Электронное правосудие в гражданском процессе: понятие, вызовы и перспективы

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Электронное правосудие в гражданском процессе…

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 2. – С. 194-201.

УДК 347.922

ЭЛЕКТРОННОЕ ПРАВОСУДИЕ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ: ПОНЯТИЕ, ВЫЗОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Даниелян А. С.

Кубанский государственный университет

Целью проведенного исследования является изучение текущего состояния и перспектив использо-вания цифровых технологий в рамках отправления правосудия в Российской Федерации, в частности, в контексте гражданского судопроизводства.

Потребность осмысления вопросов цифрового потенциала неразрывна связана с оценкой потенци-ала правовой системы как механизма регулирования и взаимодействия в плоскости трансформирую-щихся общественных отношений. В данном контексте электронное правосудие выступает как один из наиболее образцовых примеров влияния цифровых технологий на сферу правовой действительности, позволяет проследить возможные формы выражения и их последствия.

  • заключении делается вывод о том, что использование информационных технологий, «оцифров-ка» процессуальной материи не должна выступать самоцелью, а должна служить средством совершен-ствовании механизмов реализации задач судопроизводства и повышению эффективности защиты и восстановления прав субъектов права.

Ключевые слова: электронное правосудие; цифровизация; информатизация; судебная система; искусственный интеллект; электронный документооборот; гражданский процесс; цифровые техноло-гии; правосудие; судопроизводство.

Под электронным правосудием (e-justice) традиционно понимается способ осу-ществления правосудия, основанный на использовании современных информаци-онно-коммуникационных технологий и обеспечивающий гласность, открытость и доступность судопроизводства [1]. Такой подход к определению в принципе можно считать уже устоявшимся, но существует определенная терминологическая путани-ца: термин «электронное правосудие» отождествляют с термином «цифровое право-судие», хотя эти понятия не тождественны. В первом случае речь идет о свойствах носителя информации; во втором – о форме существования данных [2].

Отдельные авторы придерживаются двойственного подхода в определении поня-тия «электронное правосудие» – широкого и узкого. Так, в широком смысле под электронным правосудием можно понимать совокупность различных автоматизиро-ванных информационных систем – сервисов, предоставляющих средства для публи-кации судебных актов, ведения «электронного дела» и доступа сторон к материалам «электронного дела». Вышеуказанные средства позволяют вывести на совершенно иной качественный уровень взаимодействие суда, участников процесса и иных за-интересованных лиц. В то же время все эти сервисы носят прикладной, вспомога-тельный характер, не изменяя способов ведения судебного процесса [3].

  • узком смысле «электронное правосудие» – это возможность суда и иных участников судебного процесса осуществлять предусмотренные нормативными правовыми актами действия, непосредственно влияющие на начало и ход судебного процесса (например, такие действия, как подача в суд документов в электронной форме или участие в судебном заседании посредством системы видеоконференцсвя-зи).

Так, В.И. Решетняк и Е.С. Смагина придерживаются позиции, сводящейся к то-му, что до момента рассмотрения дела человеком, а не машиной, использование

Даниелян А. С.

термина «электронное правосудие» возможно весьма относительно, т.к. корректнее

  • данном контексте говорить о внедрении отдельных элементов электронного пра-восудия [4].

Схожей позиции придерживается В.А. Пономаренко, считающий, что под элек-тронным правосудием следует понимать такой судебно-юрисдикционный порядок рассмотрения гражданских дел, который всецело (включая совершение всех необ-ходимых процессуальных действий) опосредуется электронной формой выражения (закрепления) процессуальной информации и взаимодействия участников граждан-ского судопроизводства [5].

В.В. Ярков рассматривает электронное правосудие как «электронную систему разрешения споров, которая может включать в себя такие элементы, как руковод-ство процессом и судебным разбирательством, оборот судебных документов, доступ к судебной информации, судебные извещения, правовой поиск, внутренние судеб-ные процедуры» [6].

