделкой». Анализ судебной практики также демонстрирует необходимость наличия объективной информации о субъектах, в правоприменительных актах упоминается фамилия, имя, отчество как основные идентифицирующие признаки человека, для принятия в качестве доказательств пе-реписки [4]. Более того, в связи с допустимостью использования псевдонимов и иных вымышленных «ников» и отсутствием законодательной обязанности под-тверждать профиль посредством сервиса «Госуслуги», участники переговоров должны убедиться путем обязательного запроса и проверки реквизитов в открытых источниках в личности контрагента и наличии у него полномочий на совершение юридически значимых действий.

Отдельно обратим внимание на платформы мгновенных сообщений, которые применяются повсеместно, и представляют собой цифровую коммуникационную службу с поддержкой мультимедийного контента, которая через Интернет или мо-

186

Саркисян В. В.

бильные сети обеспечивает текстовое и голосовое общение между отдельными ли-цами или группами в режиме реального времени, чем и отличается от таких асин-хронных методов связи, как электронная почта и SMS-сообщения. Следует обозна-чить позицию некоторых арбитров, которые признают общение в мессенджерах «сложившимся в современных условиях обычаем» в рамках статьи 5 ГК РФ, при условии непротиворечия законодательным нормам и положениям договора [5], а также деловой «практикой, установившейся во взаимоотношениях сторон» [6].

Однако некоторые возможности, которые предоставляют технологии мгновенно-го обмена, в частности, удалять или изменять сообщения, имеют как преимущества, так и недостатки. С одной стороны, пользователи могут исправлять опечатки, грам-матические ошибки или неточности, что помогает поддерживать более достоверную коммуникацию, более того, подобная функция позволяет защищать свою частную жизнь в случае случайной отправки конфиденциальной информации. С другой сто-роны, указанная опция приводит к возможности избежать неблагоприятных послед-ствий при направлении оскорбительного или иного контента, а также фальсифици-ровать доказательства. Так, в 2019 году в Санкт-Петербургском городском суде [7] был рассмотрен спор, в рамках которого в качестве доказательства использовалась переписка сторон в Viber, однако все высказывания ответчика были им удалены, и суду пришлось из имеющихся сообщений истца примерно устанавливать содержа-ние беседы.

Несмотря на то, что заключение контракта через мессенджер можно в опреде-ленных случаях рассматривать как соблюдение письменной формы сделки, в част-ности, если можно однозначно идентифицировать стороны [8], ясно и недвусмыс-ленно выражено намерение вступить в правовые отношения, согласованы все суще-ственные условия и т.п., могут возникать вопросы, связанные с подлинностью со-общений или их исчезновением, что, при наличии массового характера злоупотреб-лений, способно существенно дестабилизировать хозяйственные отношения. Пола-гаем, что разработчикам приложений необходимо соблюдать баланс при предостав-лении возможностей удаления и редактирования сообщений, для личного общения очевидны преимущества подобных функций. Однако в условиях деловой коммуни-кации заключать соглашение подобным образом представляется недопустимым, поскольку согласно статье 160 ГК РФ письменная форма договора считается со-блюденной в случае «возможности воспроизведения на материальном носителе в неизменном виде», то есть содержание соглашения не должно быть скорректирова-но или иным образом трансформировано, соответственно названное условие при заключении договора посредством мессенджера может быть невыполнимо. Решени-ем названной проблемы может стать создание специального функционала и уста-новление запрета на преобразование информации в чатах бизнес-аккаунтов.

Не меньшей популярностью пользуются онлайн-платформы и иные агрегаторы для заключения договоров путем присоединения к стандартным условиям. Так, многие цифровые торговые площадки дают возможность сторонам вступать в дого-ворные отношения через свои сайты, наиболее известными в России являются Озон, Вайлдберрис, Яндекс.Маркет, Авито и Сбермаркет, а общий объем рынка рознич-ной интернет-коммерции в 2022 году составил 5,7 трлн рублей. Указанный способ заключения договора представляется наиболее законодательно урегулированным, несмотря на то, что закон об электронной торговле так и не был принят. Предложе-

187

Саркисян В. В.

ние продавцов следует признавать публичной офертой, а оформление заказа – ак-цептом, в целом указанные отношения регулируются положениями ГК РФ о купле-продаже, в частности нормами о дистанционной торговле, Законом РФ от 07.02.1992 № 2300–1 «О защите прав потребителей», Постановлением Правитель-ства РФ от 31.12.2020 № 2463 и т.п.

