Антиформация как угроза безопасности мировому сообществу в условиях гибридной войны и цифровой трансформации информационно-коммуникационного пространства

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Овчинский А. С., Журавленко Н. И.

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 1. – С. 49-56.

УДК 32.019.52

АНТИФОРМАЦИЯ КАК УГРОЗА БЕЗОПАСНОСТИ МИРОВОМУ СООБЩЕСТВУ В УСЛОВИЯХ ГИБРИДНОЙ ВОЙНЫ И ЦИФРОВОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА

Овчинский А. С., Журавленко Н. И.

Антиформация – новое понятие, отражающее деградацию социума под напором огромных потоков лжи. С развитием глобальных коммуникаций ложное информационное поле стало представлять реальную угрозу современной цивилизации. Ложь, как и информация, представлены инструментами воздействия и рычагами управления мировыми процессами. Нацистские режимы, террористические анклавы, фашистские государства, милитаристские устремления, порывы к мировому господству рассматриваются как проявление антиформации. Идеология раскрывается как глобальная матрица обоснования прав на действия и поступки людей.

Ключевые слова: теория информации, вирусы лжи, массовое сознание, деградирующие государства, информационное общество, цифровая трансформация, фабрики фейков, источники нацизма, угрозы безопасности, государственная идеология.

Гибридная война и антиформация. Мы живем в стремительно меняющемся мире: то, что было актуально месяцы назад, быстро уходит в тень под напором новых угроз. Сегодня нашу страну всю глубже втягивают в гибридную войну, которая грозит стать катастрофой для современной цивилизации.

Понятию «гибридная война» предавались разные смыслы. Сейчас уже на нашей территории происходят реальные боестолкновения с применением весьма эффективных средств огневого поражения. Собственно, гибридный или комплексный характер боевых действий можно увидеть в попытках применения противником химических средств поражения (подрыв резервуаров с хлором), бактериологического оружия (опыты над людьми в многочисленных американских лабораториях), в угрозах радиационного поражения (обстрелы атомных электростанций), применения тактического ядерного оружия.

Здесь же диверсионные акции (подрывы трубопроводов, энергетических сетей, транспортных коммуникаций и мостов), террористические акты (угрозы, покушения, убийства политиков, идеологов, журналистов). И это все на фоне беспрецедентных по масштабам санкций против нашей страны. Но это не самые серьезные угрозы, с которыми столкнулись наша страна, наше общество, наши люди.

Наиболее опасными представляются информационно-психологические воздействия на сознание людей, сообществ, народов; применение мощи мировых массмедиа и современных цифровых коммуникаций в создании ложных информационных полей.

Это поля психо-исторической войны, когда советские войны-освободители представляются оккупантами и насильниками, а мировые убийцы – идеологи и практики уничтожения миллионов людей – героями, требующими поклонения и прославления. Одновременно разгорается психо-демографическая война. Сейчас это навязывание гендерного разнообразия и свободы выбирать и менять свою половую принадлежность с раннего детства. Мы помним, как в нарицательные 90-е годы рождаемость в России была ниже, чем в годы ВОВ, а население сокращалось со скоростью более 500 тыс. в год. Маргарет Тэтчер – премьер-министр Великобритании в те годы открыто заявляла: «Нам в России достаточно иметь 15 млн жителей для обслуживания газо- и нефтепроводов, и добывающей промышленности».

В информационном поле разгорается и идеологическая война. Возрожденная идеология нацизма находит все больше приверженцев и поклонников в европейских странах. Эпицентром бескомпромиссной идеологической войны становятся русо-фобия, стремление стереть и уничтожить в памяти людей все, что связано с нашей страной.

Противодействие этим угрозам требует переосмысления и качественно новых подходов к обеспечению информационной, общественной и национальной безопасности. Требуется понять, что является основными факторами мировой деструкции. Среди них выделим антиформацию.

Антиформация – это новое понятие, отражающее деградацию социума под напором взрывообразного накопления огромных объемов лжи. Речь идет о той лжи, которая, с одной стороны, имеет глубокие исторические корни, связанные с ограблением и эксплуатацией населения стран и регионов, и, с другой стороны, может захватывать и поражать сознание огромных масс людей, все глубже погружающихся в глобальное информационно-коммуникационное пространство.

