Анализ рекомендаций Верховного Суда РФ по применению института необходимой обороны

JOURNAL: « SCIENTIFIC NOTES OF V.I. VERNADSKY CRIMEAN FEDERAL UNIVERSITY. JURIDICAL SCIENCE»,

SECTION:

Publication text (PDF)

Анализ рекомендаций Верховного Суда…

Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Юридические науки. – 2023. – Т. 9 (75). № 1. – С. 334–339.

УДК 343.233

АНАЛИЗ РЕКОМЕНДАЦИЙ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ПО ПРИМЕНЕНИЮ ИНСТИТУТА НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ

Донская О. Г., Москалева Е. Н., Розатос М. М.

В статье представлен авторский анализ института необходимой обороны, осмыслены коррективы, внесенные Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в Постановление от 27 сентября 2012 г. N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задер-жании лица, совершившего преступление». Наряду с анализом общепризнанных критериев правомер-ности необходимой обороны, проведенного на основании значительного количества научных сужде-ний, согласующихся с новеллами положений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 г. N 19, авторами определено значение судебного толкования для юри-дической квалификации дел о необходимой обороне и для обеспечения безопасности личности в со-временном обществе.

Авторы приходят к выводу о необходимости повышения правосознания граждан для формирова-ния положительных установок осознания необходимой обороны в качестве общественно-полезного действия, а также условий правомерности применения данного института. В заключении авторами отмечается, что перспективным направлением в рамках реализации института необходимой обороны является виктимология. В современном обществе назрела необходимость в обучении граждан (начиная

  • юного возраста) навыкам самообороны. Виктимологическое образование будет способствовать по-вышению уровня культуры самообороны и обеспечит соблюдение пределов необходимой обороны в механизме совершения преступления с инверсией ролей.

Ключевые слова: необходимая оборона, виктимология, посягательство, потерпевший, правомер-ность, законодательство, право, дополнение, жилище, опасность, оружие, состояние обороны, судеб-ная практика.

Смотря на историю сквозь века, мы можем заметить, что утверждение и одобре-ние права на оборону от угрожающей опасности свойственно большинству законо-дательств. Именно это подтверждает незыблемость теории о прирождённом свой-стве данного права. Исходя из этого, следует закономерный вывод о том, что это свойство является основанием законности естественного права обороны. В своё время Цицерон пришёл к такому же выводу, сказав следующую фразу: «Итак, этот закон, судьи, не записанный, но природный, который мы не выучили, восприняли, прочли, но из самой природы взяли, почерпнули, извлекли».

Тем не менее, в сфере обеспечения охраны и безопасности интересов гражданина и общества в целом государство не может действовать в одиночку без помощи и поддержки других составляющих элементов общественной жизни. Эту необходи-мость упоминает отечественный учёный-правовед Г.С. Фельдштейн в своих трудах цитируя мнение немецкого криминалиста: «Государство и не может даже считать своей задачей быть охранителем каждого индивидуума в каждый момент его бы-тия» [1, с. 17]. Именно это вызывает у государства единственно истинный путь движения к провозглашению института необходимой обороны и его законодатель-ного регламентирования для поддержания правопорядка и возможности защищать гражданам своими силами права, либо охраняемые законом интересы общества и самого государства.

Будет справедливо согласиться с мнением В.В. Меркурьева в том, что эффектив-ность реализации права на необходимую оборону во многом зависит от того, насколько граждане почувствуют свою правовую защищённость [2, с. 16]. При реа-

Донская О. Г., Москалева Е. Н., Розатос М. М.

лизации права на необходимую оборону жертва посягательства проявляет свою гражданскую позицию.