    • позиций М.Н. Зарубиной и М.М. Новиковой, электронное правосудие заклю-чается в триединстве «электронных процессуальных действий», «электронных до-кументов» и «электронного обеспечения» [7]. К электронным процессуальным дей-ствиям можно отнести прежде всего подачу электронного обращения (иска, заявле-ния, жалобы, ходатайства и т.д.), а также дополнительных документов в суд; судеб-ное извещение и направление итоговых судебных актов посредством размещения на сайтах судов в режиме ограниченного доступа соответствующих процессуальных документов; заслушивание объяснений сторон посредством видеоконференц-связи

[7].

Нормативное обозначение «электронного правосудия» в отечественном законо-дательстве можно найти в ведомственном акте Судебного департамента при Вер-ховном Суде РФ, определяющем данную дефиницию как способ и форму осуществ-ления предусмотренных законом процессуальных действий, основанных на исполь-зовании информационных технологий в деятельности судов, включая взаимодей-ствие судов, физических и юридических лиц в электронном (цифровом) виде [8]. Сразу же стоит оговориться, что документ, по нашему мнению, требует определён-ной доработки как с точки зрения расширения терминологического охвата (напр., блокчейн), так и с позиций семантического восприятия отдельных понятий и кате-горий (напр., термин «электронный документ» необходимо соотнести с понятием «цифровой документ»). Солидарны по высказанному замечанию и ряд других авто-ров [9; 10; 11]. В этой связи считаем уместным солидаризироваться с мнением Н.А. Латышевой касаемо необходимости создания единых и содержательно выверенных терминологических основ в судебном делопроизводстве, что, в свою очередь, более стремительному и эффективному переходу отечественного правосудия на «цифро-вые рельсы» [9].

По итогам изучения систем электронного правосудия в странах Европы исследо-вателями был сделан вывод о наличии в них трех функциональных базисов: доступ к информации в области правосудия; дематериализация судебного разбирательства, то есть замена «физических» отношений между сторонами на «электронные» в про-цессе отправления правосудия; взаимосвязь между судебными органами, в том чис-ле при использовании видео-конференц-связи [12]. Предполагаемые на всех этапах технические средства могут быть как цифровыми, так и аналоговыми. Задача состо-

195

Электронное правосудие в гражданском процессе…

ит в том, чтобы сразу рассчитывать на использование именно цифровых техноло-гий, максимально задействуя богатый инструментарий виртуального пространства Интернета.

Выступая на X Всероссийском съезде судей с докладом об итогах деятельности Судебного департамента при Верховном Суде РФ его руководитель А.В. Гусев от-метил, что количество обращений к порталу ГАС «Правосудие» и к сайтам феде-ральных судов общей юрисдикции за период с 2020 г. по 2022 г. выросло в 16 раз, а количество уникальных личных кабинетов (IP-адресов), с которых был осуществлен доступ на портал ГАС «Правосудие», за этот же период возросло с 16 млн. до 25 млн (прирост – более 55 %) [13]. Также было отмечено, что продолжается формиро-вания сервиса «Единая картотека судебных дел» подсистемы «Судебное делопроиз-водство и статистика», где в настоящий момент собрано почти 140 млн. судебных дел. Указанные статистические данные позволяют говорить об устойчивой динами-ке расширения использования комплекса цифровых инструментов в обеспечении судопроизводства.

Однако, наличие положительных тенденций в применении участниками судеб-ного разбирательства благ «цифрового века» не отменяет наличие ряда проблем и вызовов в настоящем и будущем.

Так, реализация установленной в законодательстве возможности предоставления участниками разбирательства документов в суд с использованием портала «Госус-луги» [14], а также права суда посредством того же сервиса направлять копии су-дебных актов участникам процесса столкнулась с определёнными препонами. Как отмечает Н.А. Чудиновская, во-первых, на данный момент отсутствует техническая возможность использования портала государственных услуг для электронного до-кументооборота в сфере правосудия [15]. Во-вторых, неурегулированным остается вопрос алгоритма распознавания лиц, использующих функционал портала для направления и получения корреспонденции. В-третьих, существует процессуально-правовая неопределенность в вопросе о возможности направления копии судебных постановлений, в частности судебного приказа, должнику (ст. 128 ГПК РФ) посред-ством направления его в личный кабинет должника с использованием единого пор-тала государственных и муниципальных услуг.