Отмечаемое экспертами разрушение миропорядка с тектоническими сдвигами в системе международных отношений, нарастающими кризисными явлениями в до-минирующем финансово-экономическом укладе, с обостряющимися угрозами применения ядерного и бактериологического оружия требует адекватных реакций, т.е. решений и действий, направленных на сохранение и развитие нашей цивилизации.

Адекватные реакции возникают с пониманием происходящих явлений, их связей и событиями прошлого и с ожидаемым будущем. Учитывая в полной мере многогранность и многофакторность наблюдаемых тенденций, их осмысление должно опираться на такие реперные точки, в которых фокусируется то, что объективно отражает состояние современного мира и делает его единым. Это – информационно-коммуникационные технологии и, главное, собственно информация как инструмент воздействия на массовое сознание и наиболее эффективное средство управления социальными процессами.

Информация и ложь в управлении современным миром. Сколько бы ни писали об информационном взрыве, о больших данных, о сингулярном их накоплении, вопрос о том, что собой представляют килобайты, мегабайты и зеттабайты данных и сведений, сообщений и сигналов, остается открытым. Западные социологи и разно-образные эксперты после многочисленных дискуссий сходятся на том, что «чтобы существовать, информация не нуждается в том, чтобы ее воспринимали, не нуждается в том, чтобы ее понимали, она не требует умственных усилий для своей интерпретации, ей не требуется иметь смысл, чтобы существовать» [1].

В такой позиции сфокусирована практически вся ложь современного мира. Из этой лжи вырастают двойные стандарты в политике, в праве, в морали. Корни этой лжи в дипломатических переговорах «слепого с глухим», как отметил Министр иностранных дел С.В. Лавров после одной из встреч с западными коллегами. Эта ложь является питательным бульоном для формирования и распространения миро-вой деструкции, идеологий экстремизма и терроризма. Ложь все глубже поражает историческую память, так как была и остается фундаментом человеконенавистнических идей.

Под ложью принято понимать умышленно искаженную информацию. Но является ли она собственно информацией? На самом деле информация – это то, что позволяет адекватно реагировать на воздействия на всех уровнях организации живой природы. Информация – это то, что возникает в сознании человека как функция целевой интерпретации получаемых сообщений. Информация позволяет понимать смысл происходящих событий, оценивать прошлое, заглядывать в будущее. Именно из блоков информации в сознании складываются модели мира, она формирует наше отношение к окружающей реальности, обоснование права на те или иные действия и поступки [2].

Информация, которая является ложью, противоестественна. Так, ошибки в рас-познавании угроз приводят к сбою в функционировании систем на всех уровнях жизни. Неадекватные реакции влекут гибель объектов живой природы. Злонамеренная ложь может захватывать сознание человека. В результате заданной извне интерпретации событий и получаемых сообщений она может заражать его вирусами деструктивных идеологий.

Можно по-разному подходить к раскрытию сущности информации, но вполне очевидно, что сегодня она вышла на мировую арену как инструмент воздействия на сознание людей и народов, как рычаг управления социально-политическими процессами и культурно-духовными сферами.

Однако наряду с информацией не менее эффективным средством воздействия и управления становится целенаправленная изощренная ложь. Если относительно не-давно можно было говорить о борьбе идей, спорить о привлекательности той или иной идеологии, о культурных кодах и духовных ценностях, то блокада коммуникаций в условиях разгорающейся мировой информационной войны лишает миллионы людей, население стран и регионов доступа к правде, возможности объективной оценки происходящих событий, их адекватного осмысления.

Заметим, что такая ложь не вписывается ни в какие качественные или количественные теории информации, ни в атрибутивную, ни в функциональную концепции информации. Отрицание информации создает неопределенность, в каналах связи – это шум. Без информации нет ни реализации, ни отражения, ни «форм бытия объективной реальности», ни «текущих состояний материальных систем» [3]. Отсутствие социальной информации порождает хаос.