      • механизме преступления обороняющийся имеет законное право защищать се-бя или других лиц, что в, целом, является социально-одобряемым поведением. За-щищая посторонних лиц от агрессивного посягательства, гражданин проявляет ге-роизм, рискует своей жизнью и здоровьем. В процессе развития ситуации преступ-ления, происходит инверсия ролей, в результате чего агрессору вполне может быть причинен вред. Ситуация обороны специфична, она включает такие необходимые составляющие элементы как: боль, страх, опасность, угроза, гнев, ярость. Жертва испытывает эффект неожиданности от нападения, при этом для преступника не-предсказуемым является поведение потенциальной жертвы, направленное на обо-рону. Поведение обороняющегося во многом будет зависеть от его психологической реакции на нападение, она может быть разной, но в любом случае обороняющийся должен действовать с определенной степенью преобладания, в этом и заключается смысл обороны. Защитить себя и(или) других граждан возможно лишь ответным актом агрессии. Восприятие ситуации преступления нападающим и обороняющим-ся может отличаться, поэтому каждая ситуация преступления индивидуальна и тре-бует тщательной правовой оценки. Испытывая страх и действуя на опережение, жертва посягательства не всегда способна выбрать «взвешенную линию» обороны,
  • момент преступления преобладают эмоции, внутреннее требование справедливо-сти. Именно поэтому социально-одобряемое поведение может трансформироваться
  • противоправное. В силу многозначности жизненных ситуаций правовая оценка необходимой обороны во многом затруднена.
    • соответствии со статьей 126 Конституции России Верховный Суд наделён полномочием давать разъяснения по вопросам судебной практики, что обеспечива-ется Пленумом Верховного Суда РФ [3]. Это является эффективным инструментом толкования законодательства, в том числе норм о необходимой обороне. В связи с возникающими в судебной практике вопросами Пленум Верховного Суда издал По-становление от 31 мая 2022 г. №11 о внесении изменений в постановление Пленума Верховного Суда России от 27 сентября 2012 г. №19 «О применении судами зако-нодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» [4]. Рассмотрим суть данных изменений.

Второе предложение абзаца второго пункта 3 было дополнено словами: «неза-конное проникновение в жилище против воли проживающего в нём лица, не сопря-жённое с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия». Дополнение было внесено как пример конкретной ситуации. Данный пункт повествует о посягательствах, за-щита от которых возможна в пределах, установленных ч. 2 ст. 37 Уголовного Ко-декса Российской Федерации, то есть речь идет об общественно опасных деяниях, сопряжённых с насилием, не опасным для жизни. Например, побои, грабёж, совер-шённый с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья.

    • своё время А.Ф. Кони высказывал мнение по поводу вторжения в жилище: «Кто врывается ко мне ночью, о том положительно можно сказать, что он возымеет всё что ему попадётся под руки, – даже самого меня скрутит и свяжет, и заткнёт мне рот, чтобы заглушить мои крики» [5, с. 54]. Действительно, кардинально отличается

335

Анализ рекомендаций Верховного Суда…

ситуация обороны в зависимости от места совершения преступления: в обществен-ном месте или в жилище.

Отечественный юрист-криминолог Н.С. Таганцев в своих рассуждениях делал отсылку к Уложению 1845 г., так как оно допускало оборону в широких границах, дозволяя не только насильственную защиту личности, но и неприкосновенность жилища: «Уложение особо об охранении неприкосновенности жилища допуская оборону против вторгнувшегося или вторгающегося, безразлично было ли сделано нападение днём или ночью, грозило ли оно опасностью жизни или другими благами лиц, находящихся в доме, или не грозило» [6, с. 209]. Можно согласиться с мнением Н.С. Таганцева по данной проблематике. Считаем, что современный вектор разви-тия законодательства и правоприменительной практики о необходимой обороне должен далее двигаться именно в этом направлении. Представляется, что у оборо-няющегося должно быть больше возможностей для обороны, т.к. в механизме дан-ного преступления именно обороняющийся является «страдательным лицом» – по-тенциальной жертвой внезапного агрессивного преступления.