  • свою очередь О.В. Брянцева и О.Л. Солдаткина в качестве проблемных аспек-тов отечественного электронного правосудия выделяют [16]:

использование устаревших подходов к реализации систем;

отсутствие общего интерфейса обмена данными. Отсутствие общих тех-

нических регламентов и стандартов для производства государственных информаци-онных систем влечет проблему ограниченного взаимодействия отдельных модулей и, на основании этого, неполноформатную межведомственную коммуникацию;

необходимость в отказе от традиционной для нашего законодатель-ства единицы существования юридически значимой информации – документа;

защита данных и возможные сбои оборудования. При этом в юридической литературе в качестве способа решения данной проблемы высказывается предложе-ние о необходимости уменьшения количества судебных учреждений. Оптимизация численности судебных органов по задумке автора предложения позволит решить сразу несколько задач, а именно: 1) обеспечить комплексную защиту и конфиден-циальность информации; 2) оптимизировать сопряжение информационной системы

Даниелян А. С.

суда; 3) нивелировать использование судами нелицензионных программных средств общего назначения [17]. Однако зарубежный опыт показывает возможность и об-ратного, негативного эффекта [18].

    • недостаточный уровень подготовки юридических кадров. Считаем, что для решения данной проблемы не нужно изобретать велосипед, а стоит пойти по проторенному пути – расширить количество учебных дисциплин в юридических образовательных учреждениях, посвященных изучению юриметрики и специфике цифровизации отдельных областей юридической деятельности.
    • периодическое игнорирование специфики цифровой среды;
    • совершенствование правового регулирования использования системы ви-деоконференц-связи в ходе судебного разбирательства. На сегодняшний день вы-

ражаются критические позиции касаемо процедуры видеоконференц-связи [19] вплоть до её «ущербности» [20]. Выскажем предположения, что столь резкие эпите-ты связаны не с самой сутью указанного цифрового инструмента судопроизводства,

  • с проблемами его реализации в практической плоскости, связанными с недоста-точным техническим оснащением судебных учреждений в стране.

Переходя же к рассмотрению направлений развития электронного правосудия как общемировых, так и отечественных, то, в первую очередь, необходимо упомя-нуть расширение спектра применения при отправлении правосудия технологии ис-кусственного интеллекта (Artificial intelligence, AI, ИИ). В рамках российской су-дебной системы применения ИИ планируется посредством введения суперсервиса «Правосудие онлайн». По замечанию председателя Совета судей РФ В.В. Момото-ва, то основной задачей искусственного интеллекта в сервисе «Правосудие онлайн» станет автоматизированное составление проектов судебных актов на основе анализа текста процессуального обращения и материалов судебного дела, а также его ис-пользования для расшифровки аудиопротоколов, создания интеллектуальной поис-ковой системы с возможностью анализа и систематизации судебной практики [21].

В целом использование искусственного интеллекта в организационной деятель-ности суда возможно без существенных ограничений, единственный значимый риск

– безопасность всех персональных данных, материалов и сведений, поступающих и аккумулирующихся в электронных системах.

Применение технологии слабого искусственного интеллекта в организационной деятельности суда позволит уменьшить рутинную работу судей и работников аппа-рата суда. Уже сейчас с помощью данной технологии можно решать задачи по ав-томатизированному вводу и обработке информации при осуществлении делопроиз-водства, рассмотрению поступающих в суд процессуальных документов с целью выявления их несоответствия требованиям процессуального законодательства, идентификации личности и полномочий для участия в судебном разбирательстве.

Интересными примерами внедрения инновационных технологий являются про-граммные обеспечения чат-бот, робот-юрист. Программа чат-бот способна имити-ровать поведение человека, отвечая на популярные запросы, а робот-юрист – фор-мировать стандартные заявления [22].

Так, судья в Колумбии использовал нейросеть ChatGPT для консультации перед вынесением приговора. Журналисты отметили, что решение полностью принимал судья, а чат-бот нужен был только для ускорения процесса [23;24].