Ложь, генерируемая в огромных объемах, ложь, которая захватывает и поражает сознание людей, населяющих страны западного мира, неизбежно приводит к де-формации и последующей убийственной деградации социума. Именно это комплексное явление, обусловленное информационными воздействиями, внушающими ненависть к «чужим», обозначено таким понятием как антиформация.

Принято, что формация (от лат. formation – это образование, вид) в экономике, социологии, истории – это стадия социального развития. Но если общественно-экономическая формация складывается, условно говоря, естественным образом, от-ражая в той или иной мере технологический уровень развития производительных сил, то антиформация противоестественна. В наше время она возникает и развивается в значительной степени благодаря возможностям информационно-коммуникационных технологий.

Подобно фоновой информации антиформация отражает окружающую реальность, но отражает в «кривом зеркале» матрицы деструктивных идей. Ее порождают неадекватные реакции массового сознания, пропитанного, скажем, идеологией нацизма, терроризма или религиозного экстремизма. Она опирается на ресурсы антигуманных традиций, теории расового превосходства, культы силы и человеческих жертвоприношений, откровенный сатанизм.

Возникновение нацистских режимов, террористических анклавов, фашистских государств, милитаристских устремлений, наконец, порывов к достижению мирового господства уже с использованием не столько мощи оружия, сколько возможностей информационных технологий, являются проявлениями антиформации. Она характерна для несостоявшихся, деградирующих, утрачивающих свою суверенность государств. Ярким примером антиформации является проект Украина как Антироссия.

Идеологическая, технологическая и историческая база антиформации современного мира. Идеологию было принято считать некой «надстройкой» над производи-тельными силами и производственными отношениями. Однако именно идеологии все чаще задают основные векторы как общественных, так и антиобщественных устремлений. Сегодня в разгорающейся мировой информационной войне они требуют особого внимания со стороны государства, спецслужб, правоохранительных органов.

Под идеологией принято понимать систему взглядов и идей, которые отражают наше отношение к окружающей действительности. Идеология может объединять людей или разъединять на враждующие лагери. Она может оформляться в программных документах.

Главное же, идеология, оказывая влияние на личностные качества человека, об-разует в сознании некую глобальную матрицу обоснования права на определенные действия и поступки, на образ жизни, на отношение к прошлому, настоящему и будущему.

На разных исторических этапах мир не раз сталкивался с угрозами таких деструктивных идеологий как расизм и терроризм. В русле нацистской идеологи были методично уничтожены миллионы людей, признанных представителями «неполно-ценных» народов или просто мешавших установлению мирового порядка, основанного на беспрецедентном насилии. К сожалению, самые мрачные страницы истории оказались далеко не до конца осознаны человечеством.

«Сегодня одной из основных угроз нашей цивилизации является ложное информационное поле, которое все более плотно окутывает человечество» заметил в од-ном из своих интервью А.М. Сергеев, бывший президентом РАН [4].

Вообще ложь между людьми, сообществами, народами присутствовала всегда. Но начало нашего века было ознаменовано провозглашением информационного общества, и с развитием глобальных сетей ложь стала принимать глобальный характер. На фоне триумфа информационных технологий всемирная паутина Интернета все чаще становилась не только средой, формирующей и генерирующей огромные объемы самых разнообразных деструктивных идей, но и фактором образования и развития очагов антиформации в виде уже сетевых или пока виртуальных сообществ, нацеленных на экстремистскую и террористическую деятельность.

Вышедшая на арену цифровизация стала стремительно захватывать и, образно говоря, перемалывать в своих электронных жерновах все сферы жизни и деятельности людей. Об угрозах цифровизации уже немало сказано. Не исключено, что последствия цифровой трансформации с введением западных стандартов в сфере образования и пробелами в знании истории и формировании научного мировоззрения потребуют масштабных мер по дедибилизации молодых поколений во многих странах и регионах.

Впереди же нас ожидает еще один, небезопасный для сознания людей переход, а именно, массовое погружение в виртуальные миры. Это технологии, например, дополненной реальности, виртуальной реальности или уже так называемая «мета все-ленная» – конвергенция физической, виртуальной и дополненной реальности в общем онлайн-пространстве.