Дополнение, внесенное в действующее постановление о применении судами за-конодательства о необходимой обороне, в современных реалиях очень актуально и было необходимо как «воздух», ведь само по себе незаконное проникновение в жи-лище, не сопряжённое с насилием опасным для жизни, уже говорит явно не о поло-жительном намерении вторгнувшегося лица, даже если проникновение не связано с непосредственной угрозой применения какого-либо насилия. Восприятие любым человеком появления незнакомца в доме однозначно рассматривается как угроза для жизни и здоровья. Кроме того, в жилище могут находиться дети, старики, инва-лиды, тяжелобольные граждане, в силу возрастных или психофизиологических ха-рактеристик, не способные обороняться. Общепринято, что дверь жилища защища-ет лиц в нем проживающих от постороннего вмешательства в их личную жизнь и одновременно обеспечивает их телесную неприкосновенность. Пребывая на улице, в парках, скверах, площадях, на транспорте, люди ведут себя осмотрительно, в учебном и трудовом коллективе — согласно соответствующей обстановке. Дома лю-ди расслаблены, не ожидают опасности. Если на территории жилища появляется посторонний, то домочадцы начинают ощущать себя потенциальными жертвами, испытывают чувство страха за свою жизнь и жизнь близких родственников. Поэто-му в большинстве случаев, потенциальные жертвы действуют на опережение, за-щищают себя и семью от потенциальной угрозы. Обсуждаемая ситуация не может трактоваться иначе как состояние необходимой обороны. В таких ситуациях необ-ходимая оборона обеспечивает потребность в самосохранении и безопасных усло-виях существования. Когда потенциальный потерпевший находится в жилище, от-ступать ему некуда. Для подкрепления данной позиции стоит обратить внимание на высказывание В.Л. Зуева: «Такие действия признаются не только не уголовно нака-зуемыми, но, более того, морально поощряемыми, общественно полезными, по-скольку препятствуют реализации преступных намерений, создают обстановку не-терпимости к противоправным проявлениям» [7, с. 7]. Новый подход к оценке ситу-ации обороны в жилище имеет большое превентивное значение: каждый преступ-ник должен знать, что, проникая в чужое жилище, нарушая его неприкосновен-ность, рискует жизнью и здоровьем.

Донская О. Г., Москалева Е. Н., Розатос М. М.

Пункт 8 Постановления был дополнен вторым абзацем: «защита была осуществ-лена при обстоятельствах, свидетельствующих о наличии реальной угрозы совер-шения общественно опасного посягательства, а действия обороняющегося лица непосредственно предшествовали такому посягательству и были направлены на его предотвращение (например, посягающее лицо высказывало угрозу немедленного применения насилия в условиях, при которых у оборонявшегося лица имелись ос-нования опасаться осуществления этой угрозы, направляло в сторону оборонявше-гося лица оружие, что свидетельствовало о намерении посягающего лица приме-нить это оружие непосредственно на месте посягательства)». Данные коррективы Постановления можно рассматривать как уточнение на примере конкретной шаб-лонной ситуации, ведь, согласно действующему законодательству состояние необ-ходимой обороны возникает не только с момента начала общественно опасного по-сягательства, не сопряжённого с насилием, опасным для жизни, но и при наличии реальной угрозы такого посягательства, то есть с того момента, когда посягающее лицо готово перейти к совершению соответствующего деяния (ч. 2 ст. 37 УК РФ). Необходимость превентивных действий может быть обусловлена только наличием реальной опасности. Когда нападающее лицо готово в данный момент перейти от слов к действию, тем более, если у нападающего имеется оружие или предмет схо-жий с оружием, что для обороняющегося имеет значение, ибо его жизнь и здоровье находится в реальной опасности. Например, нападающий взял в руки нож, пытается его раскрыть. Нет нужды ждать момента, когда нападающий попытается причинить реальный вред, необходимо действовать на опережение.