Согласие потребителя с условиями по общему правилу осуществляется посред-ством совершения конклюдентных действий, подтверждающих волю на вступление

  • гражданско-правовые отношения, путем выбора через интерфейс устройства ко-манд «заказать» или «купить» или «оформить заказ», которые свидетельствуют о согласии с правилами пользования торговой площадкой. На современном этапе уровня техники онлайн-сервисы чаще всего используют для этих целей конструк-ции clickwrap, browsewrap и scrollwrap. В соглашениях clickwrap клиенты осуществ-ляют акцепт, нажимая на кнопку «Я согласен» или «Принять» при ознакомлении с условиями. Роспотребнадзор отмечает, что согласие клиента считается явным и осо-знанно выраженным, при условии предоставления полной, недвусмысленной и до-стоверной информации об объекте договора, а также при отсутствии предопреде-ленного согласия, то есть не должны быть заранее проставлены «галочки» [9]. В решениях судов ответом о принятии условий оферты признаются проставление от-меток (нажатие кнопки «купить билет») [10], ввод кода, направленного на телефон-ный номер или на электронную почту [11], предоставление отпечатка пальца или распознавание лица, голосовая команда, жест или свайп в определенном направле-нии и т.п. Кроме того, активно развивается применение QR-кодов для быстрой и удобной идентификации сторон и условий сделки. Например, QR-коды могут со-держать информацию о номере договора, дате его заключения, положениях догово-ра и других важных деталях.

Соглашения scrollwrap представляют собой разновидность конструкций сlickwrap в которых, в отличие от сlickwrap, где для ознакомления с пользователь-ским соглашением необходимо открыть его самостоятельно, перейдя по гиперссыл-ке, потребители автоматически получают доступ к положениям договора и должны просмотреть условия, прежде чем заявить о своем согласии. Данный способ пред-ставляется более соответствующим нормам законодательства о предоставлении ин-формации, поскольку клиенту не нужно совершать дополнительных действий, све-дения располагаются удобным способом и в данном случае прочтет их потребитель или нет – зависит только от его желания, соответственно оспорить такую сделку гораздо сложнее.

Соглашения browsewrap представляются наиболее спорными, поскольку не тре-буют от пользователей предпринимать позитивных действий, вместо этого условия обычно предоставляются через гиперссылку на веб-сайте, и дальнейшее использо-вание пользователями страницы считается принятием предложения о заключении договора. Таким образом, субъекты могут не осознавать, что они заключают согла-шение, поскольку условия часто скрыты в ссылках или сносках. После прочтения уведомления о существовании правил пользования сайтом пользователь должен ли-бо покинуть сайт, либо прочитать соглашение, в противном случае бездействие мо-жет привести к правовым последствиям, наступления которых контрагент не желал. Применяя конструкцию browsewrap, компании могут столкнуться со сложностями при доказывании того, что пользователи действительно были знакомы с условиями

188

Саркисян В. В.

  • намеревались их соблюдать. На наш взгляд, продолжение использования интер-нет-ресурсов нельзя отнести к конклюдентным действиям, поскольку последние должны быть направлены на заключение и исполнение договора, подобное поведе-ние с правовой точки зрения можно охарактеризовать как молчание, которое имеет правовые последствия согласно статье 438 ГК РФ только в случаях установленных законом или соглашением сторон.

Кроме того, российские предприниматели все чаще прибегают к применению интеллектуальных систем для автообзвона потенциальных клиентов, зачастую по-добные звонки совершаются с целью заключения или изменения соглашения: офер-ты перейти на новый тарифный план, получить кредитную карту, подключить опре-деленную услугу и т.п. Соответственно, чат-боты и голосовые помощники исполь-зуются для автоматического заключения сделок. Обычно в подобных обстоятель-ствах клиента не предупреждают, что беседа ведется с применением искусственного интеллекта, что, на наш взгляд, с учетом статей 1, 10, 178, 307, 434.1 ГК РФ и статей 9, 10 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей», представ-ляется недобросовестными действиями и нарушает права потребителей на предо-ставление информации.

Также отметим, что названным способом автономная система озвучивает оферту, то есть выступает способом объективизации воли участника вступить в сделку, положительный ответ контрагента представляется акцептом. Вместе с тем такой механизм заключения соглашения является устной формой сделки, и участники не должны забывать о необходимости соблюдения письменной формы, если хотя бы одна из сторон является юридическим лицом и в иных случаях, установленных законом.