197

Электронное правосудие в гражданском процессе…

Судья Хуан Мануэль Падилья (Juan Manuel Padilla) рассматривал дело о покры-тии расходов на медицину и транспорт для ребёнка с расстройством аутистического спектра. Предстояло выяснить, должны ли все расходы покрываться страховкой, так как родители ребёнка не могли позволить себе это. Судья спросил у ChatGPT, сле-дует ли освободить семью ребёнка от платы за лечение. Нейросеть ответила, что согласно законам Колумбии, несовершеннолетние с аутистическим расстройством освобождаются от платы за терапию.

Решение суда совпало с ответом чат-бота. При этом в интервью судья рассказал, что окончательное решение принимал самостоятельно и использовал для этого пре-цеденты из предыдущих постановлений. Консультация с нейросетью помогла уско-рить процесс.

Также стоит отметить, что своими действиями судья не нарушил законодатель-ство. В 2022 году в Колумбии приняли закон, который обязывает государственных юристов использовать современные технологии для более эффективной работы.

Схожий подход в потенциальном применении искусственного интеллекта при-держиваются и официальные представители российского судейского сообщества

  1. Искусственный интеллект не может стать гарантом защиты прав и свобод че-ловека и обеспечить справедливое и гуманное правосудие. Поэтому его применение возможно только в ограниченном виде, с четко определенными рамками и правила-ми. Такая технология может быть использована для рассмотрения гражданских и административных дел по бесспорным требованиям, т.е. там, где принятие решения не связано с анализом правоотношений сторон и в большей степени имеет техниче-ский характер.

Еще одним перспективным направлением развития цифрового правосудия может послужить создание единой консолидированной базы судебных постановлений. Так, пилотная версия единого информационного пространства была успешна апро-бирована в судах Нижегородской области. Посредством данной системы был обес-печен доступ для судей районных (городских) судов и мировых судей судебных участков судебных районов Нижегородской области к консолидированной базе данных районных судов, в том числе и к документам, прикрепленным в электрон-ную картотеку судов (исковые заявления, протоколы судебных заседаний, итоговые решения и т.п.) [25]. Считаем, что данный сервис позволит ускорить рассмотрения дел и ограничить возможности злоупотребления права участниками судопроизвод-ства и тем самым повысив его эффективность в целом. При этом разумным, по нашему мнению, в срезе текущей экономической обстановке в стране распределить финансовую нагрузку на реализацию данного проекта на паритетных началах меж-ду федеральным и региональным бюджетами, что позволит снизить бремя дополни-тельных дотаций с федерального бюджета для перенаправления их на приоритетные статьи расходов, напр., в социальной сфере.

Важно отметить, что формирование цифровой среды существенно сказывается на форме и содержании отправления правосудия как непосредственно на этапе рас-смотрения спора по существу, так и в проверочных инстанциях. При этом, как от-мечает М.Н. Зарубина, на проверочных стадиях этот вопрос стоит особенно остро по нескольким причинам [26]: 1) C одной стороны, на вышестоящие инстанции ло-жится бремя контроля качества принятых судебных актов нижестоящих инстанций, в том числе, с применением информационных технологий, а, с другой стороны,

Даниелян А. С.

произойдет смещение функций процессуального контролера и пользователя автома-тизированной системы в одном лице. Зависимость от технических возможностей пагубна для судебной системы, поэтому любая бракованная конструкция должна быть восполняема рукотворно – формированием необходимого процессуального документа непосредственно судьей; 2) технологичность судопроизводства в выше-стоящих инстанциях напрямую зависит от уровня оцифровки нижестоящих судов (наличие электронного дела, налаженная система электронного документооборота, доступность судебных актов в едином информационном пространстве и т.д.); 3) не-заменимость онлайн-процедур урегулирования споров, по которым уже было при-нято судебное решение первой инстанции, и стороны выразили готовность к взаи-мовыгодному компромиссу на дальнейших стадиях; 4) низкая потребность в личном участии сторон и их представителей на судебных заседаниях в проверочных ин-станциях; 5) использование искусственного интеллекта в проверочных стадиях так-же занимает немаловажное место в системе решения других проблем, связанных с внедрением алгоритмических механизмов в систему правосудия (блокчейн, шифро-вание, электронные ключи и прочее).