Проблему словесных угроз, совмещённых с демонстрацией оружия нападающим упоминал В.В. Меркурьев: «Выражение угрозы обладает повышенной степенью общественной опасности, так как оказывает сильное психическое воздействие на человека и в большинстве случаев полностью парализует волю потерпевшего к со-противлению, поскольку факт наличия оружия или совершения «предварительных» преступных действий означает для него потенциальную возможность использова-ния этого оружия против него в любой момент времени в случае неповиновения» [2, с. 131]. Представляется, что единственно правильным будет признание превентив-ных действий обороняющегося в качестве состояния необходимой обороны в виду нахождения в руках нападающего оружия. У обороняющегося должна быть право-мерная возможность причинения любого вреда вооруженному посягающему. Это обосновано особым психическим воздействием преступника на жертву посредством демонстрации оружия.

Пункт 9 Постановления был дополнен абзацем вторым: «Вместе с тем не могут признаваться провокацией нападения правомерные действия лица, в том числе направленные на пресечение нарушения общественного порядка». С точки зрения общественной полезности государство и общество всегда должно быть заинтересо-ванно в активных действиях граждан по защите и недопущению нарушения обще-ственного порядка. По мнению Г.С. Фельдштейна, лицо, прибегая к насильствен-ным действиям в рамках защиты прав, действует только на благо правопорядка и во имя его поддержания [1, с. 18].

Накладывая данное положение на ч. 1 ст. 37 Уголовного Кодекса России, необ-ходимо упомянуть, что не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите охраняемых интересов

337

Анализ рекомендаций Верховного Суда…

общества или государства от общественно опасного посягательства. Из данного определения берёт своё начало рассматриваемое дополнение. Пленум Верховного Суда РФ идёт по пути разъяснения и установления границ более конкретных ситуа-ций, толкуя основное определение необходимой обороны. Следует констатировать, действия граждан, направленные на пресечение нарушений общественного порядка, являются законными и должны лишь получать всевозможное одобрение.

Пункт 13 Постановления был дополнен седьмым абзацем. Верховный Суд Рос-сии ещё раз напоминает судам о невозможности неприменения принципа презумп-ции невиновности и что бремя доказывания преступления лежит на стороне обви-нения, а все сомнения в наличии состояния необходимой обороны или виновности лица в превышении её пределов толкуются в пользу подсудимого.

Верным представляется мнение В.В. Меркурьева, в соответствии с которым: «Люди не столько боятся стычки с правонарушителями, сколько дальнейшего раз-бирательства, в котором обороняющийся выступает в роли подозреваемого, обвиня-емого или подсудимого» [2, с. 16]. Данное утверждение постепенно утрачивает свою актуальность, т.к. обобщая и анализируя судебную практику о применении института необходимой обороны, Верховный Суд РФ приходит к выводам о необ-ходимости повышения правовых гарантий потенциальных жертв агрессивных пре-ступлений.

Заканчивая анализ новых разъяснений высшей судебной инстанции, следует от-метить их важную роль в совершенствовании подходов судебной практики по рас-смотрению дел о необходимой обороне. Благодаря данным разъяснениям, осу-ществляется не только толкование норм о необходимой обороне, обеспечивается единообразие судебной практики, но и расширяются возможности самообороны. Проблема эффективности применения законодательства о необходимой обороне связана с ролью гражданского общества в системе противодействия преступности. Обеспечение правоохраны – это задача общества, в целом, и каждого гражданина, в частности.

Перспективным направлением в рамках реализации института необходимой обо-роны является виктимология. В современном обществе назрела необходимость в обучении граждан (начиная с юного возраста) навыкам самообороны. Виктимоло-гическое образование будет способствовать повышению уровня культуры самообо-роны и обеспечит соблюдение пределов необходимой обороны в механизме совер-шения преступления с инверсией ролей.

Список литературы:

  1. Фельдштейн Г.С. О необходимой обороне и её отношении к так называемому «правомерному само-управству» — СПб.: Типография правительствующего сената 1899. – С. 17-18.
  2. Меркурьев В.В. Состав необходимой обороны // Санкт-Петербург. Издательство Р. Асланова. «Юридический центр Пресс». 2004. – С. 16, 131.
  3. Федеральный конституционный закон от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 10.02.2014. N 6. Ст. 550.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.05.2022 N 11 «О внесении изменений в поста-новление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 года N 19 «О приме-нении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» // Официальный сайт Верховного Суда. – URL: http:// vsrf.ru (дата обра-

щения: 25.09.2022).