Завершая настоящее исследование, рассмотрим последний способ установления договорных отношений посредством составления одного документа с использованием электронного документооборота (ЭДО). Системы электронного документооборота (СЭД) представляют собой программные решения, предназначенные для хранения, организации, управления и отслеживания цифровых файлов. СЭД предоставляют централизованное хранилище, упрощая организацию, категоризацию и извлечение файлов на основе метаданных, ключевых слов или других атрибутов, облегчают совместную работу в режиме реального времени, позволяя нескольким пользователям одновременно работать над одним документом, предлагают различные меры безопасности, такие как контроль доступа и шифрование для защиты конфиденциальных сведений от несанкционированного доступа, автоматизируют рабочие процессы, упрощают управление большими объемами цифровых данных, позволяют подписывать документы электронной подписью и передавать их между сторонами и т.п. Наиболее известными СЭД являются Microsoft SharePoint, OpenText Documentum, Box, Google Workspace, в России тоже достаточно развит рынок названных специализированных систем и представлен такими программами, как «Сбис», «Контур.Диадок», «Дело», «1С: Документооборот» и т.п. Также постепенно развивается применение API (Application Programming Interface) ‒ это интерфейс программирования приложений, который позволяет сторонним сервисам взаимодействовать с сервером и может использоваться для автоматической отправки заявок на заключение сделок. Выделяют два вида документов, с которыми могут работать пользователи ЭДО: 1)

189

Саркисян В. В.

стандартизированные, формат которых утвержден ФНС; 2) неформализованные, их формат определяет организация (docx, pdf, jpg и т.д.), главное для придания юридической силы подписать их квалифицированной электронной подписью. Названный способ заключения договора подробно регламентирован законодателем

  • таких нормативных правовых актах, как Федеральные законы «Об электронной подписи» от 06.04.2011 № 63-ФЗ, «О бухгалтерском учѐте» от 06.12.2011 № 402-ФЗ, «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 №149-ФЗ, ГК РФ, Налоговый кодекс РФ и т.д. Кроме того, постоянное усовершенствование системы осуществляется в рамках Концепции развития электронного документооборота [12]. Так, во исполнение задач, закрепленных в Концепции, ФНС расширяются типизированные форматы [13] для удобства пользователей, например, в 2022 году помимо XML был введен параметр файла

PDF-А/3.

Электронные способы заключения договора имеют ряд преимуществ перед тра-диционными. Во-первых, они позволяют сократить время и затраты на заключение договора. Во-вторых, электронные документы более удобны в использовании и хранении, так как не занимают много места и могут быть доступны в любое время. В-третьих, электронные подписи более надежны и безопасны, чем собственноруч-ные, так как их сложно подделать или изменить. Поскольку электронная коммуни-кация продолжает играть значительную роль в бизнесе и повседневных взаимодей-ствиях, частным лицам и предприятиям важно быть осведомленными о юридиче-ских последствиях и передовой практике при установлении отношений с помощью мессенджеров или любых других электронных средств. Важно отметить, что, хотя электронные соглашения имеют многочисленные преимущества, они также требуют внимания к кибербезопасности и конфиденциальности данных, кроме того, сторо-нам следует убедиться, что их цифровые соглашения соответствуют требованиям законодательства для обеспечения их принудительной реализации в случае возник-новения споров.

Список литературы:

  1. О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Рос-сийской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25. – Россий-ская газета от 30.06.2015 № 140. – Текст: непосредственный.
  2. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 августа 2022 г. № Ф07-11012/22 по делу № А42-10242/2021; Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 18 марта

2022 г. № 03АП-282/22 по делу № А33-13271/2021. – Справочно-правовая система «Гарант». – Текст: электронный.

  1. О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федера-ции о заключении и толковании договора: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. № 49. – Российская газета от 11.01.2019 № 4. – Текст: непосредственный.
  2. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29 марта 2022 г. № 10АП-2127/22 по делу № А41-64374/2021, Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 13 октября 2021 г. № 12АП-8396/21 по делу № А12-5957/2021, Решение Арбитражного суда Московской области от 11 ноября 2021 г. по делу № А41-60409/2021, Решение Арбитражного суда Амурской обла-сти от 1 ноября 2021 г. по делу № А04-2872/2021. – Справочно-правовая система «Гарант». – Текст: электронный.
  3. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 октября 2020 г. № Ф05-15858/20 по делу № А40-93872/2019. – Справочно-правовая система «Гарант». – Текст: электронный.
  4. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 9 февраля 2021 г. № Ф06-69728/20 по делу № А65-18190/2019, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 ок-тября 2021 г. № 17АП-12369/21 по делу № А50-14322/2021, Постановление Пятнадцатого арбитражно-

190

Саркисян В. В.