  • заключении хотелось бы отметить, что любое, даже самое благочестивое начи-нание, может быть исковеркано некорректностью и необдуманностью его реализа-ции. Использования информационных технологий, «оцифровка» процессуальной материи не должна выступать самоцелью, а должна служить средством совершен-ствовании механизмов реализации задач судопроизводства и повышению эффек-тивности защиты и восстановления прав субъектов права.

Список литературы:

  1. Брянцева О.В., Солдаткина О.Л. Сравнительный анализ зарубежных систем электронного правосу-дия // Вестник Поволжского института управления. 2019. Т. 19. № 6. С. 36-47
  2. Козырев А.Н. Цифровая экономика и цифровизация в исторической ретроспективе // Цифровая экономика. 2018. № 1. С. 5-19.
  3. Романенкова С.В. Понятие электронного правосудия, его генезис и внедрение в правопримени-тельную практику зарубежных стран // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. № 4. С. 26-31.
  4. Решетняк В.И., Смагина Е.С. Информационные технологии в гражданском судопроизводстве (рос-сийский и зарубежный опыт): Учеб. пособие. М.: Издательский дом «Городец», 2017. 304 с.
  5. Электронное гражданское судопроизводство в России: штрихи концепции: Монография. М.: Про-спект, 2015. 185 с.
  6. Ярков В.В. Электронное правосудие // ЭЖ-Юрист. 2006. № 41. С. 24-32.
  7. Зарубина М.Н., Новикова М.М. К вопросу о сущности электронного правосудия в Российской Фе-дерации // Администратор суда. 2017. № 1. С. 9-12.
  8. Об утверждении Перечня основных понятий и терминов, применяемых в нормативных правовых

актах Судебного департамента, регламентирующих использование информационно-телекоммуникационных технологий в деятельности судов, управлений Судебного департамента в субъектах Российской Федерации и учреждениях Судебного департамента: Приказ Судебного депар-тамента при Верховном Суде РФ от 26.11.2015 № 362 (ред. от 28.08.2019) // СПС «КонсультантПлюс».

  1. Латышева Н.А. Концепция электронного правосудия и новое понимание документационного обес-печения судопроизводства // Администратор суда. 2022. № 1. С. 11-15.
  2. Белов И.И. Что такое «электронный документ» и чем он отличается от «цифрового документа» // Делопроизводство. 2019. № 1. С. 28-29.
  3. Храмцовская Н.А. Технология блокчейна как инструмент управления документами и электронного документооборота // Делопроизводство. 2018. № 3. С. 40-41.
  4. Антонов Я.В. Электронная демократия как политико-правовой механизм согласования частных и публичных интересов // Российская юстиция. 2017. № 12. С. 39-40.
  5. Доклад Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде Российской Феде-рации А.В. Гусева X Всероссийскому съезду судей. – Режим доступа: http://www.ssrf.ru/news/lienta-novostiei/49165 (дата обращения: 05.02.2023)

199

Электронное правосудие в гражданском процессе…

  1. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: федеральный закон от 30.12.2021 № 440-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс».
  2. Чудиновская Н.А. Некоторые направления цифровизации правосудия в России и странах Евросою-за // Арбитражный и гражданский процесс. 2022. № 7. С. 7-9.
  3. Брянцева О.В., Солдаткина О.Л. Электронное правосудие в России: проблемы и пути решения // Вестник Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). 2019. № 12(64). С. 97-104.
  4. Капустин О.А. Влияние использования информационных технологий в федеральных судах общей юрисдикции на перспективы изменения территориальной судебной организации // Администратор суда. 2019. № 2. С. 3 — 8.
  5. Dias J.P., Gomes C. Judicial Reforms ‘Under Pressure’: The New Map Organisation of the Portuguese Judicial System // Utrecht Law Review. 2018. Issue 1. Vol. 14. P. 174-186. URL: https://www.utrechtlawreview.org/articles/abstract/10.18352/ulr.448/ (дата обращения: 05.02.2023).
  6. Бегичева Е.В., Примак В.Г. Видеоконференц-связь в цивилистическом процессе: проблемы и пер-спективы использования // Современное право. 2020. № 5. С. 54-59.
  7. Интервью председателя Совета судей Российской Федерации В.В. Момотова на Х Всероссийском

съезде судей [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=VDbxY6OHSsk&feature=youtu.be (дата обращения: 05.02.2023).