Масштабные акции информационной войны против России сейчас строятся на дипфейках, т.е. уже целенаправленной «глубокой» лжи, а именно, создании компрометирующих нереальных событий. Фабрики фейков, организованная деятельность сотен «специалистов информационной войны», тысяч «любителей», подрабатывающих на войне, создают такой информационный фон, лавины таких сообщений, которые порождают в сознании людей не столько собственно информацию, сколько ее противоположность.

Противоположностью информации, отражающей окружающую реальность и, главное, позволяющей адекватно реагировать на угрозы безопасности, являются информационные вирусы лжи и вражды в отношениях между людьми и народами.

Так, на фоне углубляющегося мирового кризиса сегодня на передний план вы-шла русофобия с культурой отмены всего русского. Здесь возможности современных цифровых технологий служить деструкции и генерировать то, что представляется противоположностью информации, проявляются в самых разных формах и сферах.

Из глубины веков всплыла неприязнь Запада к Востоку, например, зависть складывающихся национальных западноевропейских государств к многонациональной Византийской Империи. Когда на Западе в ожесточенных междоусобицах и грабежах шел передел территорий и сфер влияния, богатства процветающей Византии не давали покоя любителям легкой наживы и породили такую зависть, которая пере-жила столетия.

Россия с ее необъятными просторами и неисчерпаемыми ресурсами, став духов-ной преемницей православной Византии, взяла на себя миссию противостояния экспансии католического запада. Поражения в многочисленных попытках разрушить и покорить нашу великую страну не могли не оставить следов вражды и стремлений к реваншу в исторической памяти народов Германии и Франции, Швеции и Финляндии, Польши и многих других, принимавших участие в нашествиях под знаменами, скажем, Наполеона или Гитлера.

Сегодня с применением цифровых технологий воздействия на массовое сознание активно возрождаются извращенные образы прошлого. О захватчиках и предателях, грабителях и убийцах прошлых времен создаются героические мифы. Одновременно о действиях российских вооруженных сил фабрикуются такие потоки лжи в дипфейках, которые, разжигая русофобию, формируют уже глобальную антиформацию, охватывающую страны и регионы.

Хотя антиформация, построенная на лжи и деструкции, противоестественна, она зачастую имеет весьма разветвленные исторические, мировозренческие и идеологические корни. Парламенты «недружественных» стран сегодня рукоплещут «либерально-демократическому» нацизму в «украинском варианте». Мы же, следуя известной методологии [5], выделим «три источника и составные части» мирового нацизма.

Родовым источником европейского и американского нацизма является, в первую очередь, колониализм, а именно, подъем западной цивилизации за счет ограбления и эксплуатации народов Азии и Африки, американского континента. В этом же ряду труд насильно завозимых рабов на плантациях американских штатов. Обогащение средневековой Европы началось с крестовых походов. Только из захваченного в 1204 г. Константинополя драгоценности вывозились более 50 лет [6].

Базовые ментальные источники нацизма сформированы западноевропейской философией, диалектически обосновавшей могущество человека и поставившей его на место Бога. В русле мальтузианства и социального дарвинизма строились разнообразные теории высших и низших рас, которые воплощались в погромы и массовые убийства жителей «цивилизованных» стран.

Наконец, наиболее глубинные, условно духовные источники нацизма коренятся в древних языческих культах и поклонении идолам силы. Энергия ненависти требует человеческих жертвоприношений и ритуалов, переходящих в кровавые оргии.

Споры мирового нацизма, порождающие антиформацию, сегодня прорастают иррациональным стремлением к мировому доминированию, новыми волнами шовинизма с пренебрежением жизнью людей и народов, не входящих в «круг избранных», терроризмом с невиданной ранее показной жестокостью.

Идеология истинной человечности и борьба за историческую правду против антиформации. Информационные вирусы деструкции могут проникать в то сознание, в котором образуется идеологический вакуум или идеологический хаос. В современном мире этот хаос обусловлен глубочайшим кризисом либеральной идеологии.