го апелляционного суда от 29 сентября 2021 г. № 15АП-13300/21 по делу № А32-60625/2019. – Спра-вочно-правовая система «Гарант». – Текст: электронный.

  1. Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 23 мая 2019 г. по делу № 33–8035/2019. – Справочно-правовая система «Гарант». – Текст: электронный.
  2. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 27 января 2022 г. № Ф06-12833/21 по делу № А12-5957/2021, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19 августа 2021 г. № Ф05-14559/21 по делу № А40-140599/2020, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляци-онного суда от 7 сентября 2021 г. № 15АП-14262/21 по делу № А53-34994/2020. – Справочно-правовая система «Гарант». – Текст: электронный.
  3. Об особенностях click-wrap-соглашений: Информация Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 5 ноября 2020 г. – Справочно-правовая систе-ма «Гарант». – Текст: электронный.
  4. Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2018 г. по делу № 33–11423/2018. – Справочно-правовая система «Гарант». – Текст: электронный.
  5. Решение Железнодорожного районного суда г. Ростова-на-Дону Ростовской области от 21 декабря 2016 г. по делу № 2–3272/2016. – Справочно-правовая система «Гарант». – Текст: электронный.
  6. Концепция развития электронного документооборота в хозяйственной деятельности: утв. решени-ем президиума Правительственной комиссии по цифровому развитию, использованию информацион-ных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности (протокол от 25 декабря 2020 г. № 34). – Справочно-правовая система «Гарант». – Текст: электрон-ный.
  7. Об утверждении PDF/A-3 формата представления договорного документа в электронной форме: Приказ Федеральной налоговой службы № ЕД-7-26/236@ от 24.03.2022. – Официальный интернет-портал правовой информации (www.pravo.gov.ru) № 0001202204260012 – Текст: электронный.

Sarkisyan V. V. Electronic means of concluding a contract: concept and types // Scientific notes of V.

I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 4. – Р. 185 – 192.

The article is devoted to the problems of legal regulation of electronic methods of concluding a contract. The paper examines three main mechanisms for concluding an agreement in the digital space: by exchanging information, joining the conditions that are defined by one of the parties in standard forms, and concluding a single electronic document. The methods of document exchange via e-mail, SMS messages, messengers and social networks are considered. Legal issues of authentication of participants in the relationship, as well as the ability to delete or change chat messages, are being raised. The variants of acceptance of standardized agree-ments on online platforms are studied, a legal assessment of clickwrap, browsewrap, scrollwrap designs is given, in addition, the conclusion of an agreement through chatbots and voice assistants is considered, the conclusion is made about the need to inform consumers about the use of artificial intelligence systems. The conclusion of the contract with the help of electronic document management systems is investigated, the types of documents that users can work with are given.

Keywords: offer, acceptance, contract form, exchange of electronic documents, authentication of subjects, e-mail, messengers, aggregators, chatbots, voice assistants, electronic document management systems, click-wrap, browsewrap, scrollwrap.

Spisok literatury:

1. O primenenii sudami nekotoryh polozhenij razdela I chasti pervoj Grazhdanskogo kodeksa Rossijskoj Fed-eracii: Postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 23 iyunya 2015 g. № 25. – Rossijskaya gazeta ot 30.06.2015 № 140. – Tekst: neposredstvennyj.

2. Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Severo-Zapadnogo okruga ot 24 avgusta 2022 g. № F07-11012/22 po delu № A42-10242/2021; Postanovlenie Tret’ego arbitrazhnogo apellyacionnogo suda ot 18 marta 2022 g. № 03AP-282/22 po delu № A33-13271/2021. – Spravochno-pravovaya sistema «Garant». – Tekst: elektronnyj.

3. O nekotoryh voprosah primeneniya obshchih polozhenij Grazhdanskogo kodeksa Rossijskoj Federacii o zaklyuchenii i tolkovanii dogovora: Postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 25 dekabrya 2018 g. №

  1. – Rossijskaya gazeta ot 11.01.2019 № 4. – Tekst: neposredstvennyj.