  1. Момотов В.В. Искусственный интеллект в судопроизводстве: состояние, перспективы использова-ния // Вестник университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). 2021. № 5. С. 188-191.
  2. Крисько В.С. К вопросу о реализации принципа доступности правосудия и создания единого ин-формационного пространства судебной системы // Администратор суда. 2019. № 1. С. 54-56.
  3. Colombian judge says he used ChatGPT in ruling. – Режим доступа: https://www.theguardian.com/technology/2023/feb/03/colombia-judge-chatgpt-ruling (дата обращения: 05.02.2023).
  4. Судья в Колумбии использовал ChatGPT для вынесения приговора. – Режим доступа: https://habr.com/en/news/t/714982/ (дата обращения: 05.02.2023).
  5. Щукин Ф.В., Фетисова Т.В. ГАС «Правосудие»: опыт судов общей юрисдикции Нижегородской области в применении сервисов электронного правосудия // Администратор суда. 2022. № 1. С. 6-11.
  6. Зарубина М.Н. О вопросах цифровизации проверочных стадий цивилистического процесса: опыт зарубежных стран / Пересмотр судебных актов по гражданским и административным делам: проблемы нормативного регулирования, официального толкования и правоприменения: сборник статей по мате-риалам международной научно-практической конференции. Сост. и ред. Л.В. Войтович. Санкт-Петербург, 2021. С. 148-153.

Danielian Armen S. Electronic justice in civil proceedings: concept, challenges and prospects // Sci-entific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 2. – Р. 194-201.

The purpose of this study is to examine the current state and prospects of the use of digital technologies in the administration of justice in the Russian Federation, in particular in the context of civil proceedings.

The need to comprehend the issues of digital capacity is inextricably linked with the assessment of the po-tential of the legal system as a mechanism of regulation and interaction in the plane of transforming social relations. In this context, e-justice emerges as one of the most exemplary examples of the impact of digital technologies on legal reality and traces possible forms of expression and implications.

To conclude, we come to the conclusion, that the use of information technologies, «digitization» of proce-dural matter should not be an end in itself, but the means to improve the mechanisms of realization of judicial tasks and to raise the effectiveness of protection and restoration of rights of legal subjects.

Keywords: electronic justice; digitalization; informatization; judicial system; artificial intelligence; elec-tronic document management; civil procedure; digital technologies; justice; legal procedure.

Spisok literaturi:

  1. Bryantseva O.V., Soldatkina O.L. Comparative analysis of foreign systems of electronic justice // Bulletin of the Volga Institute of Management. 2019. V. 19. № 6. P. 36-47
  2. Kozyrev A.N. Digital Economy and Digitalization in Historical Retrospective // Digital Economy. 2018.

№ 1. P. 5-19.

  1. Romanenkova S.V. The concept of electronic justice, its genesis and implementation in the law enforce-ment practice of foreign countries // Arbitration and civil process. 2013. № 4. P. 26-31.
  2. Reshetnyak V.I., Smagina E.S. Information technology in civil proceedings (Russian and foreign experi-ence): Proc. allowance. M.: Publishing house «Gorodets», 2017. 304 p.
  3. Electronic civil justice in Russia: strokes of the concept: Monograph. M.: Prospekt, 2015. 185 p.
  4. Yarkov V.V. Electronic justice // EJ-Lawyer. 2006. № 41. P. 24-32.
  5. Zarubina M.N., Novikova M.M. On the issue of the essence of electronic justice in the Russian Federation // Court administrator. 2017. № 1. P. 9-12.

Даниелян А. С.