Она успешно выполняла свою функцию обоснования прав обогащаться и потреблять на этапах становления и развития капитализма. Но на его закате стала про-являть все более деструктивный характер, оправдывая экспансию, агрессию в борьбе за мировое доминирование и настойчиво пропагандируя самые низменные человеческие пороки. Более того, современный нацизм набирает силу именно в русле деградирующего либерализма.

Информационные антитела, защищающие иммунную систему сознания от деструкции, могут вырабатываться с консервативной идеологией. Однако, обосновывая право на защиту традиционных ценностей, консерватизм представал неким тормозом на пути прогресса. Развитие глобальной антиформации коренным образом меняет ситуацию. Выступая на Валдайском форуме 2021г., Президент РФ В.В. Путин, опираясь на работы русского философа Н. Бердяева, отметил, что умеренный, разумный консерватизм – это не препятствие движению вперед и вверх, а защита от отката назад, от падения вниз, от деградации и хаоса [7]. Действительно, когда западный мир стремительно «откатывается» от своих же традиционных ценностей, когда рушится мировой проект «глобализация», когда социальные революции вы-рождаются в политический экстремизм и терроризм, для сохранения нашей цивилизации требуется твердый моральный фундамент.

В то же время только защищаясь, сложно рассчитывать на большие успехи в борьбе с социальной деструкцией, на победу в неутихающей мировой информационной войне, на оздоровление отравленного ложью сознания огромных масс людей и целых народов, населяющих страны и континенты.

В пространстве основных мировых идеологий выделяется и социалистическая идеология с приоритетом справедливости в отношениях между людьми и народами. В прошлом веке социальный прогресс связывался с коммунистической идеологией, обосновавшей право на бескомпромиссную борьбу с капиталистической эксплуатацией, с колониализмом, со всем, что угнетает человечество, мешает движению вперед к «светлому будущему».

Нельзя не отметить, что, если для либерализма идеалом был человек-потребитель, консерватизму требуется человек-защитник, то идеология, которая являлась государственной в Советском Союзе, была направлена на воспитание человека-творца. Так и было обозначено в программных документах коммунистической партии и сложно отрицать, что творческий потенциал этой идеологии не находил реализацию в весьма эффективной системе образования, подготовке высоко-квалифицированных специалистов, в достижениях советских ученых.

Сегодня «эпоха перемен» – это не просто образ нашего времени, это не только отражение стремительных изменений на мировой арене, это неуклонное втягивание в смертельную схватку за будущее нашей страны и всего человечества. В этой схватке мир как никогда поляризован, и главный раскол прошел по границе правда

– ложь. Специальная военная операция на Украине высветила ту бездонную про-пасть, которая разделяет истинную человечность в жертвенных поступках по спасению и защите жизней людей и нацистско-сатанистскую бесчеловечность в массовых убийствах «не своих» мирных граждан.

Как бы не было сложно задачи по демилитаризации, по денацификации Украины, да и всей «недружественной» Европы будут решены. Главный вопрос современности, что мы, наше государство, наша цивилизация сможем предложить миру, какое будущее, какое миропонимание, какую духовность, наконец, какую идеологию? Но начинать надо с себя, с искоренения той антиформации, которая пыталась поглотить и наше общество в хаосе разрушительных реформ и криминальных разборок, сепаратизма и терроризма, переходящих в военные столкновения.

Создание хаоса у противника – прием известный. В то же время в США этому были посвящены фундаментальные исследования в области нелинейных систем, теории катастроф, синергетики, фракталов, неравновесной самоорганизации. В весьма скрытом, завуалированном режиме специалисты и ученые из разных сфер «трудились» над «управляемым хаосом» в институте Санта Фе, созданном в 1984 г. под эгидой Пентагона и Госдепа. В результате были обозначены такие аттракторы хаоса, которые должны подвести социально-экономическую систему страны к критическому состоянию. Среди них: содействие либеральной демократии, поддержка рыночных реформ, повышение экономических стандартов, поддержка внесистемных СМИ и, главное, деидеологизация, т. е. уничтожение какой-либо цементирую-щей общество идеологии. Жертвами этих «новаций» стали не только многие «молодые», но и традиционно стабильные государства. Попытки опрокинуть в хаос пред-принимались и против нашей страны. В Конституции Российской Федерации, принятой в 1993 г., осталось положение о том, что «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

На самом деле, так же как многообразие религиозных конфессий в нашей много-национальной стране не исключает единства морально-нравственных начал, плюрализм идеологических предпочтений никак не противоречит наличию государственной идеологии, отражающей и объединяющей стремления и чаяния народов нашей страны. Более того, наша идеология должна быть привлекательной и притягательной для жителей других стран и регионов.