  1. Кони А.Ф. О праве необходимой обороны. Московские университетские известия. М., 1866. – С. 54.
  2. Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. РАН. Ин-т государства и права. — М.: Наука, 1994.

– С. 209.

  1. Зуев В.Л. Необходимая оборона и крайняя необходимость. — М., 1996. – С. 7.

Донская О. Г., Москалева Е. Н., Розатос М. М.

Donskaya Olga G., Moskaleva Elena N., Rozatos Mikhail M. Analysis of the recommendations of the supreme court of the Russian federation on the application of the institution of necessary defense //

Scientific notes of V. I. Vernadsky crimean federal university. Juridical science. – 2023. – Т. 9 (75). № 1. – Р.

334–339.

The article presents the author’s analysis of the institution of necessary defense, comprehends the correc-tions made by the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation to the Resolution of September 27, 2012 N 19 «On the application by the courts of the legislation on necessary defense and infliction of harm during the arrest of a person who has committed a crime.» Along with the analysis of the generally recognized criteria for the legitimacy of necessary defense, carried out on the basis of a significant number of scientific judgments that are consistent with the novelties of the provisions of the Decree of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation of September 27, 2012 N 19, the authors determined the importance of judi-cial interpretation for the legal qualification of cases on necessary defense and for ensuring the security of the individual in modern society.

The authors come to the conclusion that it is necessary to increase the legal awareness of citizens in order to form positive attitudes to realize the necessary defense as a socially useful action, as well as the conditions for the legality of the application of this institution. In conclusion, the authors note that a promising direction in the implementation of the institution of necessary defense is victimology. In modern society, there is a need to train citizens (starting from a young age) in self -defense skills. Victimological education will help to in-crease the level of self-defense culture and ensure that the limits of necessary defense are observed in the mechanism of committing a crime with role inversion.

Keywords: necessary defense, victimology, encroachment, victim, legitimacy, legislation, law, addition, dwelling, danger, weapon, state of defense, judicial practice.

Spisok literatury:

  1. Fel’dshteyn G.S. O neobkhodimoy oborone i yeyo otnoshenii k tak nazyvayemomu «pravomernomu samoupravstvu» — SPb.: Tipografiya pravitel’stvuyushchego senata 1899. – S. 17-18.
  2. Merkur’yev V.V. Sostav neobkhodimoy oborony // Sankt-Peterburg. Izdatel’stvo R. Aslanova.

«Yuridicheskiy tsentr Press». 2004. – S. 16, 131.

  1. Federal’nyy konstitutsionnyy zakon ot 5 fevralya 2014 g. N 3-FKZ «O Verkhovnom Sude Rossiyskoy Fed-eratsii» // Sobraniye zakonodatel’stva Rossiyskoy Federatsii. 10.02.2014. N 6. St. 550.
  2. Postanovleniye Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 31.05.2022 N 11 «O vnesenii izmeneniy v post-anovleniye Plenuma Verkhovnogo Suda Rossiyskoy Federatsii ot 27 sentyabrya 2012 goda N 19 «O primene-nii sudami zakonodatel’stva o neobkhodimoy oborone i prichinenii vreda pri zaderzhanii litsa, sovershivshego prestupleniye» // Ofitsial’nyy sayt Verkhovnogo Suda. – URL: http:// vsrf.ru (data obrashcheniya: 25.09.2022).
  3. Koni A.F. O prave neobkhodimoy oborony. Moskovskiye universitetskiye izvestiya. M., 1866. – S. 54.
  4. Tagantsev N.S. Russkoye ugolovnoye pravo: Lektsii. RAN. In-t gosudarstva i prava. — M.: Nauka, 1994. – S. 209.
  5. Zuyev V.L. Neobkhodimaya oborona i kraynyaya neobkhodimost’. — M., 1996. – S. 7.

.

339