  1. On approval of the List of basic concepts and terms used in the regulatory legal acts of the Judicial De-partment regulating the use of information and telecommunication technologies in the activities of courts, departments of the Judicial Department in the constituent entities of the Russian Federation and institutions of the Judicial Department: Order of the Judicial Department at the Supreme Court of the Russian Federation dated 26.11. 2015 № 362 (as amended on August 28, 2019) // SPS «ConsultantPlus».
  2. Latysheva N.A. The concept of electronic justice and a new understanding of the documentation of legal proceedings // Administrator of the court. 2022. № 1. P. 11-15.
  3. Belov I.I. What is an «electronic document» and how does it differ from a «digital document» // Paper-work. 2019. № 1. P. 28-29.
  4. Khramtsovskaya N.A. Blockchain technology as a tool for document management and electronic docu-ment management // Paperwork. 2018. № 3. P. 40-41.
  5. Antonov Ya.V. Electronic democracy as a political and legal mechanism for reconciling private and public interests // Russian Justice. 2017. № 12. P. 39-40.
  6. Report of the General Director of the Judicial Department at the Supreme Court of the Russian Federation A.V. Gusev X All-Russian Congress of Judges. – Access mode: http://www.ssrf.ru/news/lienta-novostiei/49165 (date of access: 05.02.2023)
  7. On Amendments to Certain Legislative Acts of the Russian Federation: Federal Law № 440-FZ dated December 30, 2021 // SPS «ConsultantPlus».
  8. Chudinovskaya N.A. Some directions of digitalization of justice in Russia and EU countries // Arbitration and civil process. 2022. № 7. P. 7-9.
  9. Bryantseva O.V., Soldatkina O.L. Electronic justice in Russia: problems and solutions // Bulletin of the O.E. Kutafin (MSUA). 2019. № 12(64). P. 97-104.
  10. Kapustin O.A. Influence of the use of information technologies in federal courts of general jurisdiction on the prospects for changing the territorial judicial organization // Court administrator. 2019. № 2. P. 3 — 8.
  11. Dias J.P., Gomes C. Judicial Reforms ‘Under Pressure’: The New Map Organization of the Portuguese Judicial System // Utrecht Law Review. 2018. Issue 1. Vol. 14. P. 174-186. URL: https://www.utrechtlawreview.org/articles/abstract/10.18352/ulr.448/ (accessed 02/05/2023).
  12. Begicheva E.V., Primak V.G. Videoconferencing in the civil process: problems and prospects for use // Modern law. 2020. № 5. P. 54-59.
  13. Interview with the Chairman of the Council of Judges of the Russian Federation V.V. Momotov at the X

All-Russian Congress of Judges [Electronic resource] — Access mode: https://www.youtube.com/watch?v=VDbxY6OHSsk&feature=youtu.be (date of access: 02/05/2023).

  1. Momotov V.V. Artificial intelligence in legal proceedings: state, prospects for use // Bulletin of the O.E. Kutafin (MSUA). 2021. № 5. P. 188-191.
  2. Krisko V.S. To the question of the implementation of the principle of accessibility of justice and the crea-tion of a single information space of the judicial system // Administrator of the Court. 2019. № 1. P. 54-56.
  3. Colombian judge says he used ChatGPT in ruling. – Mode of access: https://www.theguardian.com/technology/2023/feb/03/colombia-judge-chatgpt-ruling (accessed 02/05/2023).
  4. A judge in Colombia used ChatGPT to reach a verdict. – Access mode: https://habr.com/en/news/t/714982/ (date of access: 05.02.2023).
  5. Shchukin F.V., Fetisova T.V. GAS «Pravosudie»: the experience of the courts of general jurisdiction of the Nizhny Novgorod region in the use of e-justice services // Court administrator. 2022. № 1. P. 6-11.
  6. Zarubina M.N. On the issues of digitalization of the verification stages of the civil process: the experience of foreign countries / Review of judicial acts in civil and administrative cases: problems of regulatory regula-tion, official interpretation and law enforcement: a collection of articles based on the materials of the interna-tional scientific and practical conference. Comp. and ed. L.V. Voitovich. Saint Petersburg, 2021. P. 148-153.

.

201