Именно государственная идеология должна давать обоснование прав на бескомпромиссную борьбу за суверенитет России, на владение и использование своих природных ресурсов, на твердые позиции в отстаивании исторической правды, на защиту русского мира, на недопущение угроз антиформации, на творчество в построении справедливого будущего. Такая идеология требует достойного оформления. Также, как герб, гимн, флаг и конституция, идеология будет необходимым атрибутом государства. Государственная идеология, как идеология истинной чело-вечности, требуется для воспитания поколений защитников и творцов.

Список литературы:

  1. Уэбстер Ф. Теория информационного общества / пер. с анлг. – М.: Аспект Пресс, 2004.
  2. Овчинский А.С., К.К. Борзунов, Чеботарева С.О. Информационные координаты: Управление. Про-тивоборство. Безопасность. – М.: Горячая линия – Телеком, 2018.
  3. Юзвишин И.И. Информациология, или Закономерности процессов и технологий в микро- и макро-мирах Вселенной. 3-е изд., испр. и доп. – М.: Радио и связь, 1996.
  4. Гость Александр Сергеев. Познер / Выпуск от 07.02.2022. URL: https://1tv.ru.
  5. В.И. Ленин Три источника и три составные части марксизма / Полное собрание сочинений. 5-е изд. Том 28. – С.40-48.
  6. Гибель империи. Византийский урок. 2008. URL: https://ok.ru/video/277504264819.
  7. Выступление В.В. Путина на Форуме «Валдай». 2021. URL: https://youtu.be/mG5U4RtqcHs.

Ovchinskij A. S., Zhuravlenko N. I. Antiformation as a security threat to the world community in conditions of hybrid war and digital transformation // Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 1. – Р. 49-56.

Аnti-formation is a new concept that reflects the degradation of society under the pressure of huge flows of lies. With the development of global communications, the false information field began to pose a real threat to modern civilization. Lies, like information, are represented by tools of influence and levers for controlling world processes. Nazi regimes, terrorist enclaves, fascist states, militaristic aspirations, impulses for world domination are considered as a manifestation of anti-formation. Ideology is revealed as a global matrix of substantiation of the rights to actions and deeds of people

Key words: information theory, lie viruses, mass consciousness, degrading states, information society, digital transformation, fake factories, sources of Nazism, security threats, state ideology.

Spisok literatury

  1. Uebster F. Teoriya informacionnogo obshchestva / per. s anlg. – M.: Aspekt Press, 2004.
  2. Ovchinskij A.S., K.K. Borzunov, CHebotareva S.O. Informacionnye koordinaty: Upravlenie. Protivo-borstvo. Bezopasnost’. – M.: Goryachaya liniya – Telekom, 2018.
  3. YUzvishin I.I. Informaciologiya, ili Zakonomernosti processov i tekhnologij v mikro- i makromirah Vselennoj. 3-e izd., ispr. i dop. – M.: Radio i svyaz’, 1996.
  4. Gost’ Aleksandr Sergeev. Pozner / Vypusk ot 07.02.2022. URL: https://1tv.ru.
  5. V.I. Lenin Tri istochnika i tri sostavnye chasti marksizma / Polnoe sobranie so-chinenij. 5-e izd. Tom 28. – S.40-48.
  6. Gibel’ imperii. Vizantijskij urok. 2008. URL: https://ok.ru/video/277504264819.
  7. Vystuplenie V.V. Putina na Forume «Valdaj». 2021. URL: https://youtu.be/mG5U4RtqcHs.

.