4. Postanovlenie Desyatogo arbitrazhnogo apellyacionnogo suda ot 29 marta 2022 g. № 10AP-2127/22 po delu

  • A41-64374/2021, Postanovlenie Dvenadcatogo arbitrazhnogo apellyacionnogo suda ot 13 oktyabrya 2021 g. № 12AP-8396/21 po delu № A12-5957/2021, Reshenie Arbitrazhnogo suda Moskovskoj oblasti ot 11 noy-abrya 2021 g. po delu № A41-60409/2021, Reshenie Arbitrazhnogo suda Amurskoj oblasti ot 1 noyabrya

2021 g. po delu № A04-2872/2021. – Spravochno-pravovaya sistema «Garant». – Tekst: elektronnyj.

5. Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Moskovskogo okruga ot 14 oktyabrya 2020 g. № F05-15858/20 po delu

  • A40-93872/2019. – Spravochno-pravovaya sistema «Garant». – Tekst: elektronnyj.

6. Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Povolzhskogo okruga ot 9 fevralya 2021 g. № F06-69728/20 po delu №

A65-18190/2019, Postanovlenie Semnadcatogo arbitrazhnogo apellyacionnogo suda ot 19 oktyabrya 2021 g.

191

Саркисян В. В.

  • 17AP-12369/21 po delu № A50-14322/2021, Postanovlenie Pyatnadcatogo arbitrazhnogo apellyacionnogo suda ot 29 sentyabrya 2021 g. № 15AP-13300/21 po delu № A32-60625/2019. – Spravochno-pravovaya sistema «Garant». – Tekst: elektronnyj.

7. Apellyacionnoe opredelenie sudebnoj kollegii po grazhdanskim delam Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda ot 23 maya 2019 g. po delu № 33–8035/2019. – Spravochno-pravovaya sistema «Garant». – Tekst: el-ektronnyj.

8. Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Povolzhskogo okruga ot 27 yanvarya 2022 g. № F06-12833/21 po delu

  • A12-5957/2021, Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Moskovskogo okruga ot 19 avgusta 2021 g. № F05-

14559/21 po delu № A40-140599/2020, Postanovlenie Pyatnadcatogo arbitrazhnogo apellyacionnogo suda ot

7 sentyabrya 2021 g. № 15AP-14262/21 po delu № A53-34994/2020. – Spravochno-pravovaya sistema «Gar-ant». – Tekst: elektronnyj.

9. Ob osobennostyah click-wrap-soglashenij: Informaciya Federal’noj sluzhby po nadzoru v sfere zashchity prav potrebitelej i blagopoluchiya cheloveka ot 5 noyabrya 2020 g. – Spravochno-pravovaya sistema «Gar-ant». – Tekst: elektronnyj.

10. Apellyacionnoe opredelenie sudebnoj kollegii po grazhdanskim delam Moskovskogo gorodskogo suda ot

20 marta 2018 g. po delu № 33–11423/2018. – Spravochno-pravovaya sistema «Garant». – Tekst: elektronnyj. 11. Reshenie ZHeleznodorozhnogo rajonnogo suda g. Rostova-na-Donu Rostovskoj oblasti ot 21 dekabrya

2016 g. po delu № 2–3272/2016. – Spravochno-pravovaya sistema «Garant». – Tekst: elektronnyj.

12. Koncepciya razvitiya elektronnogo dokumentooborota v hozyajstvennoj deyatel’nosti: utv. resheniem pre-zidiuma Pravitel’stvennoj komissii po cifrovomu razvitiyu, ispol’zovaniyu informacionnyh tekhnologij dlya uluchsheniya kachestva zhizni i uslovij vedeniya predprinimatel’skoj deyatel’nosti (protokol ot 25 dekabrya

2020 g. № 34). – Spravochno-pravovaya sistema «Garant». – Tekst: elektronnyj.

13. Ob utverzhdenii PDF/A-3 formata predstavleniya dogovornogo dokumenta v elektronnoj forme: Prikaz Federal’noj nalogovoj sluzhby № ED-7-26/236@ ot 24.03.2022. – Oficial’nyj internet-portal pravovoj infor-macii (www.pravo.gov.ru) № 0001202204260012 – Tekst: elektronnyj.

.

192